Призываем меценатов и спонсоров поддержать наш некоммерческий научно-исследовательский проект.

См. также: Материалы расследования Версия для печати
Реконструкция историиРеконструкция истории

Великий Могол

 

...имя ему было царь Слав. И тот царь кроме того населил сёла и грады. Некоторое время те люди были язычниками. И тот царь сотворил сто могил в землях болгарских. Тогда ему дадено имя «Стомогильный Царь». В те же годы имели обилие всякого. И имелось сто могил в его царстве. И он был первым царём в болгарской земле и царствовал 119 лет и почил.

§ 1. Царь Слав

По прекращении военных операций по захвату Румынии, Слав всерьёз вознамерился заняться колонизацией южной части Балканского полуострова. И для этих целей он решил переселиться в Грецию, хотя тут наверное потребуется от меня сделать несколько уточнений. Думается, многие уже и так догадались, что тогдашняя Греция занимала всю южную часть Балканского полуострова вплоть до Дуная, который по сути являлся пограничной рекой, отделявшей Грецию от Румынии. Таким образом, изначальная Греция была намного обширнее по сравнению с современной.

Между прочим современные эллины предпочитают называть свою страну Элладой, а не Грецией. Просто топоним «Греция» этимологически происходит из вендского языка, и это конечно же хорошо было известно средневековым эллинским фальсификаторам истории. И этимологическая основа в этом слове принципиально та же, что и в «горячем» имени Ярило. Мне, кстати, известно ещё одно вендское, но чуть более позднее разночтение этого топонима – Галич. Как видите, это на самом деле был не город, а целая страна. Только вот мифическая романовская Галицкая Русь, существовавшая только на бумаге из под пера романовских цензоров, тут, как видите, совершенно не при чём.

Кстати, наверное из-за того, что тогдашняя Греция была колонизирована этническими вендами, её время от времени называли ещё и Венедией, создавая тем самым некую двусмысленность в терминологии. Правда со временем эта двусмысленность стала понемногу размываться, когда это архаичное название применительно к Греции немного мутировало фонетически, превратившись тем самым в Ведию. Об этом между прочим до сих пор «помнит» современное название одного сравнительно небольшого греческого нома Беотия. Ну, а с годами теперь уже от этого нового названия образовывались и другие диалектные формы; в частности мне известно более позднее польское звучание этого топонима – Вятка.


Пророк Исайя в общем-то добросовестно выполнил распоряжение своего бога, расчистив материковые территории от римлян и эллинов. Но вот многочисленные острова южнее Балкан он попросту обошёл своим вниманием. И в первую очередь это касается конечно же самого крупного острова в восточной части современной Греции, буквально прилегающего к материку и отделённому от него очень узким в некоторых местах проливом. Ныне этот остров принадлежит Греции и называется на эллинский манер Эвбеей. Однако нам сегодня почему-то гораздо лучше известно древнее название этого острова – Эфиопия. Так вот древние эфиопы определённо представляли собой тогда отдельный и независимый этнос несмотря на то, что издревле соседствовали с эллинами.

Более того, некоторые древние источники локализуют псоглавцев ещё и в Эфиопии со всеми отсюда вытекающими для нас последствиями для предполагаемого вероисповедания и родственных связей, как и в случае с латинянами.

Так вот, очень похоже на то, что эти эфиопы сами пригласили Слава на свой остров. Во всяком случае мне ничего не известно о гипотетической вендской оккупации Эфиопии. Так или иначе, но остров почему-то настолько приглянулся Славу, что он даже вознамерился воздвигнуть там свой собственный царский дворец. И для этого он облюбовал одну достаточно обширную равнину в северо-восточной части острова, ограниченную с севера несколькими не очень высокими холмами. А буквально в центре этой равнины возвышался ещё один платообразный холм чуть пониже остальных с более-менее плоской и просторной вершиной. Как раз этот самый холм Слав и выбрал в качестве места своей резиденции. И по некоторым имеющимся сведениям, это место раньше вообще пустовало. Этот холм, хоть и был не слишком уж высок, тем не менее его крутые склоны всё равно представляли собой серьёзнейшую помеху для любого потенциального врага.

Названием для царского замка, похоже, никто даже не стал напрягать себе воображение, и оно образовалось как бы само собой от одного из вендских названий столицы страны куманов – Иваны. Возможно даже, что Слав вовсе и не собирался воздвигать тогда какой-нибудь город в окрестностях своего замка. Однако впоследствии стольный город всё равно так или иначе возник на равнине чуть восточнее царского дворца, а о его былых масштабах мы получим некоторое представление совсем уже скоро. И ещё чуть не забыл сообщить, что топоним Иваны стал использоваться не только применительно к построенному городу, но иногда ещё и применительно ко всему острову в целом, став тем самым ещё одним синонимом к более древнему топониму «Эфиопия».

Кстати топоним «Иваны» применительно к этому эфиопскому городу со временем приобрёл ещё одно иноязычное разночтение – Илион. Ну и естественно там, где Илион, то там же должна быть и Троя. А это буквально должно было означать на вендском языке как бы «тронный город» или же «Троянов город», что в данном случае, согласитесь, по сути своей – одно и то же. И не хочется даже задерживаться на том небольшом средневековом пустынном замке, который был откопан Генрихом Шлиманом 1-го апреля 1870 года, ибо по очень уж многим причинам он не может иметь ни малейшего отношения к исторической Трое.

Полагаю, что некоторые уже и так догадались, что Иваны – это исконное и ещё вендское к тому же название Афин. Но только вот располагались эти истинные, можно сказать, исторические Афины вовсе не там, где сегодня находится нынешняя столица Греции, а километров эдак сорок на северо-восток от неё. Но только вот куда подевались эти Иваны впоследствии? – возможно спросите Вы. На этот вопрос я тем не менее всё равно способен ответить, правда сильно забегая вперёд в нашем изложении материала. Просто так уж случилось, что этот город полностью затонул вместе со значительной частью острова уже где-то на рубеже XVI и XVII веков в результате сильнейшего землетрясения. Так что, как наверняка видите, тут есть некоторая весьма яркая параллель с платоновской Атлантидой, где роль бога Посейдона выпадает на царя Слава. Возможно, что имя Посейдон образовано последующими поколениями фальсификаторов на основе имени Перун – это, надо полагать ещё одно из заслуженных прозвищ Слава. А кто такие тогда атланты? Получается, этим вымышленным термином Платон исказил троянцев. Впрочем, извратил он и название города тоже, и вообще ниже всякой критики нелепейшая платоновская датировка этих событий. Так что, есть ли какой-то смысл задерживаться на этом?

Вид со спутника на морское дно чуть севернее острова Эвбея.
Вид со спутника на морское дно чуть севернее острова Эвбея.

