Призываем меценатов и спонсоров поддержать наш некоммерческий научно-исследовательский проект.

Формат PDF См. также: Реконструкция историиРеконструкция истории Версия для печати
Реконструкция истории

Реконструкция историиМатериалы расследования

Глава 2. «Святая двоица»

  Кто верит в Магомета, кто – в Аллаха, кто – в Иисуса,
Кто ни во что не верит – даже в чёрта, назло всем.
Хорошую религию придумали индусы:
Что мы, отдав концы, не умираем насовсем.
Высоцкий В.С. «Песня о переселении душ»

В настоящий момент мы ещё не располагаем достаточным объёмом знаний, чтобы начать всеобъемлющее и полноценное расследование, касающееся происхождения всех мировых религий. Если прибегнуть к иносказаниям, то современную историю благодаря стараниям многочисленных фальсификаторов можно сопоставить с избушкой на курьих ножках, где, как известно, нет ни окон, ни дверей. Но только вот мы поставили перед собой дерзкую задачу каким-то образом во что бы то ни стало проникнуть внутрь, чтобы навести там порядок. Казалось бы ситуация совершенно патовая, и, надо отметить, что Постников М.М. как раз и придерживался при жизни такого пессимистичного мнения. Но поспешу обрадовать: здесь им не учтён общеизвестный факт, что правда, как историческая, так и вообще любая другая, будучи даже за семью печатями, обладает таким свойством лезть наружу через все возможные щели и бреши. И стоит лишь ухватиться за образовавшуюся буквально из ничего ниточку, как клубок противоречий и хитросплетений фальсификаторов начнёт сам по себе понемногу разматываться. Конечно же, фальсификаторы слишком уж сильно запутали и затянули этот клубок, и время от времени будут попадаться узлы, препятствующие дальнейшему распутыванию. Но что такое узел по своей сути? Как бы один человек его изощрённо ни заплёл, всегда найдётся кто-нибудь другой, способный всё это распутать. Поэтому нам с Вами сейчас надо лишь за что-нибудь зацепиться, чтобы потянуть нить.

Начать нам следует, по всей видимости, именно с темы происхождения некоторых мировых религий, так как она самым тесным образом связана с мировой историей, события которой зачастую происходили на фоне крестовых походов и прочих завоеваний под предлогом распространения и популяризации определённого религиозного вероучения. Поэтому я обязан каким-то образом разорвать этот образовавшийся замкнутый круг, чтобы с чего-то начать наше углубление в прошлое. Зацепок конечно же существует много, но я тем не менее предлагаю всё-таки сначала сделать краткий критический обзор темы архаичных иудаистских течений. А впоследствии, когда мы уже будем обладать достаточным объёмом аналитической информации, займёмся уже более углублённым развёртыванием этой темы в последующих главах настоящего расследования по мере поступления новых данных.

Что нам говорит каноническая история по этому поводу? Дескать до христианства практически повсюду господствовало язычество, если не считать крохотный островок иудаизма на Ближнем Востоке. Даже непонятно на этом фоне, почему иудаизм был включён в список мировых религий, будучи вероисповеданием лишь совсем небольшой горстки израильтян, о которых подавляющее большинство их современников даже не знало из-за их малочисленности и незначительности? Уже хотя бы из этих элементарных соображений можно заподозрить некоторое лукавство со стороны ортодоксальной истории. Так давайте разберёмся с этим со своих собственных позиций, отбросив в сторону традиционное мнение на этот счёт, поскольку оно не выдерживает даже самой простой и незамысловатой критики.


Но сначала надо всё-таки привести несколько слов по поводу созвучий между различными словами, именами и названиями. Дело в том, что, как оказалось на деле, разные люди вкладывают совсем различные смыслы в такое казалось бы недвусмысленное понятие как созвучие. Но без этого мы никак не достигнем взаимопонимания в процессе данного расследования, если будем трактовать одно и то же слово по-разному. Созвучны ли к примеру слова: «год» и «гад»? Подавляющее большинство людей отвечают положительно на этот вопрос, хотя всё равно есть единицы, не вполне согласные с этим общепринятым мнением, поскольку они видят в понятии «созвучие» лишь нечто вроде синонима понятию «рифма». Для таких я могу лишь предложить немного измениться и встать на сторону большинства, для которых понятие «созвучие» ассоциируется в первую очередь с такими понятиями как «сходство», «родство» и отчасти – «согласованность». А теперь другой, но по своей сути аналогичный, пример ещё одной простой пары созвучных слов – «кот» и «год», который тоже признаётся основной массой людей.

Совсем другой случай, кода мы возьмём для сравнения пару слов из двух предыдущих примеров, но в несколько ином сочетании – «кот» и «гад». Точных статистических данных у меня конечно же нет, но интуитивно подозреваю, что количество людей, не видящих тут созвучия, будет несравнимо больше, чем для двух вышеприведённых случаев. А если я предложу для сопоставления на предмет созвучий пару таких известных топонимов, как Венеция и Финикия, то рискую остаться чуть ли не в одиночестве. Нет, профессионалы тут меня легко поймут, и я даже ощущаю, как некоторые, для которых созвучие тут вполне очевидно, сейчас подсмеиваются надо мной и моей проблемой достижения взаимопонимания с большинством людей. Тем не менее я в любом случае обязан считаться с личным восприятием людей, пока ещё не слишком искушённых в этих, признаться, довольно-таки тонких вопросах.

Предлагаю снова вернуться к рассмотрению пары вышеприведённых географических названий – Финикия и Венеция. Думается, излишне тут будет напоминать общеизвестный факт, что латинская буква «C», которая в частности присутствует в слове «Venecia», всегда озвучивалась неоднозначно, обозначая звуки «Ц», «К» и даже «С». А гласные звуки тут можно смело игнорировать, поскольку они наименее устойчивы в человеческой речи и в самую первую очередь поддаются естественным мутациям. Это в принципе – общепризнанное мнение языковедов, и хотелось бы, пользуясь случаем, окончательно договориться на этот счёт, чтобы мне каждый раз при случае не напоминать об этой прописной истине. Таким образом, при анализе слов на созвучие, особое значение имеет костяк из согласных звуков.

Хотя в данном случае наблюдается взаимозамена гласных звуков «Е» и «И», которые настолько родственны друг другу, что безударная буква «Е» обычно озвучивается как «И» практически во всех языках индо-арийского происхождения. Впрочем, то же самое касается пары звуков «О» и «А». Обратите внимание, что в слове Финикия ударение стоит на последнем слоге. Поэтому, если специально написать это название с двумя ошибками – Фенекия, то это ни малейшим образом не изменит звучания соответствующего слова при его прочтении. А ведь в таком ошибочном написании это слово, согласитесь, уже значительно ближе к сопоставляемому топониму – Венеция.

Раз уж зашла речь о различных естественных мутациях согласных звуков, то хотелось бы тоже подытожить всё это, чтобы каждый раз не заниматься обременительным развёрнутым объяснением по поводу той или иной замены звуков. В первую очередь это касается близких звуков, таких как «В» и «Ф»; именно эта мутация фигурирует при превращении Венеции в Финикию. Звук «В» отсутствует в некоторых языках (напр. эллинский); по этой и по многим другим причинам он иногда заменяется на «Б» и даже на «У», хотя последний даже не является согласным звуком. Сюда же надо наверное добавить звук «Г», который при определённых обстоятельствах может выродиться в звуки «Х», «К», «Дж» и даже «Й». Особый случай представляют собой шипящие звуки по той причине, что они отсутствуют во многих языках (латынь, эллинский). Тут даже не существует строгого правила замены, и вместо такого звука может быть равновероятно подставлен звук «Т», «Ц», «Х», «С» или какой-то другой. Иногда также мутирует взаимозаменяясь пара звуков «М» и «Н» (напр. Микола-Никола). Гораздо чаще мы увидим мутации «Р»-«Л» и наоборот в основном при адаптации иноязычных слов.

Приведу ещё несколько характерных пар взаимозаменяемых согласных звуков: «П»-«Ф», «Д»-«Т». Особый случай представляют средневековые германские диалекты, где звуки «Д» и «Т» произносились немного мягче, чем в других языках. По этой причине при адаптации некоторых германских слов в других языках, эти звуки порой заменялись на «Ш» и «Ч». Но это, напомню, касается лишь естественных мутаций. Надо отметить ещё, что порядок следования согласных звуков, составляющих по сути костяк слова, тоже иногда меняется в различных обстоятельствах (напр. Демея-Медея).

А вот фальсификаторы далеко не всегда придерживались этих естественных правил и зачастую подбирали замены по интуиции или согласно своим личным понятиям. Для начала приведу пример естественного искажения, который нам потребуется в дальнейшем: Куликово (поле) - Хелкаф. Здесь след фальсификации отсутствует в явном виде. А вот совсем другой пример, который станет более очевидным лишь по ходу нашего дальнейшего расследования: Китайград-Хаццурим. По меньшей мере один последний звук второго слова здесь имеет очевидное искусственное происхождение («М» вместо «Д»), которое не может быть объяснено естественными изменениями; все остальные искажения здесь с некоторыми оговорками в принципе объяснимы.

И ещё для полноты картины надо добавить, что иногда при адаптации иноязычных слов вырождаются звуки «Г», «Х» и «Й». Особенно часто это проявляется, когда соответствующий звук располагается в самом начале слова. Простейшим примером такой словесной метаморфозы являются два разночтения одного и того же имени: Германарих и Эрманарих. Впрочем, в процессе адаптации случаются и более серьёзные искажения оригинала. В частности в отдельных случаях может вывалиться отдельный даже не обязательно лидирующий слог исходного слова, если не больше. Примеров этому в процессе нашего расследования будет предостаточно.

При этом следует иметь ввиду, что выше перечислены основные наиболее распространённые правила, которые в основном соблюдались в языках, имеющих хотя бы отдалённое генетическое родство. Да и в этих случаях нередко встречаются исключения. А что говорить о совсем далёких языках? Например один из этнонимов, который в одном их средневековых диалектов славянского языка звучал как ростовь, в финском языке прижился уже как руотси. Аналогичная картина зачастую наблюдается в многочисленных заимствованиях из индо-арийских языков в тюркский или арабский, хотя и не всегда.

Строго говоря, эта тема слишком уж всеобъемлюща и достойна, как увидите, отдельной полноформатной книги. Я всего лишь хотел, чтобы Вы на этом начальном этапе расследования получили хотя бы общее представление о рассматриваемом вопросе и воспринимали тем самым смысл слово «созвучие» не в общепринятом, можно сказать обывательском, смысле, а гораздо шире и профессиональнее. Просто именно в таком смысле в основном и используется это слово на страницах данного расследования, подразумевая тут некоторое генетическое чаще всего естественное родство слов, имён и названий, в обязательном порядке сопровождающееся при этом вполне определённым сходством в звучании.


И особым образом наверное следует оговориться насчёт звука «Р». Всё дело в том, что, согласно современному общепринятому мнению профессиональных лингвистов, это чуть ли не самый последний звук, который освоило человечество. От себя добавлю лишь, что этот звук совсем молод – буквально несколько считаных сотен лет, но едва ли больше тысячи. Во всяком случае на самой заре человеческой истории, когда впервые была изобретена письменность, этот звук уже определённо существовал хотя бы в некоторых отдельных языках, о чём к примеру свидетельствует наличие соответственных букв для обозначения этого звука в самых древних системах письма.

Между прочим во многих языках этот звук отсутствует и поныне. В частности это касается почти всех языков юго-восточной Азии, включая сюда и китайский язык. Поэтому жители данного региона, не приученные с детских лет произносить звук «Р», при общении на других языках обычно озвучивают его как «Л». Точно также, кстати говоря, поступают и дети, которые ещё не научились выговаривать этот трудный в произношении звук. К тому же дети обычно полноценно осваивают этот звук в самую последнюю очередь, что является ещё одним подтверждением сравнительной его новизны в обще-человеческой фонетике.

