Призываем меценатов и спонсоров поддержать наш некоммерческий научно-исследовательский проект.

Формат PDF См. также: Реконструкция историиРеконструкция истории Версия для печати
Реконструкция истории

Реконструкция историиМатериалы расследования

Глава 9. «Крещение Руси»

 

Тогда весь народ рузов, бывший там, поднялся на бой; их было 6 000 человек – пеших, вооружённых копьями и щитами, – которых просил царь Василий у царя рузов в то время, когда он выдал сестру свою замуж за последнего. В это же самое время рузы уверовали в Христа.

Стефан Таронский (Асохик)

Такое понятие как германцы вообще-то по хорошему счёту уместно применять исключительно по отношению к готам Эрманариха, которого чаще называют как Германарих. Тем не менее, современная терминология по каким-то не вполне понятным причинам ошибочно применяет это название ко всем без исключения народам готского происхождения. Поэтому, чтобы избежать такой двусмысленности в толковании этого слова, я вообще не использовал его на страницах этого нашего расследования, подменяя его другими терминами. Не исключено, что кое-кто из читателей уже давно заметил, что я до сих пор избегал использовать такие топонимы как «Русь» или «Россия». Даже такое казалось бы недвусмысленное понятие как «русский язык» я тем не менее старался заменить каким-нибудь другим словосочетанием, например: вендский язык, хотя это и вызывало порой некоторые проблемы при попытке изложить свою мысль. И вот, наконец, подошло время дать исчерпывающие объяснения на этот счёт.
Надпись в углу карты: «Новая карта Московии по самым
последним данным»
. Выпущено в Лондоне в 1744 г.

Можно было бы привести здесь в качестве примеров «наглядной агитации» десятки иллюстраций самых различных зарубежных средневековых географических карт, где отображены земли современной центральной России и территории Украины и Белоруссии, чтобы убедиться, что таких названий как «Русь» или «Россия» просто не существовало на свете до самой середины XVIII века. Вместо этого ограничимся одним таким изображением на рисунке слева. Обратите внимание, что эта карта датирована 1744 годом. А это значит, что выпущена она уже после смерти Петра I, который умер согласно традиционным данным в 1725 году. Как сами видите, в 1744 году ещё была Московия, была также Великая Тартария, часть которой отображена на востоке. Но Российской Империи, хотите Вы этого или нет, попросту ещё не существовало в эти годы вопреки данным ортодоксальной исторической школы. Причём, если верить надписи в правом нижнем углу карты, то на ней отображены не какие-то там устаревшие данные, а самые что ни на есть последние результаты картографии.

В принципе эта идея аргументирования с помощью географических карт не нова, и что-то подобное проскальзывало в работах по «новой хронологии». Так что я всего лишь немного напомнил Вам об этой особенности. Осталось только сделать выводы на основе этих данных. Получается, что никакой Киевской Руси никогда не существовало, также как и Галицко-Волынской, и всё это было сфабриковано в романовскую эпоху фальсификации отечественной истории. Кроме того современная археология не подтверждает существование Киева в IX веке; оказалось, что это сравнительно новый город, основанный где-то в XIV или в XV веке. Казалось бы, раз так обстоят дела, то эту тему можно закрыть и навсегда забыть о ней. Но не всё так просто. Давайте всё-таки последовательно, не спеша, расставим все точки над «i». Ведь россы как народ упоминаются ещё в византийских хрониках, арабских и персидских средневековых свидетельствах, от которых нельзя просто так отмахнуться, как от назойливой мухи.

§ 1. В поисках Руси

Приведу для начала некоторые средневековые свидетельства, которые помогут нам локализовать места проживания россов. Вот, например, одна небольшая цитата из «жития Георгия Амастридского»: «Всё лежащее на берегах Эвксина (Чёрного моря – Авт.) и его побережье разорял и опустошал в набегах флот росов (народ же «рос» - скифский, живущий у Северного Тавра, грубый и дикий)». Неплохая наводка, согласитесь, направляющая нас прямиком куда-то в северное Причерноморье неподалёку от северной части Крымского Полуострова. Существуют и другие указания о местах проживания россов. В частности сохранились кое-какие туманные свидетельства на этот счёт персидского историка Ибн-Руста, который цитировал «Книгу путей и стран» арабского эрудита Ибн-Хордадбеха:

Что касается росов, то живут они на острове, окружённом озером. Окружность этого острова, на котором живут они, равняется трём дням пути. Покрыт он лесами и болотами, нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногой на землю, и она трясётся по причине обилия в ней воды. Росы имеют царя, который зовётся «каган росов». Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут к хазарам и болгарам и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян. Когда у кого-нибудь из них родится сын, то он берёт обнажённый меч, кладёт его перед новорождённым и говорит: «Не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретёшь этим мечом». Они не имеют ни недвижимого имущества, ни селений, ни пашен, единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами… Росы имеют много городов… Эти люди отважны и победоносны, когда они высаживаются на открытое место, никто не может противостоять им: они разрушают всё, берут в рабство женщин и побеждённых. Росы сильны и осторожны и они не совершают походов на конях, а все их набеги и битвы совершаются только на кораблях…

Казалось бы на первый взгляд, что этот загадочный остров нисколько не проливает свет на вопрос локализации россов. Однако приведу для этих целей всего лишь одну небольшую цитату из книги нашего отечественного исследователя Владимира Борисовича Егорова «Русь и снова Русь»: «Известна весьма логичная локализация «острова росов» Ибн-Руста как раз в метрополии росов на Таманском полуострове, где рукава дельты Кубани образовывали топкие острова». Ну что ж, надо отдать должное автору, что такая локализация, помещающая россов прямиком в Боспорское Государство, нисколько не противоречит предыдущей цитате из «жития Георгия Амастридского». Так что, всё это и в самом деле выглядит достаточно правдоподобно.

Если локализация россов проведена правильно, то надо напомнить ещё, что предположительно как раз через эти места двигался в своё время хан Аспарух, когда вёл свою дружину с Волги на Балканы. Добавлю также, что, по мнению Егорова В.Б., средневековый город Таматарха (он же Тмутаракань и позже Тамань) как раз и являлся основной базой, если вообще не столицей, россов. Подтверждение такой локализации можно найти ещё в некоторых «апокрифических» сочинениях Льва Диакона, для которого Мирмидония находилась там же, а сами мирмидоняне считались предками россов; кроме того владения россов около Азовского моря назывались Мирмидонией. Таким образом, благодаря Льву Диакону, у Боспорского Государства появляется ещё одно «апокрифическое» название. Правда надо бы тут отметить что Лев Диакон, называя такой этноним – мирмидоняне – на деле скорее всего слегка извратил одно из хорошо известных нам средневековых названий норвежцев – мариманы или мурманы. Пожалуй добавлю сюда же ещё один факт, что Михаилу Ломоносову в XVIII веке было хорошо известно, что «руссы» происходили откуда-то из северного Причерноморья, что, как видите, неплохо согласуется с другими аналогичными свидетельствами.


Напомню, что согласно общепринятому мнению, практически всё северное Причерноморье, включая Кавказ, находилось под контролем империи восточных готов Эрманариха. И современное название Армении, кстати говоря, подтверждает её былую принадлежность к этой метрополии. Кроме того, всё это более-менее согласуется с канонической исторической школой, за исключением разве что датировок этих событий. Таким образом, логично было бы предположить, что этнос россов тоже должен иметь какое-то отношение к восточным готам или, говоря другими словами, к «варягам Руси» — предполагаемой родине романовского мифологического персонажа Рюрика. На этот счёт существует одна весьма любопытная цитата. В «Бертинских анналах» в частности приведено письмо к франкскому императору Людовику I от византийского императора Феофила, который вместе с посольством…

...прислал также… некоторых людей, утверждавших, что они, то есть народ их, называется Рос [Rhos]; король их, именуемый хаканом, направил их к нему [Феофилу], как они уверяли, ради дружбы. Он [Феофил] просил…, чтобы … они получили возможность через его империю безопасно вернуться [на родину], так как путь, по которому они прибыли в Константинополь, пролегал по землям варварских и в своей чрезвычайной дикости исключительно свирепых народов, и он не желал, чтобы они возвращались этим путём, дабы не подверглись при случае какой-либо опасности. Тщательно расследовав [цели] их прибытия, император узнал, что они – люди из шведов.

Надо отметить, что мы в своей реконструкции истории пока ещё не дошли до того исторического момента, когда Эрманарих был наконец покорён Ордой и депортирован в Европу. Само собой разумеется, что в последующих главах этот вопрос будет раскрыт со всеми возможными подробностями, когда нам удастся накопить для этого дела необходимые материалы. Тем не менее, вышеприведённая цитата, связывающая россов со шведами, может послужить впоследствии неплохим намёком на то место в Европе, куда будут депортированы черноморские готы. Вероятнее всего события, описанные в этой вышеприведённой цитате, имели место уже в более позднее время, когда черноморские викинги наконец не устояли под натиском Орды, и готское население северного Причерноморья, включая россов, было депортировано предположительно на Скандинавский Полуостров. Ещё одним подтверждением этому предположению является тот факт, что современные финны называют словом «руотси» именно шведов, а не россиян, как это следовало бы ожидать. Обратите ещё внимание, что такая постановка вопроса особо не противоречит традиционной канонической истории.