Совсем недавно, исследуя рельеф морского дна вдоль берегов Эвбеи по спутниковой карте, мне удалось обнаружить древние Иваны затонувшими в водах Эгейского моря буквально в самой непосредственной близости от современной береговой линии острова Эвбея – чуть севернее современного эллинского посёлка Кими (элл. Κυμης). Можете сами убедиться, что несмотря на четырёхсотлетние наслоения донного ила, древние оборонительные сооружения до наших дней сравнительно неплохо просматриваются со спутника, что в свою очередь свидетельствует о былых масштабах оборонительных построек. По моим приблизительным подсчётам тогдашний диаметр города должен был составлять что-то порядка восьми километров, тогда как диаметр царского замка был раза в два-три меньше, как это в принципе хорошо видно на приведённой карте. Кстати, в окрестностях этого затонувшего города под водой и под многовековым слоем ила сохранились во множестве остатки и других, правда более скромных, надо полагать, оборонительных сооружений. Так что это был на момент затопления уже довольно-таки крупный мегаполис.


Монастырь на горе Афон
Монастырь на святой горе Афон

Став наконец римским императором, пророк Исайя, похоже, вознамерился восстановить древнюю гипотетическую Сарматскую империю, естественно с присоединением её к Риму. Но на этот раз в качестве союзника выступала уже и крымская Германия, впрочем как все другие римские провинции за вычетом одной разве-что Румынии, которая, как я уже говорил, получила весьма узкую специализацию исключительно на богослужения.

Однако Слав не слишком уж доверял своим высокопоставленным вендским родственникам у себя на родине и сразу же решил от греха наверное подальше переместить свой засекреченный пороховой завод из далёкой теперь уже Венедии куда-нибудь в более безопасное и подконтрольное ему место. И, казалось бы на первый взгляд, Иванский замок – самое идеальное место для этого. Однако вынужден сразу же возразить на этот счёт. Всё дело тут в том, что технология производства – более чем неэстетичный процесс. Сначала в земляную яму насыпается навоз, а сверху на него выливаются помои и прочие нечистоты. И только представьте себе, каким омерзительным смрадом сопровождается весь дальнейший процесс брожения. Тем не менее одним из результатов этой реакции является селитра. Так что, согласитесь, пороховой завод даже близко не может быть расположен к царскому замку.

У меня есть некоторые основания считать, что всемирно известный монастырь на святой горе Афон, который до сих пор является самой что ни на есть неприступной крепостью – это самое идеальное место для таких целей. Ведь Славу, как никому другому, было хорошо известно, насколько трудно штурмовать горный замок. Правда Афон – это уже современное и эллинское к тому же название, которое на вендский манер должно было звучать несколько иначе – Иван. Просто Слав должен был тогда получить ещё и такое своё довольно-таки редкое прозвище. Так что получается, что эта гора названа в честь Слава – гора святого Ивана. Впрочем впоследствии «иванами» венды стали называть всех без исключения жителей соответствующего эфиопского города.


А новый «псоглавый» Эрманарих, уже давно назначенный пророком Исайей, тогда облюбовал одно место на восточном так называемом малоазийском берегу Босфора, который, напомню, тогда по-вендски назывался как Ереуса. Правда это место тогда было формально подконтрольно Египту, с которым, похоже, удалось достичь какого-то взаимного соглашения. Во всяком случае мне ничего неизвестно о возможной войне с арабами из-за этого места. Тем не менее слишком уж близко эта территория прилегала к Греции, из-за чего Исайя переадресовал Эрманариха ещё и к Славу как к законному владельцу. Слав наверняка сразу же смекнул, что производство стали прямо у него под боком сможет оказаться очень даже выгодной затеей в будущем и немедленно дал таковое своё согласие. И в итоге крымские готы воздвигли там свой собственный город, называя его Византом или Византием, поскольку это был тогда самый западный готский город. По этим же причинам этих босфорских готов стали называть визиготами. Мне, кстати говоря, известно одно вендское, причём стопроцентно нефальсифицированное, название этого города – Виза, которое я и буду использовать в дальнейшем именно в таком звучании. Ну и конечно же нельзя забывать и про Царьград, хотя, судя по осмысленности этого названия именно в таком его звучании, оно могло возникнуть лишь несколько позже, и мы вскоре вполне чётко уловим этот яркий исторческий момент, когда подойдёт этому свой законный хронолгический черёд.

Однако в Германии нашлись целых два претендента на это пока ещё вакантное место: судья визиготов Атанарих и Фритигерн, между которыми даже не на шутку разыгралась самая кровавая резня прямо на восточном берегу Босфора. Поэтому так получилось, что начало будущему городу положило возведение здания некоего госпиталя, который в латинском языке озвучился уже как Капитолий. И если отбросить все пока ненужные нам перипетии этого древнего противостояния тервингов, то в конце концов победу над судьёй Атанарихом одержали визиготы Фритигерна. Так что, получается, это именно ему как самому первому в мире магистру принадлежит заслуга основания тевтонского монашеского ордена госпитальеров. Правда впоследствии произошло примирение Атанариха с Фритигерном, повлекшее за собой возвращение судьи визиготов буквально в объятья магистра. Ну, а все необходимые подробности и последствия этого воссоединения я всё-таки предлагаю рассмотреть чуть позже, чтобы не отвлекаться сейчас без веских на то оснований от рассматриваемой нами сейчас темы.

§ 2. Крещение Руси

Ну, а князь Слав тем временем собирал себе монгольскую дружину и флотилию для предстоящего военного вторжения в Китай, проход куда из Карвуного моря всегда был открыт лишь через Керченский пролив, разделяющий, напомню, Чёрное и Азовское моря. Но теперь уже монгольская орда двигалась под ярко-красным карвунским флагом с дополнительным элементом в виде солнечного диска, понятно думается, в честь пророка Исайи.

Тамань. Раскопки Тьмутаракани
Тамань. Раскопки Тьмутаракани.

И самым первым препятствием в этом направлении была скорее всего Тьмутаракань, локализованная сегодня историками на восточном берегу Керченского пролива. У меня лично полной такой уверенности нет, но этот город тем не менее в некоторых канонических исторических источниках именуется как Таматарха, хотя мы прямо сейчас, думается, в состоянии восстановить истинное готское звучание этого топонима – Таматарих или что-то очень и очень близкое к этому, что впоследствии было переименовано Петром I в Таганрог. Впрочем совсем не исключено, что это современное название является одним из вендских более поздних диалектных разночтений, образованных от готского топонима. Так что, если это предположение насчёт Таганрога верное, то тогда получается, что современная наука неправильно локализовала Тьмутаракань. Как бы там ни оказалось в действительности и как бы ни назывался тогда этот город на Таманском полуострове, но думается, совершенно излишне тут говорить, что он просто не мог выдержать всего монгольского огненного натиска.

На берегах Азовского моря существует множество известных сегодня историкам городищ. И я нисколько не сомневаюсь, что ещё большее количество древних таких городищ сегодня преспокойно покоятся под толстым слоем многовековых наслоений пыли и наносной почвы. Просто некогда тут во всю процветал весьма обжитый и довольно-таки уютный край, чего, кстати говоря, отнюдь не скажешь о сегодняшнем положении вещей. Это я всё клоню к тому, что у Слава тут в одном только Приазовье было ратной работёнки скорее всего на несколько долгих лет, если вообще не десятилетий.