Ну, а в средние века, как мы сможем в этом неоднократно убедиться, многими людьми звуки «Р» и «Л» зачастую вообще не отличались друг от друга и свободно взаимозаменялись. Впрочем, что там говорить о каком-то далёком и тёмном средневековье, если этот процесс не завершён ещё и поныне? В качестве наглядного примера взаимной замены этих двух звуков могу привести современное испанское слово «гринго», прочно прижившееся изначально в Латинской Америке. Это слово, как известно, образовано от самоназвания англичан (англ. English).

§ 1. Славяне

Я вообще-то не собираюсь гадать тут, какие формы приобретали различные религиозные культы в доисторическую эпоху? Будем только анализировать сохранившиеся письменные свидетельства. Уверяю, их и так слишком много, чтобы запутать кого угодно. Вспомните только различные национальные пантеоны, включая заодно уж и славянский, и голова сразу же пойдёт кругом. Но нашу задачу упрощает то, что все эти многочисленные пантеоны обладают неким свойством подобия. Это значит, что практически любому более-менее значительному богу из одного пантеона существует определённое соответствие практически в любом другом пантеоне. Например, о полной идентичности греческого и латинского пантеонов известно любому грамотному человеку ещё со школьной скамьи. Тем не менее славянский, египетский и даже пожалуй с некоторыми оговорками скандинавский пантеоны точно также входят в эту же самую категорию. Каждый из них, конечно же, имеет свой специфичный национальный колорит. Но это нисколько не меняет общей сущности. Академик А.Т. Фоменко в частности полагает, что все эти пантеоны представляли собой не что иное, как архаичную форму христианства. Ведь каждый такой пантеон имеет верховного бога, а все остальные более-менее второстепенные боги соответствуют христианским архангелам и святым. Я в принципе в основном согласен с такой точкой зрения, но потребуется всё-таки уточнить некоторые детали.

Вроде бы общеизвестен факт, что христианство произошло от иудаизма. Подтверждений этому можно найти великое множество. Тем не менее для тех, кто нуждается в подобных подтверждениях приведу лишь цитату святого мученика Игнатия Антиохийского, который после своей смерти был возведён в ранг христианских святых. Также он известен под именем Богоносец (Теодор) и к цитированию отрывков из его посланий я буду ещё неоднократно прибегать в ходе нашего расследования. Согласно канонической истории, проживал он в эпоху правления римского императора Траяна. А это время по каноническим меркам как раз и выпадает на пик гонений христиан. Сохранилось множество посланий этого епископа. Цитирую здесь лишь совсем крошечный отрывок:

Нелепо призывать Иисуса Христа, а жить по-иудейски; ибо не в иудейство уверовало христианство, напротив, иудейство в христианство, в котором соединились все языки, уверовавшие в Бога.
Игнатий Антиохийский. «Послание к магнезийцам». Глава X.

С происхождением христианства от иудаизма здесь вроде бы всё ясно. Иудейские пророки дохристианской поры долгое время предвозвещали о пришествии царя из рода Давида, помазанника, который, являясь одновременно священником и царём, исполнит всё, что Израиль желает от истинного царя мира. Я не зря привёл слово «помазанник». Дело в том, что греческое слово «христос» как раз и есть перевод с иврита слова «машиах» – помазанник, мессия. Кстати, эпитет «помазанник» употреблялся в Израиле только к царям и первосвященникам, так как коронование царей на трон и священников на служение сопровождалось торжественным помазанием елеем.

В этой связи хочется ещё раз вспомнить создателей «новой хронологии», которые выдвинули предположение, что в дохристианскую эпоху царь всегда совмещал должность первосвященника. Говоря другими словами, наиболее архаичные государства в основном имели теократический характер. И это вполне логично, когда люди первобытного племени сплачивались вокруг своего шамана, который «авторитетно» указывал им как надо поступать в определённой ситуации. Добавлю только, что судебная власть также должна была выпадать на долю того же самого шамана. Кто же кроме него сможет судить «по-божески»? Налогов в современном понимании этого слова таким образом не существовало. Вместо этого были добровольно-обязательные пожертвования своему божеству. И попробуй уж тут не пожертвуй полагающееся… Таким образом первые архаичные государственные образования обязательно должны были унаследовать этот принцип: царь = первосвященник = верховный судья. Фоменко как раз и утверждает, что именно христианство впоследствии сломало этот принцип теократического самодержавия. Так это или нет? – посмотрим дальше.


Настенная роспись с Осирисом

Вернёмся всё-таки к иудейскому пророчеству и пантеонам богов, от которых мы временно отвлеклись. В различных пантеонах это пророчество со временем обрастало специфическими местными деталями. В Египте например он приобрёл черты великомученичества в лице бога Осириса. Впрочем Осирис – это греческое название египетского бога Усира. Хотя в греческом произношении он известен гораздо шире. Поэтому есть смысл использовать в нашем расследовании именно это устоявшееся общеизвестное имя.

Итак Осирис – это уже фактически сбывшееся иудейское пророчество о приходе помазанника. Ему и в самом деле довелось поцарствовать сначала якобы в Египте, унаследовав трон своего отца бога земли Геба (Кеба?). Затем будто бы был предпринят весьма удачный военный поход в Азию для политических и, еще более, культурных завоеваний. За время своего правления он успел совершить достаточно много добрых дел: например якобы научил людей земледелию, садоводству и виноделию и многое другое. Но зачем-то был убит затем своим братом Сетом – богом пустыни. Кстати, вот Вам Сет – самый настоящий прообраз сатаны, что видно даже из звучания его имени. Сначала был вполне добропорядочный бог-ангел, пока не посрамил себя великим грехом братоубийства. Видимо сцена евангельского искушения Христа в пустыне дьяволом тоже каким-то образом связана с богом пустыни Сетом. Наверное эта сцена из биографии Осириса когда-то имелась, но просто не дошла до наших времён. Осириса так или иначе после долгих мытарств его жены и одновременно сестры Исиды (Изиды) воскресили, но он всё равно категорически отказался возвращаться на землю из страны мёртвых. Как видите, в Египте иудейское пророчество сбылось полностью: Осириса запомнили, а сбывшееся пророчество на этом напрочь забылось. Впрочем считается, что вскоре культ Осириса в «греко-римскую» эпоху вышел далеко за пределы Египта. По крайней мере так «компетентно» утверждает каноническая скалигеровская история, черпая свою информацию об античности в основном из фальсифицированных источников.

Кроме того, у меня есть достаточно веские основания полагать, что некоторая часть крестовых походов происходила ещё до того, как христианство в современном его виде получило повсеместное распространение. По крайней мере, евангелия тогда ещё либо не были написаны вообще, либо сильно отличались от современных. И поэтому образ Иисуса Христа получался весьма расплывчатым и неоднозначным для тех, кто поклонялся ему. Например, у вышеупомянутого святого Игнатия в одном из его посланий недвусмысленно сообщается: «я точно знаю, что дева Мария зачала от семени Давидова». Согласитесь, что это больше соответствует иудейскому пророчеству, чем евангельскому непорочному зачатию. Правда кое-какое евангелие (в единственном числе!) Игнатием всё-таки упоминается. Но, по всей видимости, трактовка событий там сильно отличалась от известной нам сегодня канонической версии. Впрочем в настоящий момент мы пока ещё не готовы к детальному изучению темы происхождения христианства, поэтому вернёмся к ней в одной из следующих глав.


Традиционная каноническая история, кстати, относит культ Осириса куда-то там в самую глубь тысячелетий дескать задолго до рождества Христова. Я буду вынужден взять на себя смелость, чтобы не согласиться с такой датировкой. Все эти события по моим беглым прикидкам происходили в средневековье. К сожалению, датировать с большей точностью я на настоящий момент пока ещё не готов, и поэтому отложим скорее всего это занятие до лучших времён.
Египетский крест
на фоне крылатого
солнца
Тевтонский крест
Святой Христофор Бог Гор, поражающий
копьём крокодила
Скульптурное изображение святого Георгия
в Лионе

Осталось, кстати говоря, множество подтверждений родства египетской культуры с европейской. Сравните, к примеру, изображение египетского креста с тевтонским, чтобы убедиться в их полной идентичности. Кроме того сообщу для тех, кто не знает, что прямо в средневековой христианской традиции существовал ещё некий собако-головый святой Христофор, имя которого в переводе с эллинского языка буквально означает «ведущий Христа». Здесь сразу же напрашивается аналогия с египетским богом Анубисом, который обычно приводил с собой возрождённые души к богу. Впоследствии, правда, христианство отказалось от изображения святого в эдаком варварском виде.

Кроме того египетский бог Гор по всей вероятности соответствовал святому Георгию Победоносцу, которого традиционно изображают верхом на коне, пронзающим копьём какого-то водоплавающего змия. Предлагаю Вам для наглядности сравнить эту сцену с изображением египетского Гора, который поражает копьём крокодила. А святой Георгий, изображённый у храма в Лионе, убивает не какого-то там мифического змия, а именно крокодила. Так что, как видите, это европейское изображение ничем принципиально не отличается от своего египетского аналога. Уверен, что многие уже обратили внимание на очевидное созвучие имён Гор и Георгий. Можно было бы при необходимости привести ещё десятки других примеров, подтверждающих общность средневековой христианской мифологии с египетской. Но это выходит далеко за рамки нашего исследования и уводит нас в сторону от рассматриваемой темы.

Особый интерес у меня сейчас вызывает бог Сет, послуживший главной причиной гибели Осириса. Считается, что до этого своего грехопадения он почитался в Египте как вполне добропорядочный бог наравне с другими богами. Однако убийство им Осириса изменило общественное мнение, и Сет в результате стал ненавистен всем. Всё это слишком уж откровенно напоминает библейскую историю о падшем ангеле – Сатане, который сначала тоже ничем не выделялся в сонме ангелов, пока не восстал против божественной воли. К тому же очень похоже на то, что имена «Сет» и «Сатана» созвучны не случайно. Вероятнее всего кто-то из них и послужил в своё время главным прообразом падшего ангела.

Согласно египетским верованиям освободившийся трон Осириса сразу же после его смерти был занят как раз этим Сетом, пока бог Гор не отсудил это место в свою пользу, каким-то образом воскресив попутно Осириса. Однако Осирис всё равно отказался возвращаться на грешную землю к людям, предпочитая вместо этого остаться в стране мёртвых и предоставляя Гору править царством живых.

Если перефразировать всё это с использованием современной христианской терминологии, то получается, что сразу же после трагической гибели Христа на земле наступило более-менее продолжительное царство Сатаны. И это продолжалось до тех пор, пока святой Георгий Победоносец, дескать придя к власти мирным путём, не изменил ситуацию, провозгласив христианство официальной религией империи. Я отбросил только мистические подробности, связанные например с воскресением Христа, так как Осирис в данном случае всё равно остался после этого в царстве мёртвых. Как видите, наша предварительная реконструкция этих событий несколько отличается от того, что нам предлагают современные канонические евангелия на пару с традиционной историей. Хотя надо признать, что определённый параллелизм всё равно существует.

Ещё надо отметить, что Сет послужил не только прообразом Сатаны, но одновременно с этим сыграл ещё роль предателя Иуды Искариота. Ведь при жизни Осириса Сет и в самом деле входил в царскую свиту и был не только одним из приближённых Осириса, но также его кровным родственником – младшим братом.

Слово «сенат» имеет латинское происхождение и в переводе на современный русский язык означает нечто вроде совета старейшин. Использование латинского слова, как увидим впоследствии, вполне правомерно в данном случае. А вот человек, послуживший впоследствии прообразом предателя Иуды, судя по всему был одним из двенадцати сенаторов. По крайней мере все без исключения евангелия недвусмысленно причисляют Иуду Искариота к апостолам. Отметим ещё, что ведь едва ли все простые обыватели Римской Империи знали всех сенаторов поимённо. Ведь средств массовой информации в те времена ещё, естественно, не существовало. Поэтому после трагической смерти реального прообраза бога Осириса для многих людей образ предателя ассоциировался в первую очередь с каким-то безымянным сенатором. Обратите, кстати, внимание, что египетское имя бога Сета созвучно не только с Сатаной, но и с латинским словом «сенат». Впрочем гораздо лучше это же самое созвучие прослеживается при сравнении имени Сатана со словом «сенат».