Византийский источник «Хронограф», автор которого известен лишь под условным именем Продолжатель Феофана, кроме того свидетельствует, что «одиннадцатого июля четырнадцатого индикта на десяти тысячах судов приплыли к Константинополю росы, коих именуют также дромитами, происходят же они из племени франков…». По поводу названия «дромиты» у современных историков, насколько мне известно, нет устоявшегося мнения. Вероятнее всего, здесь мы наблюдаем преднамеренно искажённый до неузнаваемости этноним тавро-скифов или тервингов, сфабрикованный в более позднее время в целях искусственной подгонки этих событий под скалигеровскую фальсифицированную хронологическую шкалу, которая наотрез отрицает существование тавро-скифов в X веке. Уточню на всякий случай, что Боспорское Государство и в самом деле владело несколькими городами в восточной части Крымского Полуострова, так что такое название, роднящее с Крымом, более чем уместно по отношению к боспорцам.

А как же быть с франками? Ведь по нашим данным франки до великого переселения народов контролировали лишь южное побережье Чёрного Моря, а не северное, как в данном случае. Строго говоря, этимология происхождения этнонима «франки» и в самом деле, надо признать, достаточно запутанна. Очень похоже, что данный этноним каким-то образом этимологически связан с тервингами. Правда тервинги существовали ещё и до основания Франции царём Испором, и поэтому не могут происходить от франков вопреки словам Продолжателя Феофана. Скорее уж наоборот – Испор привёл на Анатолийский полуостров тервингов из северного Причерноморья, с помощью которых и расчистил эти земли от египтян. В этом случае франки и тервинги – это всего лишь два разночтения одного и того же этнонима, и ошибка Продолжателя Феофана в такой ситуации на мой взгляд вполне простительна.

Кроме того сохранился ещё текст торгового договора Византии с россами. И там среди прочего перечислены пятнадцать имён послов россов, неожиданное звучание которых до сих пор вызывает всеобщее недоумение в канонических кругах: «Мы от рода росского: Карлы, Инегельд, Фарлоф, Вельмоуд, Рулав, Гуды, Руальд, Карн, Фаслав, Рюар, Актевоу, Труян, Лидул, Фаст, Стемид иже посланы от Ольга, великого князя росского...». Подавляющее большинство этих имён имеет общепризнанную скандинавскую этимологию, а об остальных именах трудно сказать что-то определённое. По крайней мере, ни одного вендского имени, которое можно было бы уверенно идентифицировать, здесь стопроцентно нет. Даже имя великого князя – Ольг – здесь звучит несколько непривычно, как-то слишком уж откровенно на скандинавский манер.

§ 2. Свидетельства Константина Багрянородного

Для начала очень полезно было бы как-то привязать годы жизни византийского императора Константина VII Порфирогенета (Багрянородного) к временной шкале, так как каноническая датировка по понятным причинам не может внушать нам особого доверия. И в этой казалось бы трудной задаче нам в который уже раз может помочь апокрифический болгарский летописец, который упоминает имя этого «императора» именно в таком недвусмысленном виде. Напомню тем не менее к предстоящему случаю, что по нашим же собственным данным границы средневековой Болгарии лишь очень и очень отдалённо напоминали границы её современной тёзки.

И много знамений сотворил царь Симеон. Царствовал 130 лет и родил святого Петра, царя болгарского, мужа святого и сполна праведного...
...
И после его смерти уже принял болгарское царство сын его царь Пётр, и тот был царём болгаров и ещё греков. И царствовал на болгарской земле 12 лет не имея ни греха, ни жены и благословенно было его царствование. Тогда кроме того в дни и годы святого Петра, царя болгарского, имели изобилия всякого, даже пшеницы и масла, мёда, молока и вина, и взрастало и процветало всякого божьего дарования, и не имелось скудности от ничего, но имелись сытость и изобилие от всякого по изволению божьему. И тогда, в годы святого Петра, царя болгарского, нашлась одна женщина вдовица, молода и мудра, и много праведна в земле болгарской, по имени Елена. И родила царя Константина, мужа святого и праведного. Этот кроме того был сыном Константина Зелени и матери Елены и этот Константин [был] наречён Багрянородным, царь римский. И из-за зависти его матери Елены сбежал в Визу град римских эллинов, потому что ожидался ребёнок и там родил царь Константин. И ему явился ангел господень и ему благовестил честным крестом на восток. И слюбились царь Пётр и царь Константин. И собрали свои войска, и взяли своих матерей, и отошли на восток по морю в Крайниево место. Там, где был царь Константин, был маленький град по имени Византия. И дошёл Константин до того места, и увидел пустое место от моря до моря, и помыслил себе это: как приду в Крайниево место и найду честный крест Христов, и на котором был распят Христос, и снова ещё остановлюсь здесь, на том месте, и ещё построю град, и ещё ему дам имя Новый Иерусалим, прибежище святым, а царю украшение. Но когда отошёл царь Константин в Крайниево место, тогда пришли некие захватчики как исполины и погубили болгарские земли по морю и Пётр, царь болгарский, муж праведный, оставил царство и сбежал на запад в Рим и там завершил свою жизнь.

Как сами наверное видите из предложенного мною контекста, болгарский летописец почему-то отождествляет Порфирогенета с Константином Великим, раз уж Порфирогенету приписывается основание Константинополя. Излишне тут, думается, говорить, что с канонических скалигеровских позиций это самый откровенный и ничем неприкрытый апокриф. Но нас-то это не должно смущать, что Константин Великий одновременно является ещё и Багрянородным. Впрочем, он же, как нам уже известно, носил ещё и имя Фердинанд, если не считать прочие его прозвища.

Конечно же мы обязаны отождествить апокрифического святого Петра с Петраркой. Однако смущает немного, что он «был царём болгаров и ещё греков». Не слишком ли много возложено на столь скромную персону как Петрарка? Тем не менее мы всё равно обязаны прислушаться и к такому апокрифическому нетрадиционному мнению. Ведь мог же болгарский летописец вкладывать принципиально иной смысл в слово «царь».

Гораздо большее сомнение у меня здесь вызывает отец святого Петра по имени Симеон, который по мнению болгарского летописца царствовал аж сто тридцать лет. Безусловно столь завышенная цифра имеет чисто легендарный характер и не может поэтому восприниматься буквально. Йордан Табов, кстати говоря, опираясь на специфику звучания, считает, что в канонических источниках Симеону должна соответствовать династия средневековых болгарских правителей Шишманов (или Шишмановичи, болг. Шишмановци), которая по тем же самым каноническим сведениям продержалась у власти в течение девяноста девяти лет. И раз уж я сейчас очутился перед выбором, кому поверить насчёт срока царствования – каноническим либо апокрифическим источникам?, – то большее предпочтение я отдаю последним.

Однако, отмечу к этому, что сведения о том, что Петрарка «сбежал на запад в Рим и там завершил свою жизнь» безоговорочно подтверждается данным нашим расследованием, если, конечно, здесь говорится об апеннинском Риме. Однако сомневаться в этом едва ли приходится с учётом того, что в XIX веке, когда предположительно жил этот апокрифический болгарский летописец, название Рим уже окончательно прикрепилось к столице Италии. Приплюсуем пожалуй к этому ещё и упоминание эллинского имени Христа, а не Хорса к примеру, и библейского канонического Иерусалима вместо Ярославля, которые в совокупности снова беспристрастно свидетельствуют о сравнительно позднем происхождении апокрифической летописи, когда современная христианская терминология уже окончательно сложилась.

Особый интерес вызывает ещё одно апокрифическое сообщение о том, что некие исполины помешали Константину основать свой Новый Иерусалим вблизи Византия в Крайниевом месте. Впоследствии нам представится возможность убедиться, что эти исполины являются лишь неправильной интерпретацией авторского текста: из Полины, т.е. из Полонии или из Польши. Впрочем целенаправленным подробнейшим изучением этого вопроса мы займёмся в следующей главе «Парис и Елена». Ведь череда завоеваний, породившая между прочим и великое переселение народов, ещё очень даже далека до завершения.


Норманисты, аргументируя свою точку зрения, традиционно прибегают к сочинениям византийского императора Константина VII Багрянородного, где среди прочего перечислены названия семи днепровских порогов. Причём эти названия приведены автором как на росском, так и на славянском языках, этнически вполне неддвусмысленно противопоставляя тем самым россов и славян. Кроме того Константин даёт ещё свои собственные объяснения и комментарии по поводу происхождения каждого такого названия порога. Но я ведь не норманист, пытающийся доказать, что наша отечественная государственность произошла от викингов. Нет, я только пытаюсь сказать, что исторические россы и в самом деле были этническими готами. Но они при этом не имеют ни малейшего отношения к нашей истинной отечественной истории кроме пожалуй этнонима «Русь», который был и в самом деле неправомерно навязан нашей стране романовской династией. Впрочем, Белоруссия могла бы тоже предъявить аналогичный иск дому романовых. И одна лишь Украина, надо отдать ей должное, сумела в конце концов каким-то образом откреститься от совершенно чуждого ей названия «Малороссия».
Константин Багрянородный и Зоя Карбонопсина, византийская монета.