На данном историческом этапе монголы под предводительством Слава уже перестали выселять коренное население с покорённых территорий, как это происходило например в бытность при Исайе. Вместо этого Слав сажал в каждом таком городе посадника или наместника из своих доверенных лиц, который был обязан контролировать выплату дани населением. Обратите только внимание, что по своей сути такая дань ничем принципиально не отличается например от современного налогообложения. И в результате такой политики присоединения различных независимых до этого улусов начала складываться понемногу довольно-таки мощная по тем временам империя. Так что в этом отношении мы с Вами сейчас и в самом деле рассматриваем монгольское завоевание Руси, но, согласитесь, несколько в ином и совсем даже нетрадиционном ракурсе. Впрочем, одновременно с этим это по своей сути было ещё и покорение юго-западной части Китая. И ещё, раз уж снова зашла речь о сарматской Руси, то нелишним будет озвучить ещё два известных мне иноязычных разночтения этого топонима – это конечно же Сирия и Ассирия, которые вероятнее всего так или иначе этимологически родственны топониму Сарматия в одном из его разночтений. Таким образом это наверняка наиболее архаичные варианты разночтения, которые со временем немного переозвучились с взаимозаменой порядка следования согласных звуков, породив тем самым вендский топоним Русь.

Тем не менее буквально в самом устье по правому берегу Дона располагалась Дания, название которой происходит от названия соответствующей реки, где местные готы называли себя ещё и англами. Уточню, что это второе название вовсе не этноним. Вместо этого он скорее указывает на принадлежность к некоторому вероисповеданию, которое можно наверное назвать крайне архаичным англиканством и которого тогда придерживались не только даны, но и некоторые их ближайшие соседи. Просто в самых низовьях Дона на правом берегу самого правого рукава Дона мы вынуждены немного задержаться, ибо там произошло довольно-таки судьбоносное событие в жизни царя Слава.

Этот рукав Дона монголы со всей определённостью называли как Донец, а город, расположенный в его низовьях – соответственно Донецк. Но у донских готов конечно же бытовали несколько иные названия, о которых сегодня можно лишь догадываться. Тем не менее мне лично кажется наиболее подходящим и удачным названием для этого города такой готский топоним как Данциг, хотя допускаю, что в древности он мог звучать несколько иначе. Для полноты картины надо наверное добавить к этому, что из канонических источников этот же самый город нам больше известен на эллинский манер как Танаис, хотя это и не имеет особого значения для нас сейчас, ибо в те времена, о которых я говорю сейчас, о таком возможном озвучивании ещё никто не знал.

К сожалению я сейчас не могу назвать точный возраст Слава на этот момент времени, поскольку различные источники, на которые я опирался в этом расследовании, слишком уж сильно противоречат на этот счёт. Но несомненно можно сказать то, что Слав в эти годы был уже достаточно зрелым мужчиной, если даже не немного пожилым (например немного за пятьдесят лет).


Развалины Танаиса
Развалины Танаиса

Итак монголы по привычной схеме обложили Донецк. Насколько мне известно, в эту схему среди прочего входит обнесение города частоколом из наклонных заострённых брёвен для защиты от внезапных набегов конницы противника. Кстати, совсем недавно совершенно случайно узнал, что такое заграждение почему-то называется надолбой. Тем не менее больше всего времени в таких ситуациях обычно занимало возведение высоких земляных насыпей по направлению к стенам города, по которым осаждавшие впоследствии взбирались на городские стены. И такая техника штурма, кстати говоря, просуществовала без существенных изменений ещё достаточно долго, пока вместо неё не была наконец изобретена другая – более эффективная.

Ну, а осаждённые англы тем временем готовились к защите, неизвестно даже на что уповая. Тем не менее в стенах города сформировалась некая оппозиционная партия здравомыслящих людей, разумно считавших, что им попросту нечего противопоставить монгольским гранатам. И в числе таких мятежных оппозиционеров оказалась сама принцесса, которая в те годы была ещё совсем молодой. С её точным возрастом ситуация обстоит в точности так же, как и с возрастом Слава. Предлагаю называть эту принцессу именем Инга, хотя по сути это вовсе не имя, а скорее уж прозвище, указывающее на её происхождение от англов. У неё впоследствии при определённых обстоятельствах, которые станут нам известны чуть позже, появилось и другое имя, более-менее сходное с именем Каталина или даже с Катрин. Как бы там на самом деле ни озвучивалось это имя в разных языках и диалектах, но именно от него впоследствии возник термин «католицизм». Между прочим в речи египетских арабов впоследствии это же самое прозвище озвучилось уже как Клеопатра. Было у неё, кстати говоря, и ещё одно почему-то очень редко используемое прозвище с достоверно невыясненной мною пока этимологией – София.

Однако убедившись окончательно, что местного аса (к сожалению готское имя его в точности неизвестно) переубедить так и не удастся, английские мятежники решили в тайне покинуть стены города и буквально переметнуться в стан к монголам, так как в этот момент времени другого выхода у них уже попросту не было. Для этих целей и в самую первую очередь ради маскировки Инге даже пришлось переоблачиться в мужскую одежду, чтобы как-то слиться со своим мужским окружением, которое прикрывало её бегство. И именно в таком виде она впервые предстала перед Славом, который принял её более чем дружелюбно несмотря на то, что носить мужскую одежду для женщин того времени считалось в высшей мере предосудительным, впрочем как и наоборот. Но Слав тем не менее отнёсся к этому вполне снисходительно, понимая наверное сложившуюся необходимость.

Есть основания полагать, что это событие повергло в ярость английского аса – брата Инги, и он предпринял даже отчаянную попытку вылазки, воспользовавшись тем, что основные силы монголов ещё не подошли. И ратникам Слава даже пришлось в течение нескольких дней отбивать яростные атаки англов, пока не подошёл наконец к берегам Донца флот Эрманариха. И кто теперь знает, чем бы всё это закончилось, если бы не столь своевременная поддержка Эрманариха? Так что согласитесь, у Слава после этого и в самом деле были весьма веские основания со всей искренностью полюбить этого человека. Ну и излишне, думается, говорить, что Донецк после всего этого был полностью обречён, хотя его штурм безусловно отнял значительное время у монголов. И всё это время Инга находилась поблизости от Слава. Так что наверняка почти никого не удивлю, что за это время несмотря на весьма значительную разницу в возрасте между ними возникло некое взаимное влечение, которое можно даже наверное эдак немного пафосно назвать любовью, не сильно кривя при этом истиной. Так что дальнейший ход ближайших событий уже вполне предсказуем.

Поэтому после полного покорения англов в нижнем течении Дона было ими решено вместе отправиться в Иваны, которые Слав вместе с Грецией уже и так считал своим собственным домом или кровом, особенно после того, как туда был перенесён его пороховой завод. Правда тут надо бы отметить ввиду исключительной важности этого факта, что перед своим отъездом из Донецка Слав в его отсутствие распорядился одному из своих воевод самостоятельно сделать пробный разведочный, можно сказать, бросок вверх по Дону, откуда можно было бы без особых помех прощупать на прочность варягов.

§ 3. Славия

Тем не менее свадебные торжества были несколько омрачены весьма печальным известием с нижнего Дона – разведочная экспедиция против болгар потерпела самое сокрушительное поражение. Ведь это наверное было самое первое поражение монголов после изобретения пороха. Так что Слав к такому попросту ещё не привык.