Впрочем, Иуда Искариот наверное заслуживает по меньшей мере ещё одного упоминания. Просто прозвище Искариот снова оказывается слишком уж подозрительно созвучно слову «сенат», хотя здесь фальсификаторам пришлось немного потрудиться, чтобы извратить это евангельское имя. Впрочем, более детально эту тему нам ещё только предстоит рассмотреть впоследствии. А сейчас мы лишь на стадии предварительного расследования и сбора информации и не можем пока позволить себе такой роскоши, поскольку не располагаем ещё необходимым и достаточным объёмом информации.


Убийство Бальдра

Вероятнее всего отголосок легенды об убитом Осирисе проявился также и в скандинавской мифологии в виде мифа об асе Бальдре, убитом коварством вана Локи, который вложил в руки слепого аса Хёда роковой прутик омелы, послуживший причиной смерти доброго Бальдра. Но этот отголосок всего лишь отдалённо напоминает историю Осириса, которую авторы мифа о Бальдре вероятнее всего знали лишь понаслышке.

Скандинавская мифология вообще выделяется из общего списка известных нам пантеонов весьма специфическими чертами. Это верования викингов. В рамках нашего исследования пока что нет особой необходимости в детальном изучении германо-скандинавского пантеона, поскольку это боковая тупиковая ветвь, а нас ведь больше интересует история христианства. Однако, хотелось бы обратить Ваше внимание на то, что наряду с асами – высшими богами пантеона скандинавов – существовали ещё эльфы, ваны и турсы – некие человекоподобные великаны. Вероятнее всего здесь перечислены четыре различных религиозных культа, которые были известны викингам. Правда эльфы в скандинавском фольклоре со временем обросли многочисленными легендами, преданиями и даже суевериями, до неузнаваемости исказившими изначальный смысл этого слова. Всё это похоже на то, что культ эльфов (возможно, это язычество) не просуществовал слишком долго и вскоре сменился каким-то другим. Впрочем, сам скандинавский культ асов тоже оказался не слишком уж живучим.

Многие исследователи полагают, что германские турсы соответствуют титанам «античной» мифологии. Очень похоже на правду. Титаны согласно греческим мифам – это тоже боги, но более старшего поколения. Например Кронос, Прометей, Атлант – все они из пантеона титанов. Таким образом, выражаясь современным языком: титаны – это ещё один известный нам религиозный культ.

Таким образом, методом исключения мы пришли к тому, что скандинавские ваны – это не что иное, как раннеиудаистский культ, выраженный пантеоном различных богов. Греческий, римский, египетский, славянский. Кстати, согласно германским мифам, некоторые ваны – Фрейр (или Фрой), Фрейя (или Ванадис – дочь ванов) и Ньёрд – даже жили среди асов в Асгарде в качестве заложников, что говорит о том, что эти два религиозных культа не всегда поддерживали отношения добрососедства.


Итак, напомню, что основатели «новой хронологии» считают пантеоны «античных» богов ранней формой христианства. Однако, при всём уважении к их мнению, я не могу согласиться с этим, поскольку для фигуры Иисуса Христа там попросту нет места, если, конечно, не считать Осириса. Но это – всего лишь исключение. По крайней мере в греческом и славянском пантеонах нет полноценного аналога Осириса. Поэтому я могу допустить лишь, что эти культы представляли собой всего лишь определённые течения в архаичном иудаизме.

Иудаизм вроде бы традиционно считается монотеистической религией. А тут каждый пантеон содержит целый сонм богов. Как это можно совместить? На самом деле никаких противоречий тут нет, так как каждый пантеон всё равно возглавляется одним богом – Зевс, Юпитер, Амон, Перун. А все остальные боги так или иначе подчинены верховному. Однако надо бы всё-таки уточнить, является ли иудаизм и в самом деле монотеистическим учением? Ведь в ветхом завете встречается два имени: Саваоф и Яхве (Ягве, Иегова). С происхождением имени «Саваоф» вроде бы всё очевидно – слишком уж очевидное созвучие с Зевсом. Так может быть это два имени одного и того же бога: Саваоф и Яхве? Тогда давайте разберёмся с этим.

Если верить утверждениям современных богословов, то выходит, что Саваоф – это всего лишь некий титул бога, а Яхве – это уже в свою очередь имя собственное. Меньше всего почему-то хочется сейчас выслушивать различные голословные иезуитские увёртки теологов, высосанные буквально из пальца, поскольку никаких документальных подтверждений этим их догадкам нет и никогда не было. Прямо какой-то барон Мюнхгаузен получается у них. Только вот для бога сделали исключение из общего правила грамматики, и его титул пишется почему-то вопреки всему с заглавной буквы. Как-то это слишком уж по-детски наивно получается: бог дескать-то один, но ему придумали не только имя собственное, но ещё и какой-то нелепый титул как у графов и герцогов, чтобы, дескать, не завидно было там всевышнему. Как будто бы слово «бог» не является по своей сути одновременно и титулом. Как бы вы там ни юлили, господа богословы, но ситуация тут вполне ясна: два имени бога налицо, и никуда вы от этого не отвертитесь. А значит этим именам некогда соответствовало два бога, а не один, как сегодня. С Саваофом-Зевсом думается всё ясно – это типичный демиург и громовержец одновременно. А вот идентификацию Яхве придётся немного отложить.

На иврите слово «бог» звучит как «элох». То же самое слово во множественном числе звучит уже как «элохим». Но при синодальном переводе библейских текстов на русский язык еврейское слово «боги» вдруг совершенно неожиданно трансформируется в современное русское словосочетание «Господь Бог», которое, как видите, по смыслу и сути имеет мало чего общего с еврейским оригиналом. Для подтверждения своих слов приведу лишь небольшую цитату из библии, где все критические и принципиальные фрагменты заведомо неправильного перевода специально выделены мною особым шрифтом для большей наглядности.

Так совершены небо и земля и всё воинство их. И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.

Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого ещё не было на земле, и всякую полевую траву, которая ещё не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою.

И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла. Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки. Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото; и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс. Имя второй реки Гихон: она обтекает всю землю Куш. Имя третьей реки Хиддекель: она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат. И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.

И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.

И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привёл к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их, и чтобы, как наречёт человек всякую душу живую, так и было имя ей. И нарёк человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.

И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из рёбр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа. Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть. И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.

«Бытие», 2-я глава.

Надо ещё отметить, что двоебожие ветхого завета не укрылось от зоркого взгляда Морозова. Только громовержцем он окрестил Яхве, а вот Саваофа-то он и не приметил. Вместо этого имени он почему-то оперирует с элохом. Это выглядит конечно странновато, так как иврит Морозову был знаком, и он постоянно подыскивал этимологию различных исторических имён и названий в первую очередь из этого языка. Поэтому на мой взгляд он был обязан знать, что «элох» – это не имя собственное, а всего лишь еврейское понятие, соответствующее в русском языке богу в общем смысле этого слова. Ну что ж, и на старуху бывает проруха. Я, как и Николай Александрович, тоже не был рождён от непорочного зачатия, и поэтому вместе с ним тоже имею право на ошибку. Так что, если обнаружите у меня в расследовании какие-нибудь неточности или даже ошибки, то милости просим... Постараюсь исправиться.

Дальнейшие комментарии здесь вроде бы излишни. Но скептики могут возразить, что библейская книга «Бытие» дескать написана бог весть когда, возможно даже до зарождения иудаизма. Если Вы и в самом деле полагаете так, то могу привести ещё в подтверждение себе некоторые слова христианского епископа Гильдеберта Турского, который по каноническим понятиям проживал аж на рубеже XI и XII веков. А ведь это приходится, можно так выразиться, на эпоху развитого христианства. Так что, говорить про иудаизм тут, казалось бы, даже неуместно, хотя... это не так уж неоспоримо.

Ничто не может сравниться с тобою, Рим, даже теперь, когда ты превращён в развалины и по твоим остаткам можно судить, чем ты был в дни своего величия! Время разрушило твоё пышное великолепие, императорские дворцы и храмы богов стоят, утопая в болотах. Твоя мощь миновала, и трепетавший перед нею грозный перс оплакивает её. Цари своим мечом, сенат мудрыми установлениями и сами небожители сделали тебя некогда главою мира. Цезарь злодейски решил владеть тобою безраздельно, не думая быть тебе отцом и другом. Ты следовал трём мудрым путям: побеждал врагов силою, боролся с преступлением законом, приобретал друзей поддержкой. Заботливые герцоги неусыпно сторожили тебя в твоей колыбели и помогали твоему росту. Триумфы консулов происходили в твоих недрах, судьба дарила тебя своею благосклонностью, художники отдавали тебе перлы своего творчества, весь мир осыпал тебя сокровищами. О горе! Охваченный воспоминаниями, я смотрю на твои развалины, город, и в глубоком волнении восклицаю: таков был Рим! Но ни время, ни пламя пожара, ни меч воина не могли лишить тебя твоей прежней красоты. И то, что остаётся, и то, что исчезло, велико. Одно не может быть уничтожено, другое — восстановлено. Пусть будут в распоряжении твоём и золото, и мрамор; пусть будут в тебе искусные мастера и помогут им боги, но, ничего подобного Тебе и твоим развалинам уже не может быть создано. Творческая сила людей вложила некогда в Рим столько мощи, что он мог устоять даже против гнева богов. И их изображения здесь так изумительно прекрасны, что не они на богов, а сами боги желают походить на них. Природа никогда не могла создать тех чарующих изображений богов, какие создал человек. Эти изображения живут, и в них поклоняются уже не самому божеству, а искусству создавшего его мастера. Счастливый город! О, если бы ты не был во власти твоих тиранов, если б властители твои не были презренными обманщиками!

Гильдеберт Турский.

Официальную датировку этого средневекового документа можно было бы оспорить в сторону омоложения эдак века на четыре, однако не хочется из-за этого отвлекаться без нужды от рассматриваемой темы. Тем более, что это несколько преждевременно на данном этапе нашего расследования, поскольку мы пока не располагаем необходимым и достаточным набором сведений. Но, тем не менее, о подлинности этого исторического свидетельства говорит в самую первую очередь факт его очевидной и бесспорной апокрифичности. Конечно же, некоторые выделенные мною отчётливо политеистические эпитеты можно отнести и к эпохе римского язычества. Однако автор этой цитаты говорит о разрушении Рима не какими-то там мифическими античными варварами, а норманнским герцогом Робертом Гюискаром якобы в самом начале XII века, а на самом деле, как увидите, намного позже. Так что всё, что касается неоднократно упомянутого выше разрушения Рима, относится так или иначе к средневековью. Кроме того «чарующие изображения богов, какие создал человек» находились, как Вы должны понимать, в самой непосредственной близости от тогдашнего Ватикана – центра католичества, если, конечно, эти фрески не украшали сам собор Святого Петра.

По крайней мере именно такая противоречивая картина должна вырисовываться с канонических скалигеровских позиций, хотя могу сообщить, далеко забегая вперёд в нашем расследовании, что в данном случае, вопреки традиционному мнению, определённо говорится не об итальянском Риме, а совсем о другом – поистине древнем городе с тем же самым названием, история основания которого, возможно, уходит даже в доисторическую эпоху. Его мы непременно со временем локализуем по ходу нашего расследования. Само собой разумеется, Ватикана там никогда не было и в помине; впрочем в этой цитате Гильдеберта Турского Ватикан не упомянут ни единым словом, что, надо отметить, ещё раз косвенным образом свидетельствует о подлинности вышеприведённого исторического документа. Кстати, перевод этого документа на современный русский язык осуществил Морозов, что полностью исключает возможность «ошибок и неточностей переводчика», чем грешит подавляющее большинство «переводов» романовской поры.