Можно было бы в принципе воспользоваться стандартной аргументацией норманистов, если бы не одна деталь, полностью перечёркивающая целесообразность этой затеи: оказалось, что все названия днепровских порогов, как росские так и славянские, извращены Константином Багрянородным буквально до неузнаваемости. В подтверждение приведу лишь один небольшой отрывок: «…четвёртый порог, огромный, нарекаемый по-росски Аифор, по-славянски же Неасит, так как в камнях порога гнездятся пеликаны». Спрашивается: что это за Неасит? Может быть неясыть? Конечно, это не совсем пеликан, но всё-таки какая-никакая птица. Хотя при желании можно было бы подобрать и другие созвучия, более уместные для названия речного порога. Тем не менее, несмотря ни на что, этот порог всё-таки удалось более-менее уверенно идентифицировать, сопоставив с его современным названием: «Ненасытец». Согласитесь, что если бы мы не располагали этим современным названием, то бесполезно было бы искать в авторском слове «Неасит» какое-нибудь разумное вендское толкование. То же самое, надо полагать, касается и всех росских названий, вокруг которых до сих пор не угасают жаркие споры норманистов и антинорманистов. А что можно сказать о пеликанах, которые никогда не гнездились на Днепре? Добавим ещё к этому, что на Днепре не семь порогов, как это «авторитетно» утверждает Константин Багрянородный, а целых девять. И всё это, естественно, говорит о крайне низкой информированности этого высокопоставленного византийца.


Однако мы всё равно не зря потратили время, обращаясь за помощью к Порфирогенету, который совершенно определённо и недвусмысленно этнически разделяет россов и славян. И тут уж не поспоришь. Даже ярым антинорманистам приходится как-то мириться с очевидностью этого факта. Правда ничего особенного, играющего чем-то на руку норманистам, здесь, если только вдуматься, нет. Ведь Константин именно славян, а не россов или кого-то другого, называет жителями Приднепровья, в то время как россы лишь наведываются время от времени в эти места на своих лодках исключительно в коммерческих целях. Вся беда антинорманистов лишь в том, что они искренне уверовали в романовский миф, будто это россы являются нашими предками.

Скалигеровская хронология почему-то помещает годы жизни Константина Багрянородного в первую половину X века. Однако мы, имея свои собственные привязки к другим известным нам событиям, обязаны будем справедливости ради подправить такую порочную датировку, переместив всё это на рубеж XV и XVI веков в самое преддверие великого переселения народов.

Ещё у Константина имеется одно любопытное упоминание о Киеве: «Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самбатас». Отсюда, если вчитаться чуть внимательнее, следует, что Киев – это вовсе не город, как все мы привыкли это считать с романовской подачи, а скорее уж название какой-то области – Киевщина, как я уже именовал это ранее, – где имелась к тому же ещё некая крепость Самбатас (Σαμβατας), господствовавшая тогда в этом регионе.

Конечно, всё это можно было бы списать на недостаточную информированность Константина, если бы не аналогичные свидетельства некоторых арабских и персидских географов, где Куявия, а также Куябия и Куяба, фигурирует в качестве крупного территориального образования наряду с Артанией (т.е. Орда) и Славией (т.е. Израиль), которых всех вместе в совокупности по свидетельствам средневековых авторов объединял собой единый этнос.

Учитывая то, что некоторые названия у Константина исковерканы до полной неузнаваемости, можно предположить, что крепость Самбатас – это всего лишь Запорожье, так как при более поздней переписке оригинального авторского текста буква «Р» могла быть легко перепутана с буквой «Т», если конечно такая «описка» не была сделана намеренно, чтобы хорошенько запутать следы. Добавлю ещё, что взаимоотношения между россами и славянами Порфирогенет характеризует эллинским словом «пактиот», что практически равнозначно по смыслу слову «союзник». На этом фоне процветают оживлённые торговые отношения, так как, по свидетельству Константина, росские купцы поднимались из Чёрного Моря вверх по Днепру в основном для того, чтобы там закупить различные товары, в первую очередь древесину и рабов, которые после этого развозились по разным странам причерноморского бассейна, включая сюда между прочим и саму Византию.

Есть ещё кое-какие подтверждения тому, что запорожские казаки были достаточно хорошо знакомы с россами. Настолько хорошо, что даже позаимствовали у россов кое-какую весьма специфичную национальную атрибутику. В подтверждение могу привести описание внешности одного из росских каганов при его встрече с византийским императором Цимисхием сразу же после заключения мира, позаимствованное мною у Льва Диакона:

Видом он был таков: среднего росту, не слишком высок, не слишком мал, с густыми бровями, с голубыми глазами, с прямым носом, безбородый и с густыми длинными висящими на верхней губе волосами. Голова у него была совсем голая, и только на одной её стороне висел локон волос, означающий знатность рода; крепкий затылок, плечи широкие и весь стан довольно стройный, но выглядел он хмурым и суровым. В одном ухе у него висела золотая серьга, украшенная двумя жемчужинами с рубином посреди их вставленным.

Разве не удалой запорожский казак с весьма характерным оселедцем на голове сразу же возникает перед мысленным взором? К слову говоря, отсутствие бороды и при этом наличие усов косвенным образом говорит за то, что человек на вышеописанном портрете не принадлежал ни к христианам, ни иудаистам. Впрочем, каноническая история тоже полностью подтверждает язычество тогдашних россов. А вот ещё одно аналогичное свидетельство в тему от арабского географа Ибн Русте:

Шаравары носят они [россы] широкие: сто локтей материи идёт на каждые. Надевая такие шаравары, собирают они их в сборки у колен, к которым затем и привязывают.

Можно было бы привести ещё целый ряд доводов в пользу того, что средневековые россы были этническими готами и поэтому не имеют никакого отношения к нашей отечественной истории. Однако имеющегося материала думается более чем достаточно, чтобы у читателя сложилось определённое мнение на этот счёт.

§ 3. Ростовь

Мифология скандинавов довольно-таки хорошо известна в основном благодаря поэтической «Старшей Эдде», авторство которой не установлено, и прозаической «Младшей Эдде» Снорри Стурлусона. Пантеон из тринадцати скандинавских богов, а точнее асов, возглавляемый асом Одином, сегодня достаточно хорошо изучен. Надо полагать, что религия готов северного Причерноморья должна быть по всей логике генетически близкой славянскому иудаизму. Однако мне так и не удалось найти какого-нибудь солнечного аса в напарники Одину. Кроме того и сам ас Один никогда не был в скандинавской мифологии громовержцем и тем более демиургом. Так что черноморские готы, судя по всему, всё-таки не были полноценными иудаистами в отличие от подавляющего большинства других готов, возможно сохранив тем самым в относительной неприкосновенности свои древние скандинавские верования.


Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились у реки Атиль (Волга – Авт.). Я никого не видал, более совершенного телом. Они стройны, белокуры, краснолицы и белотелы. Не носят курток и кафтанов, но их мужчины носят кису, которой охватывают один бок, так что одна рука остаётся снаружи. Каждый из них имеет топор, меч и нож, и со всем этим он не расстаётся. Мечи их плоские, бороздчатые, франкские. Иные из них изрисованы от края ногтей и до шеи деревьями и всякими изображениями…

Дирхемы (деньги – Авт.) русов – серая белка без шерсти, хвоста, передних и задних лап и головы, [а также] соболи… Ими они совершают меновые сделки, и оттуда их нельзя вывезти, так что их отдают за товар, весов там не имеют, а только стандартные бруски металла…

Собирается их в одном доме десять или двадцать, – меньше или больше. У каждого скамья, на которой он сидит, и с ним девушки-красавицы для купцов. И вот один совокупляется со своей девушкой, а товарищ его смотрит на него. И иногда собирается группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет её, пока не удовлетворит своего желания…

В обычае царя русов, что вместе с ним в его высоком замке всегда находятся четыреста мужей из его витязей к нему приближённых… С каждым из них девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьёт, и другая девушка, которой он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста сидят, а ночью спят у подножья его ложа…

Если двое ссорятся и спорят, и их царь не может их примирить, он решает, чтобы они сражались друг с другом на мечах, и тот, кто победит, тот и прав...

...
Похороны знатного росса. Картина Г. Семирадского по
мотивам рассказа Ибн Фадлана о встрече с россами.

И если умирает главарь, то говорит его семья его девушкам и его отрокам: «Кто из вас умрёт вместе с ним?» Говорит кто-либо из них: «Я». И если он сказал это, то это уже обязательно, так что ему уже нельзя обратиться вспять. И если бы он захотел этого, то этого не допустили бы. И большинство из тех, кто поступает [так], [это] девушки. И вот, когда умер этот муж, о котором я упомянул раньше, то сказали его девушкам: «Кто умрёт вместе с ним?» И сказала одна из них: «Я». Итак, поручили её двум девушкам, чтобы они оберегали её и были бы с нею, где бы она ни ходила, до того даже, что они иногда мыли ей ноги своими руками. И принялись они [родственники] за его дело, – кройку одежды для него, за приготовление того, что ему нужно. А девушка каждый день пила и пела, веселясь, радуясь будущему. Когда же пришёл день, в который будет cожжён [он] и девушка, я прибыл к реке, на которой [находился] его корабль, – и вот, (хвижу, что] он уже вытащен [на берег] и для него поставлены четыре подпорки из дерева хаданга [белого тополя] и другого [дерева], и поставлено также вокруг него [корабля] нечто вроде больших помостов (амбаров?) из дерева. Потом [корабль] был протащен [дальше], пока не был помещён на эти деревянные сооружения. И они начали уходить и приходить, и говорили речью, [которой] я не понимаю. А он [мёртвый] был далеко в своей могиле, [так как] они [ещё] не вынимали его. Потом они принесли скамью, и поместили её на корабле и покрыли её стёгаными матрацами, и парчой византийской, и подушками из парчи византийской, и пришла женщина старуха, которую называют ангел смерти, и разостлала на скамье постилки, о которых мы упомянули. И она руководит обшиванием его и приготовлением его, и она убивает девушек. И я увидел, что она ведьма большая [и толстая], мрачная [суровая]. Когда же они прибыли к его могиле, они удалили в сторону землю с дерева [с деревянной покрышки] и удалили в сторону [это] дерево и извлекли его [мёртвого] в изаре, в котором он умер, и вот, я увидел, что он уже почернел от холода [этой] страны. А они ещё прежде поместили с ним в его могиле набид и [некий] плод и тунбур. Итак, они вынули всё это, и вот он не завонял и не изменилось у него ничего, кроме его цвета. Итак, они надели на него шаровары и гетры, и сапоги, и куртку, и хафтан парчёвый с пуговицами из золота, и надели ему на голову шапку [калансуву] из парчи, соболевую. И они понесли его, пока не внесли его в ту палатку [кабину], которая [имеется] на корабле, и посадили его на матрац, и подпёрли его подушками и принесли набид, и плод, и благовонное растение и положили его вместе с ним. И принесли хлеба, и мяса, и луку, и бросили его перед ним, и принесли собаку, и разрезали её на две части, и бросили в корабле. Потом принесли всё его оружие и положили его к его боку. Потом взяли двух лошадей и гоняли их обеих, пока они обе не вспотели. Потом (они) разрезали их обеих мечом и бросили их мясо в корабле, потом привели двух коров [быков] и разрезали их обеих также и бросили их обеих в нём [корабле]. Потом доставили петуха и курицу, и убили их, и бросили их обоих в нём [корабле].