Я уже давно хотел отвлечься на то, что пороховые гранаты, несмотря на их бесспорные боевые достоинства имеют, несмотря ни на что, по меньшей мере один, но очень существенный на мой взгляд недостаток: весьма ограниченная дальность броска по сравнению например с дальностью полёта стрелы из лука, а особенно из арбалета. А это делает гранатомётчиков очень даже уязвимыми перед лучниками и арбалетчиками. Можно не сомневаться, что эта особенность была хорошо известна монголам; иначе они просто не смогли бы покорить столько народов. Полагаю, что для забрасывания гранат на значительные расстояния они всё-таки использовали какие-то метательные устройства, которые были в общем-то общеизвестны для той эпохи. Только в отличие от своих противников монголы метали на головы своих противников не простые каменюки, а начинённые порохом гранаты. Ну, а руками метать гранаты остаётся уже лишь в ближнем бою, что в общем-то довольно-таки опасно, так как в таком случае легко можно пораниться глиняными осколками и самому. Добавим к этому ещё, что все известные метательные приспособления своей чрезвычайной громоздкостью и неповоротливостью существенно понижают мобильность всего войска в целом.

И эта грустная новость с Волги вновь заставила призадуматься царя Слава над этим недостатком его главного оружия. Как это ни странно, но подсказка последовала вскоре от одной из вендских высокопоставленных родственниц Слава, которая была приглашена с берегов озера Балатон на свадебные торжества. Надо полагать, что она, видя глубокую печаль своего родственника, просто взяла и подарила ему, надо полагать, на свадьбу одно простейшее, но гениальное несмотря на это приспособление, значительно увеличивавшее дальность броска гранаты. Это был самый обычный деревянный шест приблизительно метровой длины, на конце которого укреплялась полукруглая ёмкость, подогнанная под размер гранаты. Таким образом граната наполовину утапливалась в этой ёмкости, напоминавшей по форме глубокую тарелку. И стоит положить в эту ёмкость гранату и с силой взмахнуть шестом, как граната тут же улетает в немыслимую до сих пор даль.

Впрочем, у меня вовсе не было необходимости описывать со всеми подробностями это приспособление. Достаточно тут лишь немного поднапрячь память и вспомнить, как выглядит царский скипетр. Только вот на вендский манер этот скипетр назывался как-то по другому. Может скобарь? И можно нисколько не сомневаться, что Слав по достоинству оценил этот бесценный подарок, раз уж держава и скипетр стали у него использоваться в качестве царских регалий. Впрочем, если быть точным, то таковыми они стали чуть позже скорее всего у его потомков. А для Слава это несомненно было самое настоящее, причём теперь уже самое эффективное на земле оружие, равных которому не было тогда ни у кого. Ведь теперь монгольская армия наконец получила отсутствующую ранее мобильность. Нет, гипотетический скобарь конечно же не отменяет метательные приспособления полностью, но в подавляющем большинстве случаев всё равно заменят их. Во всяком случае болгарская экспедиция монголов вряд ли бы потерпела поражение, будь у них в распоряжении такое приспособление.

Но Слав тем не менее, насколько мне известно, несмотря на некоторую понятную эйфорию, всё равно не стал спешить с дальнейшими завоеваниями. Даже волжским болгарам не стал мстить по горячим следам. Видимо он тогда решил какое-то непродолжительное время насладиться радостями семейной жизни. К этому моменту в его распоряжении находилось уже двенадцать различных улусов, завоёванных или же присоединённых мирным путём им за последние годы. И, чтобы не терять время попусту, он решил заняться государственными делами, пытаясь как-то упорядочить дела по управлению государством в своей более чем обширной империи.


Исайя, который тогда ещё определённо был жив, подарил Славу стол круглой формы, за которым все сидевшие по задумке пророка должны были ощущать себя как бы в равном положении. Слав разместил этот стол в своём свежеотстроенном замке и распорядился выслать ему из каждого из двенадцати улусов ровно по одному полномочному представителю. Этим двенадцати сенаторам предписывалось по регламенту решать абсолютно все вопросы в государстве большинством голосов. А это не только принятие государственных решений. Например на время судебных разбирательств двенадцать сенаторов превращались на деле в двенадцать присяжных заседателей. Впрочем вопросы веры тоже решались теми же самыми сенаторами, а сенат при этом превращался фактически в священный синод. Ну, а самому Славу во время таких заседаний двенадцати рыцарей за круглым столом выпадала роль организатора что ли.

Некоторые наверняка уже обратили внимание, что количество сенаторов в точности совпадает с количеством евангельских апостолов, и, убеждён, что это отнюдь не случайно. Просто слова «апостол» и «сенатор» можно уверенно считать полными синонимами с тем лишь тонким отличием, что этимологические корни слова «апостол» скорее всего произрастают из вендского языка. В частности я сейчас в самую первую очередь имею в виду слово «стол» в качестве высоковероятной этимологической основы этого слова. Ведь словом «постол» древние венды вполне могли называть человека, восседающего за каким-нибудь столом.

И ещё у трона есть второе название – престол. Как Вы думаете, а при чём тут стол? Перед каким таким столом располагается этот самый трон? Впрочем, этот вопрос скорее риторический и теперь, полагаю, это стало совершенно понятно. И, раз уж только что снова речь зашла о пресловутом столе, то существуют ведь ещё и такие общеизвестные понятия как «столица» или «стольный город», которые, согласитесь, совершенно бессмысленны в отрыве от некоего стола.

Среди двенадцати сенаторов Слава сейчас непременно надо особым образом отметить одного представителя от английского улуса по прозвищу Карл, который входил в многочисленную свиту Инги во время её бегства из осаждённого Донецка. Просто этому человеку предстоит впоследствии сыграть весьма значительную роль в истории, что не позволяет мне обойти его молчанием. Поэтому сейчас наступило наверное самое подходящее время, чтобы озвучить ещё одно вполне естественное на мой взгляд прозвище Карла, приобретённое им после того, как он оказался сенатором от улуса англов – Ангел. Ну, а это прозвище в свою очередь, мутировав в какой-то иноязычной фонетике, переозвучилось уже как Олег.


И сейчас, когда мы уже имеем некоторое представление о государственной структуре империи царя Слава, может возникнуть вполне естественный вопрос: а имела ли эта империя какое-то название? Впрочем вопрос этот носит скорее риторический характер, ибо такая империя просто не могла остаться безымянной. И вполне естественно и закономерно, что это имя этой великой империи образовалось от имени её основателя – царя Слава. Каноническая фальсифицированная история, кстати говоря, тщательнейшим образом скрывает это название, подвергнув его полной анафеме. Но я тем не менее всё равно озвучу его – это Славия или же Славль как два возможных разночтения. И в этом я нисколько не сомневаюсь, ибо это же самое название нам с детских лет хорошо известно в ветхозаветной семитской итерпретации – Израиль. Здесь, как видите, звук «Л» попросту трансформировался в звук «Р», что, поверьте мне, является самым обычным явлением для средневековья, когда эти звуки легко путались и взаимозаменялись друг другом. И примеров таких взаимных замен я мог бы привести великое множество. И, раз уж тут только-что зашла речь об Израиле, то вполне логично, пользуясь случаем, сразу же по горячим следам сопоставить двенадцать колен Израилевых с двенадцатью улусами царя Слава.