И ещё, как увидите из главы «Парис и Елена» данного нашего расследования, имя герцога Роберта на самом деле является искажением, возможно даже непреднамеренным, имени Ругеро – это одно из итальянских имён-прозвищ Александра Македонского, а не норманнского, как это пытается нам преподнести Скалигер. Впрочем, подмена названия Македонии созвучной ей Нормандией – это, как увидим, обычная практика средневековых фальсификаторов истории, и со временем мы обязательно привыкнем к этому. Насчёт прозвища Гюискар уверенно сказать не могу, хотя это может быть на деле искажением имени Георгий. Это, как оказалось – ещё одно из многочисленных разночтений итальянского имени Ругеро. Этот краткий, но увы пока несколько преждевременный, экскурс в последующие главы я произвёл в настоящий момент лишь для того, чтобы лишний раз наглядно продемонстрировать, как иной раз мутируют средневековые прозвища в различных исторических источниках. Просто к этому факту надо понемногу привыкать, и я обязан каким-то образом подготовить к этому читателя.

И ещё несколько слов, чтобы как-то определиться с дальнейшей нашей терминологией и исключить любые двусмысленности в толковании. Дело в том, что я, как Вы могли заметить, назвал вышеприведённый документ с авторством Гильдеберта Турского апокрифом, хотя туда же по своей сути можно отнести и процитированный ветхозаветный отрывок. Само собой они таковыми и являются с традиционных скалигеровских позиций, тогда как с позиций короткой хронологии и исторической правды вообще всё обстоит как раз наоборот. Морозов в частности, а за ним и Постников, оба они стояли на этих позициях, и поэтому, апокрифами называли фальсифицированные документы, грешащие против истины. Может быть это и правильно, но непривычно для подавляющего большинства читателей, больше привыкших к скалигеровской трактовке событий. Поэтому я всё-таки предлагаю вопреки Морозову использовать в дальнейшем нашем расследовании терминологию, более привычную для большинства людей, пока ещё не искушённых в этих тонких вопросах. Или, говоря короче: апокрифами я буду впредь называть документы и другие исторические свидетельства, хоть немного противоречащие лженаучной скалигеровской исторической картине. Тем самым понятие «апокриф» в таком своём толковании меняет полюс на противоположный, полностью теряя свой негативный смысловой оттенок и как бы приобретая тем самым «положительный заряд».


Нас немного выхлестнуло из русла рассматриваемой темы, и поэтому потребуется снова вернуться к вопросам многобожия. Как видите, наличие святой двоицы Саваоф-Яхве косвенно подтверждается ещё библейскими текстами и косвенным образом – другими источниками. А теперь подошёл черёд идентифицировать иудейского бога Яхве. Для этого достаточно вспомнить какую-нибудь другую аналогичную двоицу «античных» времён. А ведь и в самом деле, была такая в Египте, для борьбы с которой столько сил положил легендарный фараон Аменхотеп IV, гораздо больше известный нам сегодня под именем Эхнатон. В данном случае имеется в виду некогда могущественный культ Амона-Ра. Идеальная парочка богов, согласитесь, если учесть только, что египетский громовержец и демиург Амон как раз и соответствует греческому Зевсу или славянскому Перуну.
Бог Ра

А вот Ра – это в свою очередь древнеегипетский бог солнца и кроме того наряду с Амоном – верховное божество. Ему были между прочим посвящены, как его воплощения, птица Феникс, бык Мневис и обелиск Бен-Бен. Также он почитался как бог-творец, поскольку после победы над силами мрака, повелел своим словом воссиять свету из цветка лотоса. В период Нового царства культ Ра стал принимать формы условного монотеистического поклонения синкретическому божеству Амон-Ра. Говоря другими словами, Амон-Ра считался одним богом, так сказать единым одновременно в двух лицах. Жаль только, что современные богословы не догадались поступить аналогично с библейским Саваофом-Яхве – выглядело бы гораздо убедительнее. Ведь не стало же христианство чураться идеи единства аж в трёх лицах, и нельзя, кстати, сказать, что оно хоть чуть-чуть проиграло от этого.

Теперь нам потребуется подобрать египетскому богу Ра аналог в славянской мифологии. Кто в былые времена составлял пару Перуну? Задача, как оказалось, не такая уж и тривиальная. По крайней мере я, занимаясь предварительным расследованием, сначала сопоставил славянского бога Хорса и, как оказалось впоследствии – ошибся. Ведь Хорс – это тоже один из нескольких славянских солнечных богов, и он самым естественным образом напрашивается на эту роль благодаря ещё созвучию своего имени с греческим именем Христос. Но в данном случае, как это стало ясно позже, требовалось всё-таки взять другого солнечного бога – Ярило.

С этим богом оказалось далеко не всё так просто, как хотелось бы. Начнём с его имени. Как только различные исследователи не ухищрялись, пытаясь этимологически объяснить имя этого бога спускаясь зачем-то к санскритским корням или даже совершенно неуместно сравнивая его с именем греческого мифического героя Геракла. Абсурдность такого предположения станет очевидной по ходу нашего расследования; я вообще уверен, что это имя Геракла с высокой степенью вероятности может происходить от Ярилы, но наоборот – ни в коем случае. Всё это меня более чем удивляет, так как вроде бы вполне очевидно, что грамматический корень этого имени – «-яр-» – стопроцентно славянский.

В славянском языке, как и во многих других языках, существуют пары беглых гласных и согласных звуков, которые в определённых случаях способны взаимозаменять друг друга. Например пара имён Юрий-Георгий или пара слов яр-гора. Здесь в частности в качестве беглых взаимозаменяемых согласных выступают звуки «Й» и «Г». С Ярилой, похоже, мы наблюдаем ту же самую картину. Ведь слова «ярый» и «горячий» до сих пор являются синонимами в современном русском языке. Более того, теперь уже становится отчётливо видно, что это не только синонимы, но к тому же ещё и однокоренные слова. При этом после приступа ярости, обратите внимание, обычно просят прощения именно за горячность. Чтобы полностью завершить эту мысль, надо только добавить, что звуки «Г» и «Ж» тоже являются взаимозаменяемыми. Поэтому славянский корень «жар» попадает в ту же самую вышеприведённую категорию однокоренных близких по смыслу слов. Так что, со смыслом имени славянского солнечного бога Ярило вроде бы всё более-менее ясно; ведь жара как раз и является порождением солнечной активности. И согласитесь, это вполне естественное имя для бога солнца, базирующееся на чистейшей славянской этимологии.

Надо ещё отметить, что предположительно в годы господства династии романовых полностью уничтожены все описания славянского пантеона богов. Просто иначе трудно объяснить отсутствие канонических сведений на эту тему, и я по этой причине даже не в состоянии привести здесь какую-нибудь средневековую иллюстрацию с богом Ярило, хотя очень хотелось это сделать. Впрочем, надо признать, что уничтожение древних документов равновероятно могло быть сделано и до прихода династии романовых. Однако далеко не всё потеряно, и есть некоторые основания для оптимизма. Но в любом случае нам теперь придётся черпать такие сведения из других источников.


Нынешние историки объясняют происхождение названия Ярославля от имени князя Ярослава Мудрого, которому, собственно говоря, и приписывают основание этого города, опираясь при этом в основном на романовские фальсифицированные летописи. При этом этимология происхождения имени князя Ярослава обычно вообще не обсуждается; дескать, волею судьбы так нарекли его родители ещё при рождении, и нечего тут обсуждать. О происхождении этого имени от бога Ярило даже не может быть и речи в стенах романовской канонической исторической школы, поскольку традиционно считается, что Ярослав был уже христианским государём, и таким образом получается, что имя якобы языческого бога совсем не уместно звучало бы в данном контексте. Я же предлагаю взглянуть на этот вопрос под другим нетрадиционным углом зрения: Перун и Ярило – это не языческие божки, как это безапелляционно считается сегодня в академических кругах, а основная база архаичной формы славянского иудаизма. Само собой разумеется, что у этого культа некогда существовало своё собственное название в славянском языке. И слово «ярославие» как нельзя лучше подходит для этих целей – восславление Ярилы. Правда в этом названии имя Перуна явно не фигурирует, что кажется на первый взгляд некоторой несправедливостью по отношению к этому богу. Однако напомню, что Перун и Ярило должны были считаться в эту эпоху едиными в двух лицах – как бы две ипостаси одного и того же верховного божества. Поэтому в принципе было бы вполне достаточно упоминания одного имени из двух. Но вскоре мы убедимся, что на самом деле это название культа содержит не одно имя бога Ярило, а целых два, включая и Перуна, только под другим именем. Только вот для такого вывода нам потребуется немного подкрепиться аналитическим материалом. Так что не будем торопить события, и к этому вопросу мы ещё естественным образом вернёмся по ходу нашего расследования.

Однако можно прямо сейчас немного уточнить, снова забегая вперёд, чтобы начать каким-то образом необходимую ломку давно сложившихся ложных стереотипов исторического мировосприятия. Просто оказалось, что это не Ярослав дал название городу, а совсем наоборот. Причём в данном случае речь идёт отнюдь не о том Ярославле на Волге, который, полагаю, хорошо всем нам сегодня известен. Этот город на Волге – всего лишь тёзка, можно сказать – Новый Ярославль, названный в честь более древнего города. К этому, естественно, мы ещё неоднократно вернёмся, и, увидите, всё у нас встанет на свои законные места.

В этом случае получается, что термин «славяне» носил изначально не этническую окраску, а скорее уж религиозную. Таким эпитетом в принципе могли наградить любого последователя средневекового иудаизма вне зависимости от его национальной принадлежности. Однако, похоже, что с годами славянский иудаизм приобрёл какой-то свой собственный национальный колорит, раз уж этот термин стал впоследствии обозначать целую этническую группу родственных по языку народов, изменив при этом свой собственный изначальный смысл. Но мы в дальнейшем на страницах этого нашего расследования всё равно будем избегать пользоваться термином «славяне» в явном виде, чтобы избежать любой двусмысленности между средневековым и современным толкованиями этого слова. По поводу специфичного колорита можно сказать уже прямо сейчас, что славянский иудаизм, судя по всему, выделился благодаря иконопочитанию в отличие от некоторых других направлений, категорически отрицавших фетишизм такого рода.


В последующих главах мы проанализируем все эти вопросы гораздо глубже с приведением дополнительных аргументов в подтверждение этого предположения. Впрочем, в этой главе мы с Вами уже прямо сейчас готовы рассмотреть ещё один дополнительный довод, чтобы это предположение не казалось совсем уж голословным. В частности в работах по «новой хронологии» упомянуто имя Мавро Орбини и его фундаментального труда, озаглавленного «Историография народа славянского» (1606 г.). Это уже – вполне конкретный исторический документ, имеющий своего вполне конкретного автора и даже дату написания. Поэтому мне остаётся только сообщить Вам с помощью цитаты кое-какие детали, связанные с расселением славян.

Если имя славян и ново, то слава, завоёванная оружием и кровью, присуща им по природе и унаследована от предков, одержавших славные победы в Азии, Европе и Африке. Назывались они вандалы, бургундионы, готы, остроготы, визиготы, гепиды, геты, аланы, верлы или герулы, авары, скиры, гиры, меланхлены, бастарны, певкины, даки, шведы, норманы, фенны или финны, укры или ункраны, маркоманы, квады, фракийцы и иллирийцы.

Вы только посмотрите: даже шведы и финны неожиданно оказались в перечне славян. Но ведь финский язык даже не входит в индо-арийскую языковую группу, к которой относятся славянские языки. О каких же тут этнических славянах можно говорить? Однако давайте всё-таки считать, что у Мавро Орбини с головой было всё в полном порядке, и написанные им строки отражают более-менее реальную историческую картину. Просто тут не надо считать славян этносом и всё. Славяне – это всего-лишь вероисповедание, а не этноним. И всё самым естественным образом сразу же становится на свои законные места. Чтобы в дальнейшем избежать путаницы из-за терминологии, мы с этого момента будем называть славянский этнос вендами, венедами или, если хотите, вместе с Мавро Орбини – вандалами. Всё это определённо различные разночтения одного и того же термина. К тому же это, судя по всему, как раз и есть несмотря на наличие нескольких разночтений исконное самоназвание нашего этноса в целом , который со временем превратился в славянский по чистейшему недоразумению. Считайте это пока лишь предварительными гипотезами, а в дальнейшем Вы сможете убедиться в этом на основании других фактов.