А девушка, которая хотела быть убитой, уходя и приходя входит в одну за другой из юрт, причём с ней соединяется хозяин юрты и говорит ей: «Скажи своему господину: «право же, я сделала это из любви к тебе»». Когда же пришло время после полудня, в пятницу, привели девушку к чему-то, что они [уже раньше] сделали наподобие обвязки ворот, и она поставила обе свои ноги на ладони мужей, и она поднялась над этой обвязкой и говорила [нечто] на своём языке, после чего её спустили, потом подняли её во второй [раз], причём она совершила то же, что и в первый раз, потом её опустили и подняли в третий раз, причём она совершила то же, что сделала [те] два раза. Потом подали ей курицу, она же отрезала её голову и забросила её [голову]. Они взяли [эту] курицу и бросили её в корабле. Я же спросил у переводчика о том, что она сделала, а он сказал: «Она сказала в первый раз, когда её подняли, – вот я вижу моего отца и мою мать, – и сказала во второй [раз], – вот все мои умершие родственники сидящие, – и сказала в третий [раз], – вот я вижу моего господина сидящим в саду, а сад красив, зелен, и с ним мужи и отроки, и вот он зовёт меня, так ведите же к нему». И они прошли с ней в направлении к кораблю. И вот она сняла два браслета, бывших на ней, и дала их оба той женщине, которая называется ангел смерти, а она та, которая убивает её. И она [девушка] сняла два ножных кольца, бывших на ней, и дала их оба тем двум девушкам, которые обе [перед этим] служили ей, а они обе дочери женщины, известной под именем ангела смерти. Потом её подняли на корабль, но [ещё] не ввели её в палатку [кабину], и пришли мужи, [неся] с собой щиты и деревяшки, и подали ей кубком набид, и вот она пела над ним и выпила его. Переводчик же сказал мне, что она прощается этим со своими подругами. Потом дан был ей другой кубок, и она взяла его и затянула песню, причём старуха побуждала её к питью его и чтобы войти в палатку [кабину], в которой [находится] её господин. И вот я увидел, что она уже заколебалась и хотела войти в палатку [кабину], но всунула свою голову между ней и кораблём, старуха же схватила её голову и всунула её [голову] в палатку [кабину] и вошла вместе с ней [девушкой], а мужи начали ударять деревяшками по щитам, чтобы не был слышен звук её крика, причём взволновались бы другие девушки, и перестали бы искать смерти вместе со своими господами. Потом вошли в палатку шесть мужей и совокупились все с девушкой. Потом положили её на бок рядом с её господином и двое схватили обе её ноги, двое обе её руки, и наложила старуха, называемая ангелом смерти, ей вокруг шеи верёвку, расходящуюся в противоположные стороны, и дала её двум [мужам], чтобы они оба тянули её, и она подошла, держа [в руке] кинжал с широким лезвием, и вот, начала втыкать его между её ребрами и вынимать его, в то время, как оба мужа душили её веревкой, пока она не умерла. Потом подошёл ближайший родственник мертвеца, взял деревяшку и зажёг её у огня, потом пошёл задом, затылком к кораблю..., зажжённая деревяшка в одной его руке, а другая его рука [лежала] на заднем проходе, [он] будучи голым, пока не зажёг сложенного дерева, бывшего под кораблём. Потом подошли люди с деревяшками и дровами, и с каждым деревяшка [лучина?], конец которой он перед тем воспламенил, чтобы бросить её в эти куски дерева. И принимается огонь за дрова, потом за корабль, потом за палатку, и [за] мужа, и [за] девушку, и [за] всё, что там [находилось], подул большой, ужасающий ветер, и усилилось пламя огня, и разгорелось неукротимое воспламенение его [огня]. И был рядом со мной некий муж из русов, и вот, я услышал, что он разговаривает с переводчиком, бывшим со мною. Я же спросил его, о чём он говорил ему, и он сказал: «Право же он говорит: «Вы, о арабы, глупы... Воистину, вы берёте самого любимого для вас человека и из вас самого уважаемого вами и бросаете его в прах [землю] и съедают его прах и гнус и черви, а мы сжигаем его во мгновение ока, так что он входит в рай немедленно и тотчас»». Тогда я спросил об этом, а он сказал: «По любви господина его к нему [вот] уже послал он ветер, так что он унесёт его за час». И вот, действительно, не прошло и часа, как превратился корабль, и дрова, и девушка, и господин в золу, потом в {мельчайший] пепел. Потом они построили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга [белого тополя], написали на ней имя [этого] мужа и имя царя русов и удалились.

Арабский путешественник Ибн Фадлан

Ибн Фадлан оставил самое подробное описание обряда трупосожжения, хотя имеются аналогичные свидетельства и других авторов. В частности багдадский путешественник Аль-Масуди тоже оставил кое-какие аналогичные заметки о россах, основанные в основном на рассказах жителей Табаристана и других прикаспийских стран. Но свидетелем этих событий Аль-Масуди всё равно не был, что к сожалению уменьшает ценность его показаний. То же самое в принципе можно сказать и об арабском географе Ибн Русте, который лишь попытался составить компиляцию сведений от разных авторов. И таких случаев очень много.


Подошло время снова вспомнить одно из двух имён матери Александра Невского – Ростислава. Напомню также, что раньше я уже высказал своё мнение, что это не имя, а скорее этноним, и сейчас, думается, ход этих моих мыслей начал хотя бы понемногу проясняться. Мифическая Ростислава, Приазовские россы и созвучный им по названию город Ростов (на Дону), который как на грех тоже располагается в Приазовье где-то в 40 км от устья Дона. Это надо же, какое совпадение! Полагаю, Ростов – это то же самое, что по-фински звучит как этноним «руотси». Впрочем на архаичном вендском языке это финское слово можно теперь уже совершенно уверенно озвучить как «ростовь». Скорее всего как раз из вендского языка финны и заимствовали это слово, когда россы оказались наконец депортированными под самым боком у финнов.

Но вот какая незадача. Просто по каноническим романовским данным Ростов-на-Дону был основан аж в 1749 году. Сразу же настораживает, что это самый что ни на есть разгар эпохи фальсификации отечественной истории. Строго говоря, в этот год будто бы была основана крепость имени Димитрия Ростовского, которая впоследствии дала название поселению ремесленников и торговцев, образовавшемуся вскоре в ближайших окрестностях вокруг этого фортификационного сооружения.

Начнём по порядку. Итак митрополит Димитрий Ростовский (1651 – 1709 гг.), в миру Даниил (а не Димитрий!) Саввич Туптало;  украинский и российский церковный деятель, епископ русской церкви; духовный писатель и оратор. В 1757 году прославлен в лике святых православной российской церковью. Таким образом крепость была основана спустя сорок лет после смерти лже-Димитрия. Однако канонизирован этот Димитрий был лишь спустя восемь лет после основания крепости, названной будто бы в его честь. Стало быть в момент основания крепости он ещё не почитался святым. Так в чём же причина столь продолжительной 43-летней задержки с его посмертной канонизацией? Оказывается, лишь в 1752 году над могилой святителя Димитрия почему-то осел чугунный пол. В ходе ремонта вдруг неожиданно для всех открылся поврежденный бревенчатый сруб и деревянный гроб митрополита, в котором и оказались его нетленные мощи. Но ведь в 1749 году, когда основывалась крепость в его честь, никто ещё не подозревал о святости этого всеми подзабытого к тому моменту митрополита.

Но бог с ним с этим митрополитом и его нетленными мощами. Вернёмся всё-таки к крепости, которая была основана спустя тринадцать лет после окончательного взятия Азова. А это означает, что никакой турецкой или какой-то другой угрозы с юга к этому моменту времени уже давно не существовало – Азов и Таганрог надёжно прикрывали южные рубежи. Так зачем же тогда вдруг понадобилось возводить новую крепость в этих краях? Официального ответа на этот вопрос мне не удалось найти. И ещё более странным кажется, что спустя семьдесят лет после своего основания эта крепость вдруг была срыта до самого основания, а площадь, которую она занимала, сразу же застроена городскими зданиями. Ведь не так уж и сильно обветшали к тому моменту времени крепостные постройки. Однако официальное объяснение таково: дескать крепость потеряла к этому времени своё былое стратегическое значение, которого, отмечу, по тем же самым романовским данным никогда не имела.