Теперь, зная истинное историческое название этой величайшей империи, мы просто обязаны сделать очередной шаг и установить хотя бы уж вендское название верноподданых жителей этого государства. Впрочем, этот вопрос можно поставить несколько иначе: а как на самом деле именовались исторические израильтяне, в отличие от мифических – ветхозаветных? И ответ на этот вопрос столь же логичен, сколько прост – конечно же это славяне, раз уж они – жители Славии. Обратите внимание, славянами по сути этого слова тогда являлись не только венды, но ещё например румыны, говорившие на латыни, значительная часть готов и многие другие народы. И единственный наверное этнос, кому так и не нашлось место в древнем Израиле, так это семиты, как бы это ни забавно звучало сегодня. Именно по этой простой причине я до сих пор избегал использовать термин «славяне» по отношению к вендам; просто, как вы должны теперь понимать, это создавало бы некую двусмысленность в терминологии. И вовсе не моя вина, что современная сложившаяся традиция по какой-то не вполне понятной ошибке стала почему-то относить термин «славяне» столь выборочно лишь к народам вендского происхождения.

В наши годы ошибочно утверждается, что оригиналы ветхозаветных книг якобы были написаны в какой-то глубочайшей древности на иврите, после чего все эти книги дескать были переведены на различные европейские языки, включая сюда и русский. К этой теме мы ещё конечно же вернёмся, но сейчас надо немного оговориться, что на самом деле всё происходило в практически обратном порядке – сначала ветхозаветные тексты были сочинены на разных европейских языках. Но в эпоху иезуитской фальсификации истории все эти книги по специальному заказу были намеренно переведены на иврит. А для тех, кто ещё не знает, вынужден сообщить, что еврейская азбука, впрочем как и арабская вязь, до сих пор практически вообще не содержат букв для обозначения гласных звуков, и поэтому пишутся там лишь согласные буквы, которые при чтении потом вынужденно приходится огласовывать. И в принципе никаких проблем тут нет для привычного к этому человека за исключением разве что случаев, когда записанными оказываются имена собственные и топонимы. И особенно это касается различных иноязычных терминов.

Так вот самые первые экземпляры ветхозаветных книг как раз и были переведены на иврит вообще без каких-либо огласовок. Думается, многим понемногу становится понятным это иезуитское лукавство. Просто это вроде бы уже давно общеизвестно, как сильно может измениться текст, когда он переводится сначала на какой-нибудь иностранный язык, а этот перевод затем совсем другим совершенно несведущим человеком переводится обратно на язык оригинала. Поэтому это совершенно очевидно, что потом, когда иезуиты наконец затребовали огласовки, для чего, кстати говоря, еврейская азбука была пополнена соответствующими буквами, использовались вместо оригиналов уже неогласованные книги на иврите. А это, как мы должны отчётливо понимать, даёт переводчику практически неограниченный простор при озвучивании иноязычных имён и названий. Ведь именно таким образом и Славль превратился на бумаге в Израиль, и многое чего ещё.

Тем не менее, зная оригинальные названия так называемых колен Израилевых, мы уже прямо сейчас в состоянии восстановить библейские искажения текста, нанесённые двойным переводом с одного языка на другой и обратно, а также намеренными или же непреднамеренными ошибками переписчика. Приплюсуйте сюда ещё то, что арабский язык даже в обозримом прошлом очень уж сильно отличался от так называемых индо-арийских языков, и адаптация иноязычных топонимов, этнонимов и имён собственных под семитскую фонетику зачастую существенно и иной раз практически до неузнаваемости искажала оригинальное звучание слова. И в качестве демонстрации всех эти иезуитских ухищрений фальсификаторов привожу ниже соответствующую таблицу с переводом большей части из двенадцати библейских имён основателей колен Израилевых.

Ветхозаветные искажения исторических топонимов

п/п
Имя основателя колена Израилева Соответствующее название
Синодальное звучание Запись на иврите без огласовок
1 Гад ГД Готы? Керчь?
2 Вениамин БНМН Венедия
3 Иосиф ЙСФ Герцеговина или Греция
4 Завулон ЗВЛН Сербия
5 Левий ЛВ Ливия или Лациум
6 Рувим РВЛН Неизвестные нам названия пермских провинций, покорённых бессарабами
7 Симеон ШМН
8 Иуда ЙХД
9 Иссахар ССХР
10 Асир ШР Русь
11 Неффалим НФТЛ Нидерланды или Нормандия
12 Дан ДН Дания или Донецк

Строго говоря, в общем-то не все на названия пермских провинций нам сегодня неизвестны. Просто я для этого предлагаю сопоставить по звучанию ветхозаветный топоним «Иссахар» (ССХР) с хорошо известным нам современным топонимом «Швейцария». Впрочем для такого сопоставления гораздо лучше подходит самоназвание Швейцарии на так называемом романшском языке – это один из четырёх современных национальных языков этой страны. Так вот и сравните – «Svizra» (романш.) и «ССХР» (неогласованный иврит).

В настоящий момент некоторое удивление тут может вызвать разве что Нормандия, поскольку я пока вроде бы ещё не касался этого. Однако почему-то очень уж не хочется безосновательно отвлекаться от рассматриваемой нами сейчас темы. Тем не менее какие-то предварительные объяснения на этот счёт я всё равно обязан дать. Так вот, короче говоря, очень уж похоже на то, что территория нынешнего Северного Кавказа, включающая и всё восточное Приазовье, в те годы каким-то образом контролировалась волжскими остроготами, раз уж она под таким названием оказалась упомянутой различными авторами библейских текстов.


Я уже недавно озвучил буквально несколько слов о прозвище Троян. Но это далеко не всё, ибо в сарматской среде больше прижилось прозвище Сигизмунд, которое тоже имеет вполне осмысленное значение на готском языке – «победа защитит». Согласитесь, что это – идеальное прозвище для непобедимого полководца. Надо наверное добавить к этому, что сарматы в свою очередь поддерживали самые что ни на есть тесные торговые и культурные отношения с египетскими арабами. И вот эти арабы в свою уже очередь и переняли именно это сарматское, а не какое-то другое, прозвище, адаптировав его под особенности своего языка – иврита. И в результате такой семитской адаптации это имя стало звучать уже как Чингис-хан. Более того, именно это прозвище, как мы знаем, доминирует в современной фальсифицированной канонической истории, тогда как два других прозвища практически полностью апокрифированы.

Кстати, титул «хан» (арх. кавган) этимологически происходит от вендского названия Карвунских земель. И естественно применялся он к каждому карвунскому повелителю. Во всяком случае в библейской иноязычной интерпретации название Карвунских земель звучит как Ханаан, то есть фактически, как наверное видите, ханская земля. Только надо знать, что «хан» – это не вендская, а какая-то иноязычная озвучка, тогда как тогдашние венды вместо этого в общем-то чуждого им слова использовали титул «князь», которое тоже вероятнее всего тоже этимологически происходит от названия Карвунских земель. Ну, а готы, заимствовав этот титул, озвучили его как «конунг». Таким образом получается по сути, что конунг – это всего лишь обрезанный ас, раз уж такой обряд появился на Карвунских землях.