Единственное, что немного настораживает, так это то, что «Историография народа славянского» Мавро Орбини переводилась на русский язык по личному приказу и под личным патронажем Петра I. Поэтому было бы слишком наивным доверять такому переводу на все сто процентов после того, как основатели «новой хронологии» буквально поймали Петра за руку за недобропорядочным делом фальсификации отечественной истории. К сожалению у меня сейчас пока нет такой возможности произвести независимый перевод. А было бы весьма любопытно сравнить петровскую версию с авторским оригиналом.

И не я кстати первым пришёл к такому убеждению, что с термином «славяне» в современном его понимании этого слова не всё так ладно, и Мавро Орбини вовсе не одинок в этом своём «заблуждении». Некоторым историкам до сих пор приходится ломать себе голову, анализируя отдельные средневековые свидетельства, повествующие о деяниях славян. Впрочем, предоставим уж лучше слово на этот счёт болгарскому исследователю и стороннику идеи короткой хронологии Йордану Табову:

Вопрос о «славянах» очень важный и сложный; чтобы не уклоняться от намеченного нами пути исследования, ограничимся несколькими замечаниями: что, по-видимому, современное понимание этого термина появилось позднее описываемых нами событий; что в то время болгары и русские не считались «славянами» и даже иногда воевали против славян; что, по-видимому, поляки очень долго не считались славянами; что болгары, сербы и хорваты жили на Балканах как коренное местное население и до поселения на эти земли греков, и до завоевания их римлянами, и до так называемого «заселения Балкан славянами».

Тем не менее термин «славяне» не подлежит полному забвению на страницах данного расследования. Я просто предлагаю вернуть ему его исконный религиозный смысл. Поэтому, говоря в дальнейшем о «славянском иудаизме», я буду иметь в виду тот в общем-то интернациональный по своей сути религиозный культ, о котором мы говорили выше, чтобы каким-то образом выделить его из списка других архаичных иудаистских течений. Напомню на всякий случай, что практически никакого отношения к славянскому этносу это понятие не имеет, так как славянский иудаизм, как мы вскоре увидим, исповедовался в течение довольно-таки длительного исторического периода почти повсеместно на территории современной центральной и западной Европы, откуда был затем импортирован ещё и в восточную Европу.


Морозов среди прочего очень много внимания уделяет вакхическо-оргаистическому культу в раннем средневековом христианстве, когда прямо на алтарях храмов и в монастырях (тогда даже не было разделения монастырей на мужские и женские) под предлогом религиозных обрядов и празднеств происходили самые что ни на есть развратные оргии на фоне крайне неумеренных возлияний, или говоря по-другому – попоек, о чём, кстати говоря, историки очень не любят говорить во всеуслышание. Всё это сегодня более известно под «античным» термином как «вакханалии», которые фактически являются лишь зеркальным отражением аналогичных средневековых событий. Морозов между прочим грешит на самого Иисуса Христа, как на главного инициатора не только храмового пьянства, но и как на возможного изобретателя виноделия в целом.

Меня сейчас могут обвинить в некоторой непоследовательности, поскольку я с иудаистских средневековых течений почему-то вдруг переметнулся на христианство. К этому вопросу мы впоследствии будем вынуждены вернуться повторно в главе «Иудейское пророчество». А сейчас, забегая вперёд, сообщу лишь, что не всё так просто обстоит с происхождением и распространением христианства. Один только образ современного евангельского Христа состоит, как оказалось, из биографий по меньшей мере трёх человек, которые переплетены самым замысловатым образом. Так что, говорить однозначно о Христе по этой причине нельзя, как нельзя назвать и точную дату зарождения христианства. Можно утверждать лишь, что Христос I или Христос II и в самом деле с высокой степенью вероятности мог стать основоположником вакхическо-оргаистического культа, тогда как Христос III, живший лет эдак на двести позже, наоборот безуспешно пытался ликвидировать на корню среди прочего ещё и храмовые вакханалии. Так что, как видите, с Морозовым, который по легко понятным причинам воспринимал евангельского Иисуса Христа цельной исторической фигурой, можно согласиться с некоторыми оговорками лишь отчасти.

Все эти сведения я привёл преждевременно только ради того, чтобы Вы прямо сейчас уже имели более полное представление о характерной специфике тогдашнего иудаизма, который к тому же не имеет чёткой грани, отделяющей его от христианства. Всё это, кстати говоря, вносит крайне нежелательную путаницу в нашу терминологию. Поэтому я предлагаю по-прежнему называть этот архаичный культ иудаизмом, тем более, что это в основном совпадает с канонической трактовкой. А христианством вместо этого мы будем называть культ, зародившийся после казни Христа III, хотя он тоже впоследствии видоизменился, я бы сказал, практически до неузнаваемости.

§ 2. Кельты

Галерея древних греков и римлян.
Аугсбург, 1801 г.

Оказывается, наряду со славянским иудаизмом, рассмотренным нами выше, параллельно существовал ещё по меньшей мере один религиозный культ, о котором мы бы так ничего и не узнали бы, если бы не диалоги Платона «Тимей» и «Критий», где повествуется об Атлантиде. Но прежде чем прибегать к свидетельствам Платона, хотелось бы как-то удостовериться в их правдивости. Начнём с того, что Платон стал известен в Европе аж в XVIII веке. Ситуация вполне обычная, как мы это уже и так хорошо знаем, для всех якобы античных авторов. Из этого делаем естественный вывод, что под именем Платона подписывался на самом деле какой-то неизвестный нам автор XVIII века или даже целая группа авторов.

В принципе, опираясь только на это, можно было бы сразу отмахнуться от Платона, которого по всей очевидности никогда не было в античности. Но предлагаю всё-таки не спешить с опрометчивыми поступками. Античный Платон конечно же и в самом деле является сплошь вымышленной фигурой, но за ним всё равно стоит вполне реальный человек или даже целая партия, которым, судя по всему, было кое-что известно такое, чего не знаем мы сегодня. Не всё же целиком тут выдумано из головы?! Обычно литераторы, даже фантасты, опираются на какие-то вполне реальные события из жизни, которые они как правило художественно обрабатывают, прежде чем выдать всё это своим читателям. То же самое, надо полагать, касается и лже-Платона, равно как и лже-Тацита, лже-Полибия, лже-Геродота и т.д. Правда для Платона мы здесь сделаем особое исключение, так как его сведения в первую очередь апокрифичны по своей сути, и кроме того он представлял собой некую оппозицию по отношению к действующей католической церкви.

Главным оппонентом Платона вскоре стал его ученик Аристотель, которого по праву считают главным идеологом Ватикана. Понятно, что Аристотель тоже не мог появиться на свет раньше Платона. Поэтому этот образ не менее фантастичен, чем его мифический античный учитель. Но за ним по всей логике тоже должен стоять некий автор из позднейшего средневековья, как и за Платоном. Напомню только, что этот загадочный автор был идеологом католиков, а это много чего значит. Вот как отзывался этот апологет католицизма о Платоне: дескать «тот, кто Атлантиду выдумал, тот и отправил её на морское дно», оговорившись при этом, что учитель на самом деле всего лишь проиллюстрировал на примере этой мифической цивилизации свои философские взгляды на идеальное государство. Следовательно этот отзыв можно уверенно считать, условно говоря, мнением Скалигера по этому тонкому вопросу. Но для меня наоборот апокрифичность платоновских сведений является только лишним оправданием в его пользу. Правда нельзя забывать, что Платон отнёс Атлантиду в самую что ни на есть глубочайшую древность – эдак 10 000 лет назад от времени античности; на такое не замахивался даже Скалигер в самых дерзких своих мечтах. Уже только один этот факт свидетельствует о том, что в истинные намерения лже-Платона не входило открыть нам тайну сфабрикованной истории. Поэтому предлагаю относиться к платоновским свидетельствам впредь с известной долей критичности, постоянно помня при этом, что это в первую очередь литературное произведение, а уже затем – историческое свидетельство автора XVIII века. Тем не менее он всё равно со всей определённостью пытался сообщить нам что-то такое архиважное на его оппозиционный взгляд, раз уж католики восприняли все эти его сведения буквально в штыки. Ну, а скалигеровский клубок хитросплетённой лжи, скажу Вам наперёд, мы вскоре и так распутаем с помощью платоновских и других свидетельств, по понятным причинам отдавая предпочтение при этом в первую очередь апокрифам.

Очень похоже, что Постникову даже удалось установить личность этого загадочного автора, который подписывался именем Платона. Точнее сказать: на крючок Постникову угодили аж два зеркальных дубликата одного и того же средневекового человека, а это на безрыбье – весьма завидный улов.

Патриотические надежды пелопоннесских греков нашли своего ярчайшего выразителя в личности Гемиста Плетона. Вся его почти столетняя жизнь была посвящена идеологическому обоснованию борьбы с османами на базе легенд о великом прошлом «Эллады».

Особо обращает на себя внимание деятельность Плетона как первого пропагандиста идей Платона. Не означает ли это, что он и был автором хотя бы некоторых «сочинений Платона», к которым позже Фичино и К° добавили остальные? Что означает сходство имён: Платон-Плетон? Не прикрылся ли истинный автор прозрачной метаграммой?

Интересно (см. § 4, гл. 1), что в истории платонизма фигурирует ещё один почти полный тёзка Платона — Плотин, живший якобы в III в. н.э. и приспосабливавший учение Платона к нуждам христианства (хотя и не являвшийся сам христианином). Возможно ли случайное совпадение, что три наиболее выдающихся представителя одной и той же философской школы, отделённые якобы друг от друга тысячелетиями, носили практически идентичные имена?

Со своей стороны надо отметить только, что обе канонические датировки жизни этих якобы различных людей совершенно неудовлетворительны. Про официальную датировку жизни Платона я тут даже не говорю. Впоследствии Вы сможете убедиться, сопоставив всё это с событиями османского завоевания юго-восточной Европы, что псевдо-Платон в принципе своём не мог жить раньше самого конца XVI века. А фактически наверное надо приплюсовать сюда ещё несколько десятков лет, если не целую сотню, чтобы хотя бы приблизительно установить приемлемую хронологическую планку, выпадающую на годы его жизни. Более точных цифр я к сожалению пока не могу привести из-за острой недостаточности исходных данных.


Так или иначе, но годы жизни этого Платона, единого в трёх лицах, выпадают на эпоху тотальной фальсификации европейской истории. Сейчас уже со всей определённостью можно сказать, что он со своими единомышленниками являлся одним из участников этой акции, находясь при этом в некоторой оппозиции по отношению к Ватикану. Очень вероятно, что именно эти люди как раз и сфабриковали в своё время историю античной Греции, перещеголяв даже Ватикан по искусственному удревнению событий прошлого и присвоению эллинам чужой истории. Но, напомню, он нас по-прежнему, несмотря ни на что, всё равно интересует в первую очередь как апокрифист по отношению к христианству и к католицизму в частности.

Фактическая же история эллинов проста и до смешного незамысловата и даже не тянет по объёму информации на отдельную главу нашего расследования. Поэтому, раз уж коснулись этого вопроса, то имеется определённый смысл прямо сейчас покончить с ним, даже если это заставит нас немного отвлечься от темы средневековых религиозных течений, чтобы уж не отвлекаться на эллинов впоследствии. Всё дело в том, что средневековая Греция со всей определённостью была государством этнических вендов, о чём сохранилось множество свидетельств, и что немало обескураживает скалигеровских ортодоксов. Поэтому, как и следовало ожидать, канонические историки по старой привычке обычно пытаются обходить стороной такие скользкие для них вопросы, попросту замалчивая их насколько это возможно. Тем не менее, шило в мешке не утаишь...