Зачем и кому это вдруг понадобилось тратиться на дорогостоящий снос не таких уж и старых фортификационных сооружений? Ведь там вроде бы бывал в своё время по делам службы сам Александр Суворов задолго до того, как стал генералиссимусом. Так что могли бы в принципе и оставить что-нибудь потомкам например в качестве архитектурного и исторического памятника, как это произошло со многими другими строениями петровских времён. Ведь даже в Азове до наших дней сохранился совсем небольшой фрагмент бывшей крепостной стены с воротами. Так может быть эта злополучная Ростовская крепость всё-таки как-то не очень вписывалась в архитектурный стиль романовской эпохи?

Так что всё, похоже, сходится к тому, что Ростов-на-Дону намного древнее своего «великого» тёзки, располагающегося сегодня в Ярославской области. Последний просто не мог появиться там под таким своим названием намного раньше XVIII века.

Но если снова вдруг вернуться к списку титулов Ивана Грозного, то Ростов в качестве «государства и великого княжества» там находится аж на пятнадцатом по порядку месте. Поэтому обязан напомнить в связи с этим, что мы пока остановились лишь на шестой позиции, где фигурирует великое княжество Тверь. Таким образом, как видите, до окончания нашего расследования ещё предстоит пройти немалый путь если ещё учесть к этому, что Ростов там далеко не последний в этом списке, состоящем в общей сложности аж из двадцати двух единиц.

§ 4. Ложные следы

Разобравшись более-менее с тем, кем же были на самом деле средневековые россы, мы можем теперь с чистой совестью перейти к вопросам крещения «Руси» с неканонических позиций. Современная православная традиция, по понятным причинам находящаяся в затянувшемся плену скалигеровской фальсификации, связывает самое первое крещение Руси с легендой про апостола Андрея Первозванного. При этом как бы априори предполагается, как само собой разумеющееся, что все народы испокон веков проживали в тех местах, где сегодня проживают их потомки. Это касается в частности и восточных вендов, которые будто бы с самых древних времён занимали земли современной Украины, западной России и Белоруссии.

  § 4.1. Ульфила

Готский алфавит Ульфилы

Приведённых здесь исторических свидетельств, думается, должно быть достаточно, чтобы получить некоторое представление о свирепых и диких нравах средневековых россов. Но, справедливости ради, надо всё-таки напомнить, что при всём при этом у готов северного Причерноморья издревле была своя собственная оригинальная руническая письменность, все знаки которой дополнительно использовались ещё и в языческих обрядах.

Благодаря этой особенности впоследствии, после принятия христианства, использование традиционных рун для записи христианской литературы сочли нежелательным. Поэтому, чтобы как-то выйти из затруднительного положения, готскому просветителю Ульфиле пришлось сформировать совершенно новый алфавит, который, кстати, наряду с руническим письмом стопроцентно удовлетворял специфике готской фонетики в отличие от современной латиницы, буквально навязанной Ватиканом и используемой сегодня повсеместно в германоязычных странах. Добавим к этому, что вся готская письменность достаточно хорошо изучена, и, благодаря этому, мы сегодня имеем достаточное представление о письменно зафиксированном средневековом готском языке.

Напомню в этой связи, что согласно нашему расследованию Испор в своё время буквально пересёк все земли готов северного Причерноморья, двигаясь с Волги на Балканы. Едва ли это именно ему принадлежит заслуга просвещения черноморских готов. Ведь россы, согласно средневековым свидетельствам, и без этого поддерживали какие-то контакты с волжской Болгарией. Так что у них была реальная возможность позаимствовать идею письменности у болгар независимо от Испора. Но в любом случае корни рунического письма наверное надо искать в первую очередь на Волге, а не где-то в другом месте.

  § 4.2. Андрей Первозванный

Андрей Первозванный согласно каноническому житию по дороге из Корсуни (Херсонес) в Рим вдруг неожиданно для всех отклонился от намеченной цели, устремившись зачем-то вверх по течению Днепра сначала до того места, где ныне расположен Киев. Согласно легенде здесь он останавливался прямо у самого подножия киевских гор на ночлег. Пробудившись поутру, он будто бы сказал присутствовавшим при нём ученикам: «Видите ли горы эти? На этих горах воссияет благодать Божия, будет великий город, и Бог воздвигнет много церквей». Апостол даже не поленился подняться на эти горы, где он благословил их и даже водрузил там крест. Вот такую немного по-детски наивную картину рисует нам православная традиция, которая на этом не останавливается, направляя Андрея дальше на север к Новгороду, которого, как и Киева, в те годы, понятно, ещё не существовало. А для большей убедительности апостолу в этих местах приписывают среди прочего национального колорита посещение русской бани, что убедительнейшим образом свидетельствует о сравнительно недавнем возникновении этой детской сказки.

А вот, по мнению монаха Епифания, апостол Андрей следовал несколько иным путём: из кавказских стран, не обходя Меотического залива (Азовское море) через Керченский пролив прямо в Боспор (Пантикапей или Керчь); отсюда он проходит крымские города Феодосию и Корсунь (Херсонес); далее он следует через Синоп на Балканы. Обратите внимание: если здесь заменить «кавказские страны» на северокавказские, то этот маршрут в остальном в точности соответствует нашей реконструкции исхода Моисея, который пересёк с востока на запад все земли тервингов. Так что монах ошибся только в малом, опираясь в своей исследовательской работе на какие-то неизвестные нам исторические свидетельства; иначе просто трудно объяснить такое совпадение. Кроме того на мой взгляд важно, что эта версия отрицает Рим как конечную цель путешествия Андрея, что в лишний раз согласуется с результатами нашего расследования. Отметим, что со временем сочинения Епифания очутились в разряде апокрифов, когда византийская церковь из политических соображений стала поддерживать идею крещения восточных вендов апостолом Андреем. Тогда-то и зародился вопреки элементарной логике и здравому смыслу миф о путешествии вверх по Днепру.

Выражу одно общепринятое мнение о том, что каноническое имя Андрей имеет очевидные эллинские корни. Обычно это имя этимологически связывается с греческим словом «андрос» - человек, мужчина либо «андреиос» - мужественный; и такая трактовка ни у кого до сих пор не вызывала никаких возражений. Очень странно, что отцы христианской церкви пропустили такую деталь, которая противоречит даже скалигеровской версии истории. Ведь не мог же простой палестинский рыбак иметь эллинское имя.

Само собой разумеется, что эллинское имя никак не вписывается и в нашу реконструкцию истории. Впрочем, этим вопросом мы уже занимались в предыдущих главах нашего расследования. Поэтому справедливости ради предлагаю без лишних объяснений вернуть человеку его законное историческое имя – Испор, цинично фальсифицированное христианской церковью, которая всегда ставила свои сиюминутные политические интересы выше исторической правды. А это более чем несправедливо по отношению к такому выдающемуся человеку своей эпохи, каким был Испор.

Напомню, что Испор по данным нашего расследования и в самом деле пересёк Боспорское Государство россов в южной его части. Надо отметить ещё, что эти события происходили в самом раннем средневековье буквально на самой заре человеческой истории. В эти годы язык волжских болгар едва ли сильно отличался от языка тервингов, так что у Испора не было никаких серьёзных языковых барьеров при общении с россами. А если учесть ещё непревзойдённые агитаторские способности Испора, то он просто не мог не найти себе кое-каких последователей среди россов. Приплюсуем ещё к этому, что бесспорный авторитет Испора всюду дополнительно подкреплялся фонетической письменностью, которую болгары несли с собой. Идея фонетического письма была сравнительно нова для тех лет, и могла восприниматься многими современниками Испора как самое настоящее чудо. А сам Испор смотрелся в чужих глазах не столько как просветитель своей эпохи, а скорее уж как маг, колдун и волшебник.

Полагаю, что легенда о крещении руссов Андреем Первозванным может базироваться на вполне реальных исторических событиях. Надо только для восстановления исторической правды перенести все эти события с киевских гор в крымские, где имеется достаточно подходящих вершин, чтобы водрузить туда крест на память о своём пребывании в этих местах. Всё это выглядит достаточно правдоподобным, если учесть ещё явные миссионерские наклонности Испора. Но каких-нибудь существенных и долговечных результатов это всё-таки не дало, так как вскоре россы снова ударились в своё традиционное язычество, как только Испор покинул их, следуя к землям обетованным.

  § 4.3. Готские письмена

Епископ Ульфила.

Напомню к случаю, что скрижали завета уже давным-давно утеряны, и поэтому нам сегодня неизвестны буквы, которыми были начертаны соответственные письмена. Этот вопрос мы в принципе уже и так обсуждали ранее. Но в свете самых последних сведений зарождается такое подозрение, что Ульфила – это ещё один дубликат Испора. Так давайте же прямо по грячим следам проверим это, чтобы убедиться в этом или наоборот отвергнуть такое возможно и скороспелое предположение.