Находясь на пике своей славы, царь Слав естественно не мог избежать ещё прижизненного обожествления со стороны многих своих современников. Некоторые его льстивые приверженцы всё чаще и чаще, нисколько не смущаясь, стали титуловать его исайей возможно даже ещё при жизни пророка Исайи. Надо полагать, через какое-то время Слав привык к этому и даже начинал и сам понемногу верить в свою исключительность и богоравность. И полагаю, с учётом специфики сложившейся ситуации, его тут нетрудно понять, чтобы относиться к этому чуть снисходительнее. Так или иначе, но именно на этом этапе – ещё при жизни пророка Исайи – короткая эпоха разделения светской и духовной власти закончилась, так и не успев толком начаться.

Естественно, что для многих обывателей того времени пороховые гранаты в полёте, оставлявшие за собой весьма характерный дымный след от горящего фитиля, непосредственно ассоциировались с молниями. И не менее естественно тут, что повелитель пороха в этом случае автоматически становился божественны громовержцем. Зевс (элл. Ζευς) – это конечно же эллинское раночтение, но можете нисколько не сомневаться, что оно этимологически происходит от вендского имени Слав. Впрочем то же самое касается и семитского имени Саваоф.

Так что, как видите, несмотря на полное апокрифирование имени «Слав» в современной канонической истории, оно тем не менее сохранилось до наших дней в немного изменённой форме в мифологии и в семитской богословской литературе. Ну, а иудаисты, получается, до сих пор поклоняются царю Славу под именем Саваофа. Впрочем то же самое, но только с некоторыми несущественными оговорками, можно сказать и о современном христианстве, где вполне исторический царь Слав, правда потеряв совершенно незаслуженно своё изначальное имя, тем не менее всё равно возглавил святую троицу в качестве Бога-Отца, тогда как Богом-Сыном ещё предстоит в недалёком будущем стать его старшему сыну.

Изображения монгольского флага.
Изображения монгольского флага.
Фрагменты двух средневековых немецких
миниатюр, иллюстрирующих битву
монголов с поляками при Легнице.

Вендское имя Зевса нам хорошо известно – это конечно же Перун. Но появилось и ещё одно имя, обусловленное тем, что Слав и Исайя тогда представляли собой эдакую пару богоравных персон – святая двоица. Так что появился тогда некий эпитет, озвучивающий оба этих имени одновременно – Ярослав. Как видите имя Ярило стоит тут на первом месте, чем подчёркивается как бы его первенство. Поскольку символом Ярилы было солнце, то его так и изображали на тогдашних иконах – в виде солнечного круга. А, лики Слава условились делать на фоне Ярилы. И эта традиция изображать бога-отца на фоне солнечного диска отчасти сохранилась и до наших дней. Однако со временем солнечный диск на иконах выродился стилистически в святой нимб над головой. Ну и естественно было бы назвать это вероисповедание ярославием, как оно в принципе и называлось тогда. Изменения тогда также немного коснулись и монгольского флага, ибо на бывшем фоне солнечного диска в наследство от пророка Исайи стали изображать дополнительно ещё и портрет царя Слава, увенчанного золотой царской короной. Ну и скажу вам заранее, что такая традиция впоследствии кое-где продержалась в том или ином более или менее неизменном виде буквально в течение несколько сотен лет, хотя со временем, как увидим, культ пророка Исайи начал понемногу меркнуть и забываться со всеми вытекающими отсюда последствиями в символике.

Ну и конечно же там, где ярославие, там же должен находиться и Ярославль как место постоянной резиденции верховного Ярослава. И поначалу это название естественно стало обозначать собой греческие Иваны в качестве второго названия города. Однако впоследствии, как увидим, Ярославль несколько раз менял своё местоположение на географической карте, когда папский трон по тем или иным причинам переезжал на новое место. Между прочим это название нам также хорошо знакомо ещё и в библейском семитизированном своём разночтении – Иерусалим.

§ 4. Воистину воскресе!

И само собой разумеется, что божественная «участь» своего блистательного супруга никак не могла хотя бы уж частично миновать и царицу Ингу. А после того, как она вдруг забеременела от Слава, её уже вполне открыто стали готовить на роль пресвятой богородицы. И естественно, что всё это не могло не оставить некоторый след тщеславия сродни мании величия на обоих супругах. И в итоге вместо семейной идиллии почему-то получилось всё наоборот – между богоравными супругами всё чаще и чаще стали разгораться непримиримые ссоры. Причём эти разногласия определённо касались вопросов веры, и в этом можно нисколько не сомневаться. И в обществе образовался даже некий раскол в виде двух неравных партий – партия Слава и партия Инги. Если хотите, то это событие даже можно по сути своей назвать неким расколом православия (а точнее – ярославия) и католичества, хотя конечно же ни одного ни другого в современном их виде тогда ещё не существовало и в помине. Как бы это ни было забавно, но две веры тем не менее раскололись во взглядах сразу же буквально на корню, так и не успев толком сформироваться.

Конфликт оказался настолько непримиримым, что Слав, вспылив в сердцах, вообще покинул свой недавно отстроенный царский дворец, оставив там свою беременную супругу в окружении её верных приверженцев и почитателей, среди которых выделялся недавно упомянутый мною сенатор под условным именем Карл. Но Слав на этом отнюдь не остановился, и, желая наверное ещё больше досадить своей супруге, женился, даже не разводясь с Ингой, на одной из принцесс Эрманариха с чисто «германским» прозвищем – Гера.

Причём есть достаточно веские основания полагать, что эта крымская принцесса отнюдь не была в восторге от такого брака, но её, похоже, об этом даже не спрашивали. Но этим дело отнюдь не закончилось, ибо вскоре стало повсеместно известно, что новая жена тоже забеременела от Слава. Кстати, Слав, получается, сам создал в тогдашнем праве, которое он сам и установил, такой прецедент, который позволял наиболее влиятельным сановникам иметь одновременно сразу несколько жён. Ну и нам прекрасно известно, во что это вылилось в итоге.

Между прочим некоторые отечественные канонические источники озвучивают ещё одно из известных нам вендских прозвищ второй жены Слава – Малуша, незаслуженно называя при этом её «ключницей», а не «керченкой», каковой она несомненно была на самом деле. Но лукавство более позднего романовского фальсификатора, пожелавшего на всякий случай, – вероятно маскируясь под «ошибку» или «некомпетентность» переписчика, – придерживаться некоторого созвучия с историческим оригиналом, как видите, всё равно разоблачается довольно-таки легко, если только знаком «почерк» извратителей правды.

Кстати вполне может оказаться, что прозвище Малуша – это этимологически всего лишь одна из вендских адаптаций чисто готского этнонима «нормиш» (т.е. в данном случае это – нормандка). И, если это и в самом деле так, то кто-то из двух её родителей, если конечно не она сама, происходил от волжских остроготов, хотя для нас в данный момент это не слишком уж и принципиально.