Ни в коем случае не могущие признать славян исконным населением Балканского полуострова, историки сочиняют разнообразные схемы проникновения славян в Грецию. Будто бы ещё Константин Багрянородный объяснял превращение Пелопоннеса «в славянский и варварский край» повальной чумой, погубившей греческое население. Ещё проще поступил исследователь XIX века Фальмерайер, выдвинувший предположение, что «аварославяне с 588 г. вырезали всю древнюю Грецию», не оставив никого из «классических греков». Однако, как замечает Грегоровиус, автор цитируемой нами «Истории города Афин в средние века», ни один из византийских летописцев ни словом не намекает на подобное событие, которое, «конечно, хоть кем-нибудь, да оказалось бы записанным», и более того, хотя «процесса ославянения значительных пространств в Элладе и Геллеспонте исторически вообще нельзя в точности наметить», но «документы, однако же, совсем умалчивают о насильственных завоеваниях, об опустошительных войнах, которые бы переселившиеся славяне вели из-за овладения Грецией. Ни о едином городе не повествуется, чтобы он подвергся осаде или уничтожению со стороны толпищ славян... Бедствия и опустошение Греции, борьба её народа с вторгавшимися варварами, истребление греческого элемента в некоторых округах, отступление и бегство его в укреплённые города и горы или на острова – всё это измышлено фантазией современных уже нам историков, тогда как ни единый из греческих или византийских летописцев об этом не свидетельствует и ни о чём подобном не говорит».

Вместе с тем Грегоровиус не может, конечно, признать славян автохтонным населением Греции. Хорошо, по-видимому, понимая невозможность в тогдашних политических и экономико-социологических условиях массовой мирной иммиграции славян, он пытается поэтому всемерно преуменьшить славянский элемент в Греции. Но, научная добросовестность заставляет его приводить документы вдребезги разбивающие его концепцию. Кроме упомянутого выше свидетельства патриарха Николая, он указывает на описание путешествия по Греции некоей монахини, в котором утверждается, что в 722-725 гг. побережье Арголиды было вполне terra slavinica, цитирует византийского схоластика якобы X века, который пишет, что «И теперь также почти весь Эпир и Эллада, Пелопоннес и Македония населены скифо-славянами», сообщает, что нагорная часть Лаконии называлась «землёй славян» и т.д. и т.п.

Из всего этого возможен только один вывод: исконное население Греции было славянским, или точнее, называлось славянским византийцами.

В оправдание ортодоксам конечно же можно было бы привести моё собственное предположение по поводу того, что средневековые славяне – это не столько этнос, сколько вероисповедание. И в таком контексте собирательное понятие славяне можно было бы в принципе отнести также и к эллинам наравне со многими другими этносами, хотя, напомню, что во-первых эллины в списке Мавро Орбини отсутствуют. А во-вторых должен сразу же возразить, что множество свидетельств такого рода сохранилось как раз на эллинском языке, где, как известно, славян именовали «антами» (эллинское искажение этнонима «венды»). Так что, как видите, любая двусмысленность в толковании в данном случае полностью исключается.

Само собой разумеется, мы обязаны проигнорировать все голословные домыслы ортодоксов и признать именно вендов, а не эллинов, коренным автохтонным населением Греции. Однако, чтобы всё-таки быть более точным, я обязан, немного забегая вперёд, добавить сейчас, что вопрос об автохтонности вендов на территории современной Греции впоследствии потребует от нас с Вами некоторых не слишком уж принципиальных оговорок и уточнений. Тем не менее, как это часто случается в жизни, решение одной проблемы сразу же порождает ряд других. На основе этих новых сведений автоматически выкристаллизовались по меньшей мере два новых вопроса:

  1. Где были эллины на самой заре южноевропейской истории?
  2. При каких обстоятельствах эллины вытеснили греческих вендов в эпоху средневековья?

В настоящий момент эти вопросы буквально висят в воздухе, и ничего другого – более лучшего – я пока к сожалению не могу Вам предложить. Ответ на первый вопрос мы получим совсем уже скоро в материалах главы нашего расследования под условным названием «Все дороги ведут в Рим», а вот со вторым вопросом придётся немного запастись терпением и подождать своего времени аж до главы «Парис и Елена». Просто оказалось, что хронологически эти два события разделены очень даже существенным историческим периодом, и нам прежде всего потребуется строго по порядку пройти весь этот неблизкий путь по временной шкале.


А теперь, после небольшого вынужденного отступления от главной темы этой главы расследования, нам уже ничто не мешает снова вернуться к «Диалогам» Платона. Начало платоновского повествования об Атлантиде, к слову говоря, очень уж напоминает в несколько примитивизированном виде библейскую сцену сотворения человека.

...боги по жребию разделили всю землю на владения - одни побольше, другие поменьше – и учреждали для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил его своими детьми, зачатыми от смертной женщины…
Платон. Диалог «Критий».

Этими словами Платон, собственно говоря, и начинает своё повествование об Атлантиде. Как видите, начало этого повествования носит отчётливый легендарный характер. Однако, прежде, чем продолжать, хотелось бы всё-таки разобраться: о каком конкретном острове идёт речь? Основатели «новой хронологии» – академик Фоменко А.Т. и Носовский Г.В. – в своё время обратили внимание на то, что слово «остров» в средневековых текстах далеко не всегда по смыслу обозначало участок суши, окружённый со всех сторон водой. Более того, создаётся такое впечатление, что это слово изначально вообще не имело никакого отношения к воде и скорее всего обозначало участок суши вообще. Давайте всё-таки разберёмся с этим с позиций хотя бы вендского языка.

Для начала предлагаю составить ассоциативный ряд пока из двух слов, отличающихся в написании всего одной буквой: «остров» и «острог». На первый взгляд это всего-навсего простейшая метаграмма, да и по смыслу казалось бы ничего общего. К тому же, совершенно разнокоренные слова. Однако, напомню, что мы точно знаем из средневековых источников, что слово «остров» использовалось зачастую вместо слова «страна». Так вот, я и предлагаю дополнить наш ассоциативный ряд ещё парой сходных слов: «страна» и «сторона». Обратите внимание, что эти однокоренные слова не только похожи, но, более того, второе слово из этого списка вполне может заменять первое. Например: «чужая сторона». Правда, приведённая в качестве примера фраза, конечно же слегка архаична для современного русского языка, но сути дела это тем не менее не меняет. Слово «страна» кстати – сравнительно новое для русского языка – где-то XVIII или даже возможно XIX век. До этого для обозначения государства использовалось в основном слово «земля». Например: «земля сибирская» или «Земля Франца Иосифа».

А теперь настало время привести наш ассоциативный ряд полностью: «остров», «острог», «страна» и «сторона». Давайте только предположим, что весь этот список содержит однокоренные слова с корнем «-стр-»-«-стор-». Беглость буквы «о», по-моему, не должна никого смущать – это обычное явление для вендских языков. Например: «дорогой»-«дражайший». При сопоставлении всех слов нашего ассоциативного ряда выходит, что первые два слова списка имеют приставку «о-». В этом не вижу ничего невероятного. Эта приставка естественным способом дополняет смысл слова, информируя о том, что в данном случае речь идёт о некой замкнутой фигуре.

Таким образом получается, что слово «остров» изначально могло обозначать любой объект, имеющий стороны, границы. По крайней мере, корень «-стр-» не даёт оснований для конкретной привязки к суше, воде или к чему-то другому. Однако, осталась часть слова «-ов», о которой трудно что-то однозначно и уверенно утверждать. Вероятнее всего это просто суффикс, образующий в вендских языках родительный падеж. В этом случае слово «остров» в целом могло бы обозначать всего лишь некий замкнутый объект, порождённый сторонами будь то и в самом деле некий остров, озеро или какое-нибудь там урочище. Ведь не зря же, полагаю, слова «остров» и «озеро» так созвучны.

Давайте теперь попробуем перейти ко второму слову ассоциативного ряда: «острог». Мы знаем, что это по сути некий участок, огороженный со всех сторон. Поэтому наличие корня «-стр-» вполне правомерно. Не вполне ясен тут смысл последних двух букв «-ог». Тем не менее, в русском языке существует достаточно много слов, образованных сходным образом: «полог», «творог», «батог» и т.д. Это даёт кое-какие основания предположить, что суффикс «-ог»-«-уг»-«-юг» был некогда достаточно распространён. Мне к сожалению не известна смысловая нагрузка этого суффикса. Но, как бы там ни было, однако со смыслом слова «остров» с позиций вендского языка мы всё равно в общем-то разобрались. Все эти этимологические рассуждения могут служить доводом к тому, что Платон почерпнул свою легенду об Атлантиде не из Египта, как он это пытается выставить, а из каких-то неизвестных нам вендских источников, которые он не совсем корректно интерпретировал. Впрочем не исключено также, что это египтяне первыми немного исказили исходный смысл этой изначально вендской легенды, после чего она попала к Платону уже в таком вот слегка искажённом виде.


Афина и Посейдон, спорящие
за владычество над Аттикой.
Лувр.

Неплохо бы ещё разобраться с Посейдоном, который упомянут в вышеприведённой платоновской цитате, а точнее говоря – с тем литературно-художественным персонажем отчётливо легендарного характера, который назван у Платона Посейдоном. Со школьной скамьи нам всем известно, что это дескать грозный бог морей и океанов, увенчанный к тому же ещё и короной. Однако дальнейший текст Платона содержит упоминание о золотом изваянии Посейдона, который находится почему-то в колеснице, запряжённой шестёркой крылатых коней, а не на каком-нибудь судне, что было бы на мой взгляд более естественно для морского бога.

А может быть Посейдон не всегда был морским божеством? Ведь он и в самом деле не обладает ни одним атрибутом, дающим основание причислить его к морской стихии. И даже его известный трезубец не указывает на это явно. Более того, Платон тоже ни словом не обмолвился о какой-нибудь связи Посейдона с морем. А давайте всё-таки подумаем: зачем вообще Посейдону понадобился его трезубец? Для охоты на рыбу? Так вроде бы не слишком солидно для такого благопристойного бога, украшенного к тому же короной. А может трезубец – это оружие, как это традиционно принято сегодня считать? Не знаю точно, но вроде бы такой вид оружия никогда не пользовался особой популярностью из-за малой пригодности в этом качестве. Ведь копья и мечи – куда практичнее. Однако поверьте, я не зря здесь учинил все эти придирки к трезубцу. Дело в том, что слишком уж он похож на архаичный христианский вилообразный крест. Настолько похож, что попросту неотличим.

В дальнейшем в процессе цитировании Платона я буду сразу в скобках переводить греческие меры длины в современную метрическую систему с учётом того, что плетр – это расстояние около 32 метров, ну, а стадий в свою очередь составляет 193 метра (т.е. 6 плетров). Кстати, многие полагают, что Платон намеренно или же по ошибке завысил многие приведённые им цифры ровно в десять раз. Со своей стороны отмечу только, что такое мнение вполне заслуживает внимания, хотя надо иметь ввиду, что далеко не все приведённые им цифры кратны десяти.

… на равном расстоянии от берегов и в середине всего острова была равнина, если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять-таки в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях [9650 м] от её краёв, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведённых там на свет землёю, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа, их единственная дочь звалась Клейто.

Платон. Диалог «Критий».