Начать наверное надо всё-таки с того, что на готский манер имя этого просветителя звучит как Вульфила. Обычно не принято сильно вникать в вопросы происхождения столь странного имени. А странность тем не менее заключается в том, что с готского языка такое имя можно перевести как «вскормленный волчицей», хотя ортодоксы предпочитают обычно придумывать несколько другие переводы, притянутые буквально за уши и к тому же совершенно лишённые всякого здравого смысла. Зачем же, спрашивается, тут придумывать всякие дикие небылицы, если прямо на современном английском языке эта же самая фраза может в частности звучать как «Wolf filled»? Так что какие-то комментарии на этот счёт, полагаю, будут совершенно излишними. Тем не менее это, как оказывается, ещё далеко не всё, и для большей убедительности мы всё равно так или иначе обязаны ознакомиться и с его канонической биографией.

Итак по свидетельству Филосторгия Ульфила не был чистокровным готом и происходил от пленных христиан, вывезенных готами во время одного из их набегов на Малую Азию из какого-то местечка Садоголтины в Каппадокии, хотя, согласитесь, Каллатия в последнем топониме легко узнаваема. Так или иначе, но свои детские годы он провёл в плену у готов, что, если вспомните, неплохо сходится с известными нам данными. Не подлежит при этом сомнению, что его семья вполне сжилась с новой средой, так что сам Ульфила, родившийся и воспитавшийся в стране готов, может считаться членом готской народности.

Тем не менее вполне предсказуемо из известных нам источников, что у готов Ульфила не мог задержаться надолго, ибо вслед за этим по известному нам сценарию должно последовать так называемое призвание варягов. И оно в принципе не замедлило произойти под видом некоего посольства к императору Констанцию – так в угоду Скалигеру здесь назван его брат Эрманарих. Само собой разумеется, что Ульфила был принят со всеми приличествующими случаю почестями и рукоположен в сан епископа.

Теперь конечно же следует ожидать некий военный карательный поход в места своего бывшего пленения на Волгу. Но ведь канонический Ульфила – исключительно миролюбивый христианин. Наверное поэтому данная военная кампания отразилась в каноническом житии как деятельная проповедь христианства в стране вестготов. Тем не менее биограф Ульфилы так и не смог утаить войну против готов, которая в данной интерпретации выдаётся за преследования христиан со стороны конунга Атанариха. Это имя, кстати говоря, нам хорошо известно, но в данном случае, как мы должны это понимать, фальсификатор воспользовался этим именем для подмены Эрманариха. Последний, получается, продублирован в данной биографии уже дважды под разными именами, к чему нам уже давно пора бы привыкнуть.

Каким-то неведомым способом Ульфиле в обход могущественного Атанариха удаётся возглавить своих единоверцев, которые с согласия императора Констанция получили вполне официальный вид на жительство в Мизии. В данном случае топоним Мизия почему-то не фальсифицирован, хотя локализация этого места с канонических позиций несколько извращена. Однако для нас-то уже давно не секрет, что в данном случае говорится об Анатолийском полуострове. Здесь, как в принципе и следовало ожидать, Ульфила основал свою общину. Ну, а пресловутая гора Нева, где обосновался некогда Испор, выступает в данном случае уже как город Никополь. Именно вблизи этого города-горы и была основана безымянная община, которую возглавил Ульфила. Впрочем многие источники почему-то настаивают на том, что данная община была патриархальной, хотя я лично отчётливо вижу в этом слове лишь неуклюжую попытку фальсификатора как-то замаскировать созвучный топоним Париж.

Само собой разумеется, что мифический канонический образ Ульфилы должен был строжайшим образом придерживаться христианского обета безбрачия. Поэтому сцену похищения сабинянок мы здесь не найдём в явном виде. Однако тесть Испора по имени Дезидерий всё равно так или иначе проявляется здесь под созвучным именем императора Феодосия, который якобы сменил безвременно почившего в бозе Констанция. Впрочем Эрманарих, как мы это знаем, и в самом деле погиб, но правда несколько позже. Однако такая хронологическая неточность вполне простительна на мой взгляд.

Дальше, как и следовало ожидать, начинаются жёсткие трения по вопросам веры с арианами. Правда надо бы всё-таки как-то отметить тут, что то ли по ошибке или же наоборот по злому умыслу, но Ульфила почему-то причислен к арианам, а не наоборот. Тем не менее Феодосий, чтобы как-то примирить упорствующих еретиков с православием, созвал для этой цели целый синод, к которому был приглашен среди прочих и Ульфила. Здесь правда не совсем понятно из исходного текста, кто погиб, явившись на этот синод: Феодосий или сам Ульфила? Однако ортодоксы почему-то предпочли в этом месте похоронить на бумаге Ульфилу. Поэтому дальнейшее рассмотрение биографии не представляется возможным.

Однако и имеющихся сведений вроде бы более чем достаточно, чтобы убедиться в том, что Ульфила – это ещё один дубликат Испора. И ещё наше расследование в этой области наверное было бы неполным, если бы я вдруг по каким-то причинам умолчал о личном мнении императора Констанция, который однажды назвал Ульфилу «Моисеем готов». Уж куда казалось бы точнее? Впрочем, последнее слово из этого эпитета излишне, раз уж Ульфила и был самым настоящим Моисеем как для готов, так и для всех остальных наций.


Ульфиле традиционно приписывают перевод на готский язык всего священного писания целиком за исключением почему-то лишь четырёх книг царств. Однако по понятным нам хронологическим причинам Испор этого никак не мог сделать в той мере, как это преподносят нам. Псалтирь – это бесспорно по большей части его творение. В принципе, хотя это вовсе и не факт, но он мог бы стать автором некоторых элементов «Пятикнижия», где крайне некомпетентно описаны биографии Иакова, Иосифа и частично самого себя. Но в остальном это уже дело последующих поколений. Впрочем, весьма обоснованные сомнения по поводу авторства Ульфилы как переводчика в последнее время стали возникать даже в стенах канонической исторической школы. Но даже без этого тут всё ясно, ибо первой же фразеологической экспертизой уже чётко установлено, что в переводе различных книг участвовало несколько человек.

Надо ещё добавить ко всему этому, что алфавит Ульфилы почему-то так и не прижился в готской среде. Во всяком случае кроме перевода библейских текстов можно сказать не сохранилось ни одного другого образчика текста, написанного этими буквами. Впрочем, я уже выдвигал кое-какие свои соображения насчёт того, что Испором на самом деле скорее всего была изобретена глаголица. А что тогда представляет собой алфавит Ульфилы? Я лично убеждён, что к реальному Ульфиле он не имеет никакого отношения. Это со всей определённостью элементарная фальсификация эпохи реформации, что является как раз объяснением недолгой живучести данного алфавита и отсутствия соответственных письменных памятников.


Если Испор и в самом деле как-то пытался соблазнить тервингов в свою веру, то это начинание едва ли могло иметь далеко и долго ведущие последствия. Правда была ещё одна неудачная попытка крестить россов, и связано это уже с именем княгини Ольги. Если бы все сведения об этих событиях содержались в одних лишь наших отечественных летописях, написанных, как известно, под диктовку романовых, то на этом не стоило бы ни на минуту задерживаться. Но только вот существуют и другие иностранные свидетельства, претендующие на историчность княгини Ольги. В частности в сочинении «Церемонии» пресловутого Константина Порфирогенета по возможности подробно описан визит Ольги в Константинополь. Кроме того в сочинении того же самого автора «Об управлении империей» можно найти подтверждение существования князя Игоря – мужа Ольги – и князя Святослава – сына Ольги от Игоря: «Сфендостлаб [Σφενδοσθλαβος], сын Ингора, архонта России». Более того, по свидетельствам Льва Диакона войском россов и в самом деле командует архонт Сфендостлаб и два его воеводы Икмор и Сфенкел. От всех этих свидетельств нельзя просто так взять и отмахнуться. Остаётся лишь каким-то образом определиться насчёт весьма вероятной возможности фальсификации данных исторических документов.

Впрочем особых проблем эта тема не обещает, поскольку личности Ольги и Игоря нами уже, если вспомните, установлены. Не так уж много в средневековой истории было женщин, удостоенных чести стать правителем. Да и имя Ольга так похоже по своему звучанию на Ингу. Ну, а Ингор, получается, – супруг Инги. Хотя, если быть более точным, то эти два имени в самую первую очередь этимологически образованы от англиканства. Напомню, что Ингор нам гораздо лучше известен под именем Слав, хотя известны и другие его прозвища. А кто такой тогда Сфендостлаб? Снова напрашивается святой Слав. Автоматически получается, что это ещё один дубликат Ингора, а не его сын, как это столь авторитетно утверждает Константин Багрянородный.

Правда нельзя всё-таки исключать такую возможность, что Испора тоже могли иногда называть по имени его отца Слава. Ведь Испор, как мы знаем, в отличие от своего младшего брата как раз и пытался уверить всех, что он полностью идентичен своему великому и божественному отцу. Так это или иначе, но современником описываемых событий Константин Багрянородный быть не мог при всём своём желании, ибо жил на пару сотен лет позже всего этого. Не мог он по этой же самой простой причине и быть автором вышеупомянутых сочинений, приписываемых ему. Но бог с ним с автором; ведь это не столь уж и принципиально, как это кажется на первый взгляд, для данного случая.

Более важным в данном случае является упоминание запорожских казаков в сочинениях, приписываемых Константину. В этом можно нисколько не сомневаться, ибо в топониме Санбатас всё-таки узнаваемо фальсифицированное название Запорожья. Но ведь по нашим сведениям в годы жизни Испора вендов на Днепре ещё не было, а вместо этого там тогда господствовали авары. Запорожье само по себе как некая крепость конечно же существовало, но ведь именовалось оно тогда ещё как-то совсем по-другому на аварский манер. Кроме того называть аваров славянами мог только совершенно некомпетентный человек. Плюс к этому авары не могли заниматься крупномасштабной работорговлей. Этим могли промышлять чуть позже лишь запорожцы, так как местные авары в верхнем течении Днепра к тому моменту были, как нам известно, порабощены специальным указом царя Изота.