Вероятнее всего именно этот поступок Слава окончательно переполнил чашу терпения Инги, которая, определённо посовещавшись предварительно со своими верными приверженцами, решила всё-таки вернуться на родину в низовья Дона. Правда в английском Донецке тогда восседал наместник или сатрап царя Слава, но партия Инги тогда была уже достаточно сильна, чтобы, наверняка при поддержке местного населения, свергнуть его. Вот примерно при таких обстоятельствах совершилось бегство Инги с многочисленной своей свитой, которая от нанесённой ей обиды вообще потеряла всё свое здравомыслие. Не знаю даже, на что она рассчитывала? Что дескать неверный супруг оставит её в конце концов в покое? Ведь у англов, если смотреть на это дело здраво, вообще не было ни малейших шансов, чтобы успешно противостоять монгольской армии, которая к тому же совсем недавно была ещё больше усилена новым уже и так известным нам приспособлением, значительно увеличивавшим дальность полёта гранаты, а также мобильность гранатомётчика.


Царь Слав конечно же вскоре узнал о бегстве своей первой супруги. И, само собой разумеется, он вовсе не собирался оставлять её в покое и вместо этого стал готовить новый и привычный для него военный поход в низовья Дона. Таким образом штурмовать Донецк ему уже предстояло повторно. А к Инге, узнавшей об этом, наконец-то вернулось её благоразумие, и она решила продолжить своё бегство вверх по Дону, а оттуда в свою очередь вверх по Волге в направлении к волжской Болгарии. Напомню в связи с этим, что Поволжье ещё оставалось к тому моменту времени независимым. Таким образом на Донецк теперь возлагалась задача хоть немного задержать монголов, чтобы дать возможность беглецам затеряться где-нибудь в укромном месте на просторах Азии. Само собой разумеется, царь Слав просто не мог обойти Донецк без боя и отправиться в дальнейшую погоню, оставив у себя в тылу враждебную крепость. Поэтому монголы стали по привычной схеме готовиться к повторному штурму.

Но в ходе подготовительных работ откуда-то вдруг расползлись слухи о том, что Инга дескать изменила славу с Карлом. Поначалу эта новость повергла Слава в гнев, заставив его оформить завещание, в котором он полностью отказал в наследстве своему возможному сыну от Инги в пользу возможного сына от крымской княжны. Кстати, не исключено, что какую-то роль в распространении этих слухов сыграли крымские готы – родственники его второй жены, которых он в изрядном количестве нанял на службу в качестве личных гвардейцев и, если хотите – даже телохранителей. Безусловно, он допускал такую возможность, что эти слухи ложны. Но ведь «жена Цезаря должна быть вне подозрений» – это по легенде слова самого Цезаря.

Но нашлись люди из близкого окружения Слава, сочувствующие Инге, которые вдруг начали переубеждать царя. И в конце концов они немного преуспели в этом, раз уж он переписал своё первоначальное завещание, где теперь возможному сыну от Инги выделил уже западную часть своей империи. Напомню в связи с этим, что самая западная часть Европы тогда представляла собой самые густые и непроходимые дебри, где в этих дремучих тенистых лесах вели весьма патриархальный образ жизни иберийские авары. Есть между прочим некоторые основания считать, что венды называли эти полудикие тогда ещё земли как Пермь или Перемышль. Так что это совсем не то, о чём можно было бы тщеславно мечтать старшему наследнику. Ну, а восточную – цивилизованную – часть своей империи Слав завещал конечно же своему возможному младшему наследнику, намеренно допустив такую несправедливость, где самый лакомый кусок перепадал не по-старшинству, как это всегда было принято, а совсем даже наоборот. И после этого завещание Слава уже больше никогда не переписывалось, хотя и были весьма влиятельные люди, убеждавшие Слава вернуться к самому первому завещанию. Таким Слав, поостыв немного в своей ревности, отвечал, что Инга ведь и так уже была беременной именно от него, а не от кого-то другого, когда она оказалась у донских готов и когда мог в принципе произойти этот возможный адюльтер. Ну, а на саму Ингу, как на жену, запятнанную подозрением в возможной измене, он дескать больше уже никогда не рассчитывал.


Приблизительно на этот исторический момент должна была выпасть смерть пророка Исайи, который, похоже, так и не оставил после себя законнорожденных или каких-либо других наследников. Впрочем, письменного завещания он тоже не оставил, рассчитывая вероятно на то, что его устного волеизъявления, делающего Слава его законным правопреемником, будет более чем достаточно. В принципе так оно и оказалось, и румыны в общем-то вынужденно признали Слава, которого они столь боялись.

А пока Слав, увлечённый погоней, не спешил явиться в Рим лично, румыны начали вести тайные переговоры с одним из близких родственников Исайи, который в римских хрониках именуется как Луций Тарквиний Приск, и при этом дополнительно сообщается, что на родине он якобы звался как Лукумон. Но на самом деле по некоторым моим соображениям прозвище Лукумон должно представлять собой некоторое довольно-таки грубоватое латинское искажение готского имени Людвиг. Тем не менее я предлагаю называть его не по-латыни, а так, как он чаще всего именовался среди тервингов – Бритт или Прусс (от слова «брат»). Между прочим он среди прочего состоял в каком-то более или менее близком родстве со второй женой Слава, если вообще не был её сыном. И ещё со смертью пророка Исайи термины Рим и Румыния снова как бы отпали от Бессарабии, и на некоторое время, если только я не ошибаюсь тут, вообще вышли из употребления – во всяком случае мне ничего не известно на этот счёт.

Я уже недавно высказал своё предположение, что вторую свою жену Слав взял, не особо заботясь о чьём-то там согласии. Так что в сложившейся ситуации это могло лишь подлить масло в огонь, и среди крымских готов созрел некий дерзкий заговор против Слава. Напомню, Эрманарих – это не имя, а скорее уж некий титул очередного крымского аса. По этой причине у меня нет полной уверенности в том, что на рассматриваемый нами момент над Крымом главенствовал именно тот конунг, который некогда выручил Слава под Донецком. В принципе этот пост тогда равновероятно мог занимать как он сам, так и какой-нибудь из его наследников. Но с учётом того, что прошло не так уж и много времени, это вполне мог быть как раз тот самый Эрманарих.

Несмотря на свою относительную молодость, Бритт незадолго до этого был делегирован Эрманарихом в Иваны в качестве тверского полномочного представителя. Слав тогда считал Бритта практически своим родственником и наверное поэтому очень доверял ему, раз уж взял его с собой в донецкий поход в качестве личного гвардейца и телохранителя. Впрочем вся его личная гвардия состояла тогда исключительно из одних лишь тервингов.