Так выглядит в платоновском изложении картина сотворения человечества, где библейская Ева, сменив пол, превратилась в мужа Евенора. Но тут надо быть чуть внимательнее, поскольку в эллинском языке нет и никогда не было буквы «В», так как соответствующий звук там полностью отсутствует. А это значит, что у Платона это имя звучало несколько иначе – через бету. Ситуация совсем простая – переводчик платоновского текста на русский язык для придания имени «мужа» благозвучия, слегка исказил звучание оригинала. Это повсеместно распространённая практика и, поэтому, задерживаться на этом вроде бы незачем. Отметим ещё, что имя «Левкиппа» тоже содержит кириллическую букву «В», отсутстствующую в греческом алфавите, но здесь в платоновском оригинале использована греческая буква «Y» (упсилон). Кстати говоря, если моё предположение о вендском происхождении этой легенды верно, то здесь искажены эллинским языком какие-то вендские прозвища, которые вовсе не обязательно должны были звучать благопристойно с современных позиций этики. Так что, как знать, как звали на самом деле этого Евенора вместе с Левкиппой? Я даже допускаю, что в оригинальном звучании здесь в качестве имён были приведены архаичные вендские названия мужского женского половых органов соответственно, которые слегка искажены Платоном. Возможно эта легенда таким вот специфичным способом пытается объяснить происхождение храмовых оргий, хотя вскоре мы увидим у Платона и другие аналогичные намёки уже по другому поводу.

Нельзя также обойти стороной одну весьма характерную особенность, выделяющую эту «семейную» пару из числа всех остальных персонажей этой платоновской повести. Дело в том, что у Евенора, получается, вообще не было никаких родителей – он попросту «произведён на свет» землёй (Геей?). Касательно Левкиппы можно лишь домыслить, что она была «произведена» точно таким же образом, хотя однозначно и недвусмысленно трактовать эту деталь к сожалению не представляется возможным. Зато теперь немного проясняется происхождение ветхозаветной истории о сотворении Адама из глины. Ну, а процесс конструирования Евы из ребра Адама, как видите, в свою очередь был творчески переработан и существенно дополнен во многих деталях грядущими поколениями христианских богословов.

Согласитесь всё-таки, что-то не в порядке с этими родителями Клейто. По Платону, «когда девушка уже достигла брачного возраста... мать и отец её скончались». Вас не смущает крайне низкая плодовитость этих родителей? Ведь их милая дочурка совсем уж вскоре перещеголяла своих непосредственных предков не много не мало, а ровно в десять раз. Кроме того, эту «семейную» чету нельзя включить в категорию долгожителей, и их загадочная безвременная кончина при совершенно невыясненных обстоятельствах уже давно вызывает целый ряд недоумённых вопросов и споров. И, обратите внимание, нет к тому же совершенно никаких подробностей об их захоронении. Как будто бы здесь речь идёт вовсе не о людях, а о чём-то другом, неодушевлённом. Впрочем, судить Вам, а я со своей стороны не слишком уж настаиваю на этом. Тем более, что для нашего расследования эта деталь не столь уж принципиальна, но для полноты картины я всё равно был обязан хоть ненадолго задержаться на этом.


Ещё существует греческий миф об Аталанте, который немного пересекается с этой историей. Аталанта – это имя девушки, родители которой вообще выбросили свою дочь, практически как ненужный мусор, сразу же после её рождения. Кстати, звучание имени «Аталанта», думается, говорит само за себя. Правда в эллинской интерпретации Аталанту воспитали не люди, какими бы они ни были, а дикие звери, в частности – медведи. По крайней мере, сами видите, что с родителями у этой мифической девушки тоже сложилось далеко не всё благополучно.

В настоящий момент я, как автор этих строк, оказался в несколько затруднительном положении, так как для дальнейшего изложения материала я обязан предоставить некоторые доказательства того, что секрет производства стали в эпоху раннего средневековья был известен только готам, которые по вполне понятным прагматичным причинам вовсе не спешили делиться этим с соседними народами. Но вся моя проблема тут в том, что мы в настоящее время ещё не накопили достаточное количество аналитического материала, чтобы адекватно воспринять имеющиеся у меня доводы. Поэтому, чтобы как-то разорвать этот замкнутый круг в логических построениях, предлагаю для начала просто поверить мне на слово, так как ничего лучшего мне пока увы не удалось придумать для данного случая. Ну, а в более подходящее время такие свидетельства Вам, естественно, будут незамедлительно предоставлены, чтобы заполнить этот пробел в логической цепи рассуждений. Так что давайте пока просто иметь в виду, что подавляющая часть населения нашей планеты, за исключением лишь какой-то части готов, в описываемые здесь годы жила ещё в бронзовом, а то и в каменном, веке. Причём это не какая-то там глубочайшая древность в глуби многих тысячелетий, а где-то XIII если даже не XIV век по современному летоисчислению от так называемого рождества Христова, как это станет ясно немного позже.

На этом процесс сотворения человека по Платону отнюдь не заканчивается, как следовало бы ожидать, сопоставив этот текст с современной канонической библией. Напротив, он, можно сказать, только начинается, поскольку, по мнению древних, генетический материал, произведённый землёй видимо совершенно не обладал достаточным благородством происхождения. Для этих целей уже потребуется вмешательство какого-нибудь бога. И неудивительно, что готы, вооружённые технологией производства стали, ощущали себя буквально богами среди подавляющего большинства людей каменного или бронзового века. Возможно, как раз по этой причине они «скромно» именовали себя на чужбине богами (god, got), чтобы как-то выделиться из туземного населения. Впрочем, дополню Платона, немного забегая вперёд, раз уж он умалчивает об этом: некоторые из этих туземцев бронзового века, не располагая пока ещё технологиями производства стали и чугуна, освоили тем не менее производство пороха и научились весьма успешно применять это своё изобретение, заставив тем самым уважать себя. Так что пришлым готам определённо приходилось с самого начала считаться с этим как с неизбежностью.

В этом месте может возникнуть вполне резонный вопрос: о каких таких готах может идти речь? Отвечу так: о западных готах. Скажите на милость: кто ещё кроме викингов визиготов мог назвать свой город-колонию Византием? Впрочем из «Болгарской апокрифической летописи» нам известно ещё одно разночтение этого названия – Виза. Так что термин «визиготы» можно пожалуй трактовать не столько как «западные готы», как это принято сегодня, а скорее уж как «визские готы» (Wise Goten). Впрочем не исключено, что на готском языке это тогда означало одно и то же.

Следует обратить ещё внимание на тот факт, что божественным покровителем Византия как раз и считался Посейдон, а не кто-то другой, что можно считать довольно-таки веским доводом для отождествления Византия с Атлантидой. Из платоновского контекста отчётливо видно, что здесь речь идёт именно о колонизации чужих земель, несмотря на отчётливо легендарный стиль изложения событий. Впрочем, к этой теме мы ещё неоднократно будем возвращаться в процессе дальнейшей реконструкции исторических событий. И в конце концов у Вас вряд ли останутся какие-нибудь сомнения насчёт причастности западных готов к этому городу.

Правда в этом месте предвижу вполне резонный вопрос: если западные готы располагались в самой восточной части Балканского полуострова, то где в это время были восточные готы? Отвечу пока так: естественно остроготы изначально базировались восточнее визиготов. Но не будем всё-таки без особой нужды торопить события, так как этот вопрос мы рассмотрим самым подробнейшим образом в последующих главах данного нашего расследования.


К слову говоря, греческие источники приписывают основание Византия некоему совершенно легендарному сыну Посейдона Византу, который всего лишь следовал неким весьма туманным указаниям оракула, требующего от него основать некий город «напротив слепых». По ходу нашего расследования нам неоднократно представится возможность лицезреть лично, как порой грубо средневековые эллины извращали оригинальные иностранные имена или названия. Однако с именем Византа они почему-то вопреки своей же собственной традиции поступили более-менее лояльно, максимально по возможности сохранив созвучие с готским оригиналом, если это псевдо-имя и в самом деле происходит от скандинавского гипотетического словосочетания «Wise-Goten». Так что заодно и Посейдон со своим вилообразным крестом похоже, имеет скандинавские корни. Конечно же это эллинизированное имя бога так или иначе неизбежно искажает готское звучание. Однако я уже прямо сейчас в состоянии озвучить его в оригинальном виде – Палестин – или что-то более-менее близкое к этому. Это поможет нам впоследствии уверенно локализовать истинное историческое место средневековой Палестины. Забегая немного вперёд добавлю к этому, что восточно-европейское географическое название «Пруссия» тоже впоследствии спустя где-то три века образовалось от этого же самого источника, и импортировано в таком виде на север оно в конечном счёте именно с восточной части Балканского полуострова. Впрочем подробнее мы этот вопрос рассмотрим немного позже, когда вполне целенаправленно займёмся тевтонским орденом.

Раз уж тут зашла речь о Византии, то сразу же потребуется сделать одну небольшую оговорку специально для читателей, уже имевших возможность ознакомиться с гипотезами академика Фоменко, который в частности полагает, что Рим, Иерусалим и Троя – это всё различные средневековые названия Константинополя, которые искусственно размножились на бумаге в основном благодаря лженаучной деятельности Скалигера. Насчёт Рима у меня нет никаких принципиальных возражений, так как даже каноническая история иной раз вполне официально именует Константинополь как Второй Рим. А вот с двумя другими названиями – Иерусалим и Троя – как оказалось, Фоменко несколько поспешил с далеко ведущими выводами. Признаться, я тоже довольно-таки долгое время был в плену этого заблуждения, забыв на время, что кроме второго некогда был ещё и первый Рим задолго до Константинополя. Само собой разумеется, что к Италии он не имеет ни малейшего отношения, поскольку этот итальянский город был основан значительно позже описываемых здесь событий. Более подробно этот вопрос будет рассмотрен в последующих главах этого расследования; поэтому в настоящий момент мы пока не будем преждевременно отвлекаться от рассматриваемой темы обсуждения. Заранее сообщу лишь, что Троя и Иерусалим – это далеко не все названия первого Рима, а не второго.

А вот уверенно локализовать расположение этого «вечного города» мы будем в состоянии несколько позже, так как эта задача оказалась не такой уж и простой. Кстати, отметим наперёд, что каноническая история в общем-то правильно толкует эти события, когда император Константин Великий перенёс столицу империи из первого Рима во второй. Приврал здесь Скалигер разве только в определении местоположения этого первого Рима, если конечно не учитывать другие весьма многочисленные, но не столь уж принципиальные детали вроде ошибочной датировки этих событий с погрешностью немногим больше тысячи лет. Впрочем, к подобным сюрпризам ортодоксальной истории потребуется привыкнуть; и чем скорее Вы это сделаете, тем легче будет для всех нас.


А теперь настала пора снова вернуться к апокрифической платоновской интерпретации картины сотворения человека и вспомнить про Клейто и Посейдона, который вдруг «воспылав вожделением, соединяется с ней». Ничего правда не сказано о взаимных чувствах невесты. Видимо считается само собой разумеющимся, что для неё такой брачный союз должен восприниматься как проявление божественного снисхождения к простым смертным. Но, как бы там ни было, Платон, возможно сам того не ведая, в отчётливо легендарной форме со всеми необходимыми подробностями обрисовывает нам картину зарождения нового религиозного культа.

… тот холм, на котором она (Клейто – Авт.) обитала, он (Посейдон – Авт.) укрепляет, по окружности, отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных - три) большой и малой величины, проведёнными на равном расстоянии от центра острова словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда ещё не существовало. А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привёл в благоустроенный вид, источил из земли два родника - один тёплый, а другой холодный - и заставил землю давать разнообразную и достаточную для жизни снедь.
Платон. Диалог «Критий».

По всей видимости Платон предположительно в XVII веке уже хорошо знал, что наличие термальных источников свидетельствует о сейсмической активности соответствующей местности, раз уж привёл такие сведения, чтобы были какие-то основания впоследствии потопить этот город хотя бы уж на бумаге. Возможно также, что ему хотелось, чтобы при упоминании о тёплом источнике у читателя сразу же возникла ассоциация со знаменитыми древнеримскими термами. На территории современного Стамбула среди прочего имеется ещё и лесопарковая зона – так называемый белградский лес – с природными подземными источниками (турецкие названия: Хюнкар, Кестане и Чирчир) , которые, как считается, в средние века и в самом деле обеспечивали город питьевой водой посредством акведуков архитектора Синана и специальных заградительных дамб. Правда в средние века эта природная зона располагалась далеко за пределами городских оборонительных сооружений, что идёт несколько вразрез со свидетельствами Платона, который похоже никогда не бывал в Стамбуле лично. Но всё-таки, думается, неспроста Платон прибегнул к этому можно сказать литературному вымыслу. Возможно прообразом Атлантиды послужил не только один лишь Византий, но ещё и какой-то другой пока неизвестный нам «вечный город», которые на пару в платоновском художественном изложении переплелись самым замысловатым образом.