Итак, какие выводы назревают из всего вышеизложенного? Сочинение «Об управлении империей», где россы и запорожцы чётко разделены этнически, и в самом деле может принадлежать Константину Багрянородному. Я во всяком случае не вижу тут никаких противоречий, и всё прекрасно стыкуется с данными нашего расследования. Но нас ведь в настоящий момент больше интересуют «Церемонии», где среди прочего описан визит княгини Ольги со своей свитой в Царьград. Так вот это сочинение без всякого сомнения намного старше Константина, и написано, стало быть, кем-то другим. Кроме того в данном источнике места, где Ольгу называют архонтессой россов, следует воспринимать так, что Ольга происходила своим родом из россов. Впрочем, Святослав титулуется там точно также как архонт россов, и в этом нет никаких принципиальных противоречий, ибо Испор и в самом деле унаследовал этот титул хотя бы от своей матери.

  § 4.4. По-прежнему язычники

Столько аналитической информации переработано, но мы по-прежнему увы ни на шаг не приблизились к искомому моменту крещения приазовских россов. Так может быть Лев Диакон поможет нам в этом? Однако вынужден сразу же разочаровать, поскольку у него тут полнейшая чехарда. Не знаю точно, кого он именует Сфендостлабом? Слава или Испора? Зато в именах двух его мнимых воевод Икмора и Сфенкела легко узнаются фальсифицированные прозвища Испор и Серославыч соответственно. Впрочем, напомню на всякий случай, что истинное готское прозвище Кснятина Серославыча нам до сих пор так и не известно, чтобы оценить уровень искажения этого имени.

Тем не менее время всё равно не потрачено попусту уже хотя бы потому, что у нас по-прежнему нет ни одного подтверждения о том, что средневековые россы будто бы когда-то обитали ещё где-то далеко за пределами Приазовья. Естественно, наши отечественные летописи в данном случае не в счёт, так как они вообще ниже всякой критики.


Романовская история приписывает фактическое крещение Руси сыну Святослава князю Владимиру, который за эти мнимые, как увидим позже, заслуги даже канонизирован православной церковью. Кроме того существуют ещё и некоторые зарубежные свидетельства, явно называющие Владимира царём россов, что заставляет поверить, будто бы Владимир и в самом деле имел какое-то отношение к приазовским россам. Признаться, я и в самом деле сначала пошёл на поводу фальсификаторов, пока дальнейшее расследование не опроовергло это моё начальное заблуждение. Дело оказалось в том, что Владимир фактически – уже персонаж из нашей, можно сказать, отечественной истории, причём не столь уж и давней, имеющий там, кстати говоря, множество фантомных дубликатов.

Так что к приазовским россам он не может иметь никакого отношения. Тем не менее нельзя всё-таки отметать все средневековые свидетельства, причисляющие его например к рузам, как это косвенным образом сделано у армянского историка Стефана Таронского. На самом деле такие свидетельства на мой взгляд нисколько не противоречат нашей реконструкции средневековых событий; просто современные интерпретаторы из-за созвучия названий путают Русь с Речью (Посполитой). Возможно именно по этой же причине и романовы впоследствии выбрали этноним Русь для подмены. Тем не менее наше расследование ещё не окончено, и истинную биографию Владимира Ясно Солнышко мы подробнее рассмотрим в следующей главе данного расследования.

Ладно, допустим, что канонические княгиня Ольга и Владимир тут и в самом деле оказываются не при чём вопреки порочной и незаслуживающей ни малейшего доверия романовской версии. Так кто же тогда крестил россов? И ответ на этот вопрос мы легко найдём у Снорри Стурлусона: в Европу россы были депортированы ещё некрещёными, раз уж они пришли туда вместе со своим Одином в окружении других асов.

§ 5. Романовская Русь

Я уже отзывался недавно о романовском Рюрике «из варягов Руси» в общем-то как о мифическом персонаже. Отказываться от своих слов у меня по-прежнему нет ни малейших оснований, но надо бы всё-таки проформы ради уточнить некоторые детали. Как Вы должны понимать, термин «варяги» вообще неуместен к россам, поскольку они проживали отнюдь не на Волге. Однако я думаю, что имя Рюрика всё равно не является плодом фантазии романовых на все сто процентов, так как оно может происходить от сокращения одного из имён царя Испора – например Исперерих.

Напомню, что по данным нашего расследования Испор и в самом деле, можно сказать, происходил из готской Болгарии, где он родился и провёл свои детские и юношеские годы, так что к варягам он в принципе и в самом деле имеет кое-какое косвенное отношение. Однако приазовские россы тут по-прежнему остаются почти не у дел, если не считать конечно этническую принадлежность его матери. Надо бы признать, что Испор не только был приглашён на славский трон, но для обеспечения безопасности в пути ему была даже выделена специальная дружина от всех двенадцати колен славовых, что идёт несколько в унисон с романовсой легендой о призвании варягов, хотя самих варягов, напомню, тут не видно. Так что, как понимаете, эта легенда в действительности представляет собой изощрённую смесь исторической правды, разбавленной вымыслом и самой беззастенчивой норманистской ложью; причём вымысла здесь на мой взгляд гораздо больше, чем исторической правды.

В принципе думается, что к настоящему моменту ситуация окончательно прояснилась: средневековые россы были этническими готами, проживавшими в Приазовье, и таким образом, повторюсь, даже при всём своём желании не могут иметь к нашей отечественной истории прямого непосредственного отношения. Тем не менее, мы всё-таки обязаны прислушаться ещё и к доводам некоторых моих уважаемых оппонентов, утверждающих, что такая постановка вопроса якобы противоречит другим историческим свидетельствам. В частности мне однажды привели в качестве такого примера «Записки о московитских делах» австрийского посла в Москве первой половины XVI века барона Сигизмунда Герберштейна, который и в самом деле на первой странице своих воспоминаний называет московитов «рутенами» («rutheni»). Кроме того на карте базельского издания его «Записок» (будто бы 1556 г.) верхнее течение Западной Двины обозначено как «Dvina ruthenica», в то время как Волга там фигурирует там под названием «Volga ruthenica». Отмечу сразу, что слово «рутены» встречается у Герберштейна только единожды – на самой первой странице – после чего автор сразу же как будто забывает это слово, используя по какой-то загадочной причине вместо него совсем другой этноним: «московиты». Уже эта одна деталь заставляет насторожиться и заподозрить, что упоминание о рутенах – более поздняя вставка фальсификаторов; впрочем то же самое касается вышеупомянутых топонимов на прилагаемой там географической карте.

К тому же надо бы ещё добавить, что не существует ни одного другого средневекового свидетельства, кроме пресловутых записок барона Герберштейна, явно и недвусмысленно отождествляющего рутенов с московитами. Почему-то все остальные сохранившиеся упоминания об этом загадочном народе рутенов, которые, кстати говоря, можно легко перечислить по пальцам, ничего конкретного не сообщают нам, и к тому же, противореча друг другу, локализуют местоположение в самые различные области Европы (Прибалтика, Венгрия и др.). Так что у меня есть все основания считать этот аргумент моих уважаемых оппонентов не совсем удачным, а вышеприведённая локализация в Прибалтику даже наоборот в лишний раз подтверждает косвенную связь рутенов с Польшей. В связи с этим думается, что правильное самоназвание рутенов – это «речины» или даже «ржечины», если озвучить это слово на современный польский манер.

Однако, предвидя другие аналогичные доводы оппонирующей стороны, я, опережая события, мог бы и сам без особого труда привести целый ряд примеров такого рода. Например, в «Хождении за три моря» Афанасия Никитина встречается слово «русин» (хорошо хоть не рутен), которым сам Афанасий будто бы определяет свою этническую принадлежность. Напомню также, что список титулов Ивана Грозного начинается вводной фразой: «Божиею милостию, великий государь, царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси». А на различных монетах, отчеканенных якобы Петром I, по ободу вообще написано: «Петр, император и самодержец всероссийский», хотя должен обратить Ваше внимание, что из изображения на географической карте, приведённой мною в самом начале этой главы, совершенно явно и недвусмысленно следует, что у него не было ни малейших оснований титуловаться таким образом – современники его просто не поняли бы и подняли бы на смех. И таких примеров вмешательства романовских фальсификаторов при желании можно приводить тысячами.

Так что же Вы теперь предлагаете? Что же я и в самом деле должен теперь оправдываться по каждому такому частному случаю, приводя каждый раз всё новые и новые доказательства своей правоты? Нет, согласитесь уж, что так дело не пойдёт, поскольку всё моё время окажется занятым такими малорезультативными оправданиями. Поэтому предлагаю впредь считать этот вопрос с этнонимом россов окончательно решённым, признав, что не имеется никаких убедительных подтверждений существования Руси в Приднепровье или где-то ещё, кроме Приазовья. Более того, теперь уже доподлинно известно, что приднепровское государственное образование запорожских казаков в средние века носило совсем другое название: Киев, а не Русь или Украина. Хотя всё это вовсе не значит, что я заранее отклоняю все возможные возражения своих потенциальных оппонентов в будущем. Пожалуйста, критикуйте вволю, если конечно найдёте у меня какие-нибудь ошибки, неточности и тем более противоречия. Но пожалуйста не забывайте при этом про соглашение о презумпции виновности касательно современной ортодоксальной истории, о чём я уже настаивал в самом начале данного расследования.