Однажды ранней весной царь Слав в сопровождении своих «верных» гвардейцев отправился на разведку где-то в окрестностях осаждённого города, когда река ещё была частично – вдоль берегов – покрыта слегка подтаявшим мокрым льдом. По всей видимости они удалились достаточно далеко от монгольского стана, так, чтобы там никто не смог услышать звук от взрыва пороховой гранаты. Этим и воспользовались заговорщики, и Бритт собственноручно швырнул под копыта коня Слава гранату или же возможно целую связку. Тут надо бы отметить как некий забавный факт, что крымские готы тогда ещё совсем не умели пользоваться пороховыми гранатами. В результате глиняными осколками был подранен не только Слав, но и сами заговорщики. Тем не менее взрыв гранаты не только расколол хрупкий лёд, но и насмерть распотрошил коня под Славом. В результате весь в своей, но больше в конской крови Слав рухнул в ледяную воду, и лишь по счастливому стечению обстоятельств это оказалось мелководье. Просто в противном случае он бы непременно захлебнулся водой в бессознательном состоянии. Зрелище, видно, было более чем кровавым, а убийцы не слишком уж опытны в таких делах. Добавлю сюда ещё, что они и сами были весьма напуганы всем этим кровавым зрелищем, да и своими собственными осколочными ранениями. Поэтому, ошибочно решив, что Слав мёртв, они буквально в паническом состоянии бросились наутёк к поджидавшей их где-то ноподалёку галере, которая и доставила их домой в Крым с ложной вестью о мнимой смерти Великого Могола.

Когда в монгольском стане воеводы наконец хватились Слава и нашли его, он уже успел пролежать в ледяной воде в бессознательном состоянии достаточно ощутимый промежуток времени. Но к счастью никаких серьёзных увечий, несовместимых с жизнью или хотя бы опасных для неё, он не получил в ходе этого покушения и вскоре пришёл в себя, оказавшись в своём тёплом царском шатре. Тем не менее долгое пребывание в холоде всё равно не прошло для него полностью бесследно, и умер он впоследствии так или иначе застудив себе какой-то из важных внутренних органов, но никак не от осколочных ран. Но перед этим он успел ещё много чего сделать.

Похоже на то, что Слав, почувствовав себя наконец более или менее здоровым, сразу же с некоторой частью монгольской армии отправился в карательный рейс в направлении Крымского полуострова, перепоручив дальнейшую осаду Донецка какому-то своему воеводе. И вскоре ликование введённого в заблуждение Эрманариха в Керчи было внезапно прервано столь неожиданным для всех личным появлением царя Слава живым и здоровым. Именно это событие и породило впоследствии легенду о чудесном воскрешении из мёртвых. По одной из версий, испуганный Эрманарих попросту покончил с собой, отравившись, но это не есть доказанный факт. Несомненно тут только одно – практически все участники заговора разве что кроме Бритта, который успел перед этим укрыться вероятнее всего в Риме, были истреблены в последовавшей вслед за этим резне. Надо особо отметить, что вторая жена Слава – Малуша – тоже обвинялась в качестве соучастницы заговора. И можно нисколько не сомневаться, что она тоже получила бы своё, если б только не вынашивала в своём чреве ребёнка Слава.

Достоверно неизвестно, сколько Славу удалось прожить после этого, так как различные источники называют совершенно разные сроки буквально от нескольких дней до нескольких лет. Как бы там ни было на самом деле, но Слав так и не дожил до рождения по крайней мере своего младшего сына, из чего можно ограничить срок его оставшейся жизни несколькими месяцами и не более. Кстати говоря, календарная дата покушения нам сегодня в общем-то известна, но с некоторыми обязательными оговорками и уточнениями. Просто один из сохранившихся источников сообщает нам, что скончался он через полгода после 31 марта, правда по бытовавшему тогда и неизвестному нам сегодня календарю, который по некоторым моим соображениям должен на несколько дней отличаться в ту или иную сторону от современного.

При этом завещание Слава почему-то так и не было переписано – вероятнее всего не успел сделать это. Не вернулся Слав и к Донецку для личного участия в завершении повторного штурма города, хотя вроде бы и планировал это – окончательно этот город был взят и вслед за этим до самого основания разрушен уже воеводами Слава вскоре после его смерти естественно без его личного участия. Таким образом, как видим, Русь была завоёвана не полностью, ибо до Рязани монголы в этот раз так и не добрались. Тем не менее бывший Донецк теперь уже лежал в руинах и пребывал потом в таком плачевном состоянии много лет. Так что Инге теперь был полностью отрезан обратный путь на родину.


Что тут можно ещё добавить напоследок? Царица Инга, будучи в то время уже в Поволжье, вскоре родила сына от Слава. Но тем не менее дальнейшую её биографию со всеми возможными подробностями мы рассмотрим уже в следующей главе. В данный момент существенно лишь то, что на Волге по особому стечению обстоятельств ей пришлось задержаться где-то на полтора десятка лет.

Поэтому после смерти Слава нас сейчас должна больше интересовать судьба Малуши. Ведь с его смертью империя практически осталась без руководства. Во всяком случае двум наследникам Слава нужно было ещё не только родиться, но и дожить каким-то образом до своего совершеннолетия. Поэтому воеводы Слава выбрали одного человека, которому было поручено стать опекуном младшего наследника Слава вплоть до совершеннолетия последнего. И надо отдать должное этому опекуну, ибо он оказался безукоризненно честным человеком и превосходно справился со своей задачей. Для этого он поселился в прямо Керчи, дожидаясь там поначалу рождения младшего наследника престола.

Очень похоже на то, что после того, как это наконец произошло, вторая жена Слава – Малуша – была всё равно казнена. Во всяком случае дальнейшая история не прослеживает её вообще, и сын Слава в качестве очередного Эрманариха вырастает в Керчи хоть и сиротой, но под самым тщательным присмотром своего дядьки-опекуна. Кстати говоря, похоже, что этот будущий Эрманарих ещё задолго до своего дня рождения получил своё самое первое вендское прозвище, образованное от имени своей матери – Мал. Строго говоря, это – всего лишь каноническая версия, объясняющая этимологию этого прозвища, которое, согласитесь, в общем-то неплохо применимо как к младшему сыну и наследнику, так и к любому другому мальцу.

Кроме того сохранились некоторые сведения, что воеводы Слава после его смерти по вполне понятным, думается, причинам договорились держать этот факт в строжайшей тайне настолько долго, насколько это только получится. А это впоследствии и породило легенду о мнимом практически не человеческом, а скорее уж божественном долголетии Слава. В частности болгарский апокрифический летописец приписывает Славу аж 119 лет даже не самой жизни, а одного только царствования.

Я нисколько не сомневаюсь, что Слав, как и его предшественник Исайя, конечно же успел позаботиться ещё при жизни о месте своего захоронения где-нибудь в Египте. Но этой пирамиде суждено было попустовать, ибо публичное захоронение немедленно привело бы к разглашению тайны о смерти Слава. Так что захоронен он был в глубочайшей тайне скорее всего где-то в своём собственном дворце в эфиопских Иванах. Но это конечно же вовсе не значит, что впоследствии, когда эта тайна стала уже общеизвестна, его не перезахоронили в Египте.

И ещё осталось напоследок добавить, что освободившийся папский трон пророка Исайи в Риме в конце концов занял Бритт, который с этим новым своим сенатским постом как бы и сам «осатанел». А история тем временем продолжалась, пока там сам Сатана, дерзнувший восстать против бога Перуна, правил бал в Риме.


Следующая биография

Оглавление