Если мифические атланты вдруг отгородились оборонительными сооружениями, то, видимо, ожидали всё-таки какую-то потенциальную угрозу и возможность нападения со стороны туземного первобытного населения либо же со стороны пиратствующих викингов, которым было всё равно кого грабить. Платон на этот счёт ничего нам не говорит. Но зато вместо этого существует кое-какой смутный намёк на наличие двойного этноса в Атлантиде.

Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, причем тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения, как наибольшую и наилучшую долю, и поставил его царём над остальными, а этих остальных сделал архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной. Имена же всем он дал вот какие: старшему и царю – то имя, по которому названы и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант. Близнецу, родившемуся вслед за ним и получившему в удел окраинные земли острова со стороны Геракловых столпов вплоть до нынешней страны гадиритов, называемой по тому уделу, было дано имя , которое можно было бы передать по-эллински как Евмел, а на туземном наречии - как Гадир.
Платон. Диалог «Критий».
«Пять раз по чете близнецов» – звучит как-то не слишком уж убедительно. Очень уж искусственно и наигранно получается, совсем как в плохой пьесе, не находите ли? Так и подмывает выразить своё отношение к этому словами Станиславского: «Не верю!» В Египте по каноническим сведениям на раннем этапе его истории после объединения верхнего и нижнего царств долгое время существовала система двойной власти. Я в основном согласен с основателями «новой хронологии» в том, что история «античного» Египта по всей вероятности полностью списана с южно-европейской истории. А у Платона этот период египетского двоевластия похоже отразился в легендарной форме в образе нескольких пар близнецов. Очень похоже на то, что в Атлантиде определённые представители туземного населения в течение какого-то длительного периода времени принимали очень даже активное участие в принятии государственных решений.

Ещё эта пятёрка близнецов неизбежно наводит на мысль о наличии пяти объединённых провинций, административным и духовным центром для которых стала Атлантида. Платоном добросовестно приведены все десять географических названий. Однако уверенно идентифицировать ему удалось только одно из них – Гадир, позднее Гадес, а ныне Кадис – город, расположенный до наших дней на атлантическом побережье Испании. Город и в самом деле достаточно древний по традиционным представлениям. Считается, что на языке основателей название этого города означает «крепость». Между прочим очень похоже на германское «Gard» – город.


Получается по данным Платона, что только одна метрополия занимала практически всю южную Европу от Босфора до Атлантического океана. А где же тогда располагались остальные четыре провинции-колонии? На этот счёт у меня имеется одна безумная на первый взгляд гипотеза. Дело в том, что иероглифический вид письменности, надо полагать, самый древний — это вроде бы общепринятое мнение, хотя в последнее время кое-кто оспаривает это. Тем не менее, если подсчитать количество древних иероглифических культур на планете, то их окажется ровно четыре: Египет, Китай и две латиноамериканских культуры – майя и инки. Приплюсуйте сюда саму Атлантиду и получите ожидаемую цифру. Как бы абсурдно это ни выглядело на первый взгляд, но многие тем не менее убеждены, что все вышеперечисленные иероглифические алфавиты произошли от одного первоисточника. Это на мой личный взгляд смотрится куда правдоподобнее, чем традиционное мнение, что будто все эти системы письма были изобретены независимо друг от друга. Впрочем возможно, что какая-то относительная независимость тут и существует. Но сама идея иероглифического письма определённо экспортирована по странам и континентам из одного места. Если признать, что первые атланты были типичными викингами и мореходами, освоившими технологию производства стали, то удалённость некоторых колоний от метрополии уже не будет вызывать столь сильных сомнений. А тот факт, что Америка на самом деле была открыта викингами задолго до Колумба, сегодня вроде бы общеизвестен и подтверждён даже археологией. Платон косвенно подтверждает факт активной колониальной торговли экзотической продукцией, где атланты были бесспорными монополистами. Такая форма торговли, естественно, должна была приносить баснословные прибыли не только купцам, но и государственной казне.

От Атланта произошёл многочисленный род, царское звание передавалось старейшему из сыновей. Этот род скопил богатства, каких не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будет когда-нибудь ещё…
Платон. Диалог «Критий».

Основатели «новой хронологии» в своё время упоминали о некоторых исторических свидетельствах, согласно которым византийцы умели производить шёлк самостоятельно. Очень похоже на то, что византийцы сами и распространили эту дезинформацию, чтобы попытаться скрыть от возможных конкурентов истинный источник драгоценной по тем временам гигиенической ткани, отпугивающей паразитических насекомых. А по поводу выхода из Средиземного в Красное море и Индийский океан напомню только, что канал Клеопатры существовал и успешно функционировал ещё задолго до постройки суэцкого канала англичанами. Более того, современный суэцкий канал, оказывается, буквально проходит по древнему руслу. И, естественно, что этот канал значительно сокращал расстояние от Средиземноморья до Дальнего Востока. Поэтому этот маршрут мог бы заслужено носить имя «великий шёлковый путь» с учётом такой детали, что это был на самом деле изначально водный путь, а не сухопутный.


Однако мы слишком уж сильно отвлеклись от религиозного культа атлантов. Это было сделано в основном специально для того, чтобы показать, в каких условиях происходило зарождение этого нового по тем временам течения.

Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом. В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона, обнесённый золотой стеной, и это было то самое место, где они некогда зачали и породили поколение десяти царей; в честь этого ежегодно каждому из них изо всех десяти уделов доставляли сюда дары. Был и храм, посвящённый одному Посейдону, который имел стадий (193 м – Авт.) в длину, три плетра (пол-стадия – 96 м – Авт.) в ширину и соответственную этому высоту; в облике же постройки было нечто варварское. Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев, они выложили серебром, акротерии же - золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь испещрённый золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния: сам бог на колеснице, правящий шестью крылатыми конями, вокруг него – сто нереид на дельфинах ... а также много статуй, пожертвованных частными лицами. Снаружи вокруг храма стояли золотые изображения жён и всех тех, кто произошёл от десяти царей, а так же множество дорогих приношений от царей и от частных лиц этого города и других городов, которые были ему подвластны. Алтарь по величине и отделке был соразмерен этому богатству; равным образом и царский дворец находился в надлежащей соразмерности, как с величием державы, так и с убранством святилищ.
Платон. Диалог «Критий».

Любопытная подробность: огороженный храм Клейто и Посейдона служил одновременно ещё и резиденцией императора, куда посторонние попросту не допускались. В принципе, тут ничего удивительного нет, поскольку, напомню, правитель выполнял в те времена одновременно ещё и функции верховного жреца и, более того, почитался даже в качестве бога. И поэтому его личные покои вполне естественно воспринимались как культовое сооружение. В принципе, Платон не только предоставил нам замечательное описание первой папской резиденции, но и прояснил ещё историю происхождения названия титула главы католической церкви – «папа». Впрочем слово «патриарх», используемое в терминологии православия, тоже происходит этимологически от слова «отец». Сами видите из вышеприведённой цитаты, что Посейдон и в самом деле оказался достаточно плодовитым отцом семейства, чтобы по праву претендовать на титул «отца города».

Ещё меня несколько настораживает платоновский эпитет, данный облику храма Посейдона: «нечто варварское». Интересно знать, известны были Платону якобы из египетских источников все подробности, или он просто не решился огласить такое всенародно? Видимо были в украшении этого пресловутого храма какие-то слишком уж откровенные непристойности, явно претившие образованному человеку XVIII века. Обратите внимание, что культ Посейдона с Клейто как раз и посвящён в основном процессу зачатия поколения «десяти царей». По крайней мере, из вышеприведённой платоновской цитаты мы ясно видим, что это событие ежегодно праздновалось непосредственно в папской резиденции в кругу родственников, что само говорит об особой пышности этого обряда. И, вполне естественно, что сам император в этом культе играл роль Посейдона – некой оплодотворяющей божественной силы. Правда, эта мистерия проходила изначально за закрытыми дверями и, поэтому, широким народным массам, естественно, она была известна лишь только понаслышке. Таким образом получается, что правящая верхушка атлантов поклонялась своим предкам, отцу и, можно сказать, богоматери по отношению к Клейто.

Итак мы видим, что наряду с ранним иудаизмом существовало ещё одно вероисповедание, где роль святой двоицы выпадала на долю Посейдона с Клейто. Тем не менее наличие женского элемента видимо всё равно не делало эти два культа абсолютно несовместимыми. В этом мы вскоре сможем убедиться. Более того, даже само название религии атлантов было производным от имени «праматери человечества». Ведь неспроста же имя «Клейто» так созвучно со словом «католик», если оставить только грамматический корень последнего слова: «катол-». Согласные звуки порой меняют свой исходный порядок при заимствовании иноязычного слова, трудного в произношении. Например такая общепризнанная перестановка: Gard (готское) и град (вендское). А имя «Клейто» нам ведь известно только в эллинской адаптации благодаря Платону. Поэтому вполне правомерно в дальнейшем называть этот дохристианский культ атлантов ранним архаичным католичеством дохристианской поры.

В настоящий момент может сложиться такое впечатление, что католичество и православие вышли из различных религиозных течений. В принципе так оно и есть, с учётом того, что это были весьма родственные иудаистские течения. Надо подчеркнуть ещё, что иудаизм сам по себе, в отличие от христианства, был крайне толерантен к различным ересям, и по этой причине за свою многовековую историю накопил изрядное количество таковых. И часть таких течений со временем слилось в частности в ислам.


Правда существует ещё одно слово-этноним, подозрительно созвучное имени «Клейто» – кельт. Я со своей стороны полагаю, что этот термин, подобно слову «славяне», тоже не обладает исконно этническим смыслом, как это традиционно принято считать сегодня. Поэтому в ходе дальнейшей реконструкции истории предлагаю использовать это слово в его изначальном смысле: кельт – поклонник раннекатолического вероисповедания. Это, наряду с ранним иудаизмом, был довольно-таки обширный культ, который согласно Платону, исповедовался во всех провинциях Атлантиды. Напомню в этой связи, что одна только метрополия по мнению Платона занимала всю южную часть Европы от Босфора до Гадира. Полагаю, что египетская верхушка самой родовитой знати тоже должна была относиться к категории кельтов. А Египет в то время включал в себя Ливию и Нубию. А это уже практически весь чёрный континент. Вероятнее всего аналогичная картина была и в остальных колониях. Впрочем, надо помнить, что всё это лишь платоновская картина прошлого, выставленная им в противовес скалигеровской, сфабрикованной можно сказать в угоду Ватикану. Всё платоновское повествование об Атлантиде конечно же на мой взгляд нельзя воспринимать за чистую монету в качестве полноценных исторических свидетельств. Просто он попытался поведать нам в основном в легендарной и художественной форме об истинной истории происхождения архаичного дохристианского католицизма. И в этом я вижу главную ценность этих платоновских свидетельств.

Кое-какие подтверждения «кельтско-католической» гипотезы можно найти ещё и в греческой мифологии. В частности вышеупомянутая мифическая героиня Аталанта принимала участие в охоте на калидонского (т.е. кельтско-католического) вепря. Более того, именно ей и удалось нанести в конце концов смертельный удар свирепому животному. Вполне очевидно, что этот миф, как и многие другие, является отражением событий одного из крестовых походов средневековья, нацеленных в основном на взятие Византия. В этом мифе калидонско-кельтский вепрь, надо полагать, в аллегорической художественной форме отражает собой твердыню платоновских атлантов.


Следующая глава

Оглавление