Новая карта Московии по самым последним наблюдениям.
Лондон 1729 г.
Здесь Киевская губерния подписана словом «Russian».
Владения великого князя московитского или императора
Белой России. 1719 г.

История искусственного волевого инкапсулирования названия «Русь» в нашу отечественную историю, кстати, довольно-таки любопытна, если вообще не сказать, что забавна. Эта идея безусловно изначально принадлежала Петру I, и он как фактический инициатор новой второй по счёту волны фальсификации истории даже предпринял ряд определённых мер по её немедленному воплощению в жизнь. Начать надо наверное с того, что по личному его указу была подделана Радзивиловская летопись, куда был искусственно внедрён мифический образ Рюрика, где ключевым моментом являлось то, что этот пресловутый Рюрик был якобы родом «из варягов Руси». Этот факт грубого подлога был, кстати уж, обнаружен и убедительно доказан академиком Рыбаковым. Так что мы здесь не будем сильно долго задерживаться на этой подробности, так как это чужая заслуга.

Но на этом дело Петра по фальсификации отнюдь не закончилось, поскольку он приблизительно в те же годы переименовал, надо полагать, своим личным указом киевскую губернию на Украине в Россию. Особо подчеркну: не всю Украину целиком, а одну лишь сравнительно небольшую киевскую губернию! Первые робкие по-детски неуверенные шаги, и размах, как видите, пока ещё не тот. И подтверждение этому бесспорному факту можно по понятным причинам найти естественно не в отечественных учебниках по истории, а на изображениях некоторых сохранившихся зарубежных географических карт того времени. Цель этого переименования буквально плавает на поверхности: сразу же после создания легенды о Рюрике Петру срочно потребовалось сфабриковать какие-то более-менее материальные подтверждения существования Руси, раз уж о ней прямым текстом говорится в летописи. И не беда, что на деле не было никогда никакой Руси на Днепре; раз не было, так сделаем. Разве-ж это проблема для царствующей династии?

Кстати не одна только Россия появляется буквально из ниоткуда в эти годы. Вскоре после этого в 1719 году на некоторых картах совершенно неожиданно появляется ещё и Вятка, беспристрастно свидетельствуя о том, что петровская фальсификация истории по-прежнему идёт полным ходом. Приблизительно одновременно с этим рождается откуда-то практически из небытия название «Пермь», которого раньше никогда не существовало на картах Московии. Любопытно, что на карте 1729 года Вятки нет вообще, а Пермь вместо этого граничит напрямую с Казанью. Как же так? Ведь на карте 1719 лет, выпущенной буквально за десять лет до этого, она была чуть южнее Перми и вдруг куда-то бесследно исчезла. Нет, город Хлынов (под названием Glinof) там есть, но лежит он почему-то в Казанской губернии. Впрочем, полагаю, любой теперь без особого труда самостоятельно определит, какая из двух приведённых мною карт Московии фальсифицирована? Впрочем, фальсифицирована не столько карта, сколько её датировка.

Кстати современные финно-угорские автохтоны Пермского края до сих пор почему-то упрямо предпочитают именовать себя как «коми», а никак не пермяками, несмотря на все многочисленные увещевания на этот счёт, что в лишний раз свидетельствует об искусственном происхождении названия «Пермь» в этих краях.

Забавно, но различные географические карты убедительно свидетельствуют о том, что новоиспечённая украинская Россия, буквально высосанная Петром из пальца, попеременно переходила в XVIII веке то к полякам, то обратно к московитам. Отсюда становится очевидным, что практически весь этот бурный век сопровождался непрерывными военными столкновениями Московии попеременно то с Польшей, то с Великой Тартарией за передел государственных границ и спорных территорий, унаследованных от Орды после её распада.

Между прочим, согласно романовской хронологии Польша в это время переживала период смутного времени и упадка и едва ли была в состоянии успешно вести какие-нибудь завоевательные войны. В частности согласно ещё Андрусовскому перемирию 1667 года Польша потеряла город Киев и все прилегающие территории восточнее Днепра. Однако некоторые карты XVIII века, не ведая наверное о романовских подлогах, противоречат такой порочной хронологии событий свидетельствуя о том, что в XVIII веке Польша была ещё достаточно могущественна, чтобы успешно противостоять романовской Московии.

Так что, как наверное видите, некоторые зарубежные географические карты сообщают нам немалое количество правдивой и непредвзятой информации, которая, кстати говоря, в корне противоречит лживым романовским учебникам истории. Одна только Великая Тартария чего стоит? А ведь эти учебники вообще ничего не сообщают о ней, как будто этого самого обширного по тем временам суверенного государства в северо-восточной части евразийского континента никогда и не было. Тем не менее надо смотреть фактам в глаза – оно существовало ещё в конце XVIII века (!) со столицей в городе Тобольске, на чём к примеру упрямо настаивает британская энциклопедия 1771 года выпуска.

Очень похоже на то, что эта идея мистификации созревала в больном воображении Петра постепенно, но полного завершения она так и не получила в годы его жизни. С самой ранней петровской версией истории Вы, кстати говоря, при желании сможете ознакомиться из книги «Скифская история» Андрея Лызлова, о которой я уже упоминал на страницах данного расследования. Похоже, это была ещё не окончательная редакция Петра, а некоторая скороспелая, созревшая несколько преждевременно к концу XVII века, раз уж эта книга впоследствии ни разу не переиздавалась в годы господства романовской династии. Видимо непреодолимым препятствием Петру для дальнейшей крупномасштабной фальсификации после переименования киевской губернии тогда являлась та же Польша и Великая Тартария, где истинную ордынскую историю, надо полагать, знали в то время ничуть не хуже, чем в Московии. И пусть эта версия истории и так уже была немного сфальсифицирована при Иване Грозном – это нисколько не меняет суть. Определённо, незаконную гольштинскую династию славяноненавистников и узурпаторов романовых никак не устраивала даже такая версия, которая застряла буквально как кость в горле постоянной угрозой свержения из-за того, что имелись ещё и другие (кстати, более достойные на мой взгляд) претенденты на московитский трон.

Кардинально ситуация изменилась лишь при Екатерине II, когда Великая Тартария, а вскоре и Польша, были наконец покорены московитами, и с пленёнными самыми высокопоставленными претендентами на московитский трон бесцеремонно разделались как с самыми последними преступниками. В частности жестокая казнь тартарского военачальника, известного нам с романовской подачи под именем Емельяна Пугачёва, со всем его ближайшим окружением равно как и крупномасштабные кровавые расправы в Польше являются наглядным подтверждением того, что все остатки вендской ордынской династии, ведущей своё происхождение от Августа кесаря и от князя Ягайло, были тем самым беспощадно истреблены. И после того, как последние препятствия наконец исчезли, была окончательно и спешно сформирована каноническая версия современной нацистско-норманистской отечественной истории, явившаяся логическим завершением фальсификации Петра. Украинская Россия к концу XVIII века наконец навсегда исчезает с географических карт, как и не бывало, а вместо неё впервые проявляется Российская Империя и такие искусственно выдуманные вкрапления как Малороссия и Белоруссия наряду с Великороссией.

В итоге все эти романовские лженаучные псевдо-исторические канонические сказки, разбавленные к тому же ещё немного и фальсификацией Ивана Грозного, уже более двухсот последних лет беззастенчиво преподаются доверчивым школьникам за непреложные многократно проверенные и перепроверенные истины. Не пришло ли наконец время взглянуть правде в глаза и прекратить это слишком уж затянувшееся беззастенчивое одурачивание людей?


Впрочем, справедливости и непредвзятости ради я всё-таки вынужден замолвить несколько слов в оправдание романовых. Хотя, честно говоря, оправдания получаются не слишком уж и убедительными. Тем не менее, как нам известно, дому романовых на рубеже XVII и XVIII веков досталась страна «потомственных» рабов, которая к этому моменту уже пребывала в таком состоянии в течение нескольких веков с тех самых пор, как царь Изот принял такое не слишком уж популистское в этих местах волевое решение. Само собой разумеется, что этот факт вовсе не поднимал репутацию и авторитет новой романовской администрации в глазах некоторых других монархов, которые даже могли в насмешку воспринимать очередного московитского царя в качестве главного надсмотрщика. Так что это как раз и могло стать одной из основных движущих сил, заставлявших романовский дом как-то скрыть это позорное на их взгляд прошлое доставшейся им растерзанной и униженной страны. Правда при этом послушные придворные романовские цензоры почему-то так и не придумали свою собственную заведомо фальсифицированную конечно же, но благовидную, версию возникновения крепостничества в Московии.

Можно было бы долго ещё говорить о самом что ни на есть беспрецедентно презрительном отношении правящей российской верхушки к простому народу, хотя предки этих простолюдинов, как мы знаем, вовсе не были повинны в том, что произошло при царе Изоте – ведь не киевские же простые крестьяне да ремесленники принимали тогда решения государственной важности. Но, как говорится: паны дерутся – у холопов чубы трещат. Так что наказание царя Изота увы не вполне попало в цель. Можно наверное было бы добавить к этому также, что пришедшие затем к власти большевики, окончательно покончившие с династией романовых, ещё больше усугубили то рабское и совершенно бесправное положение населения страны, добившись на деле того, чего так и не смогли сделать романовы более чем за два века своего господства. Но ведь всё это и так вроде бы общеизвестно и, стало быть, отнюдь не тема для нашего расследования.


Следующая глава

Оглавление