Призываем меценатов и спонсоров поддержать наш некоммерческий научно-исследовательский проект.

См. также: Материалы расследования Версия для печати
Реконструкция историиРеконструкция истории

Сын божий и еретик Эрманарих

 

И тогда вслед него появился другой царь в болгарских землях, младенец, ношеный в корзине 3 года, которому далось имя Испор царь, он принял болгарское царство. И тот царь создал великие грады: на Дунае Друстар град; создал и великий презид от Дуная до моря. Он создал и Плиску град. И тот царь погубил огромное множество измаилитян. Тот царь населил целиком Карвунскую землю, занятую пред тем эфиопами. И родил Испор одного отрока и его нарёк Изотом. Царь Испор царствовал на болгарской земле 172 года и вслед за тем его погубили измаилитяне на Дунае. И вслед погубленного Испора, царя болгарского, наречены куманы болгарами, а раньше были при Испоре царе язычники и безбожники и в большом нечестии. И было всякого врага на греческое царство в течение многих лет.

§ 1. Болгарские заложники

Начать тут надо вероятнее всего с напоминания о том, что Инга – супруга покойного царя Слава – была сарматкой по своему происхождению, что означает в свою очередь, что родным языком для неё был готский. Добавим сюда ещё неоспоримый факт, что волею судьбы она очутилась в верхнем Поволжье, где тоже тогда проживали этнические готы. Таким образом совсем нетрудно будет догадаться, какой язык впоследствии станет родным для её сына, рождённого на берегах Волги и прожившего там же все свои детские годы? Я легко допускаю, что в многочисленной «католической» свите Инги вполне могли быть и венды, но они там едва ли делали какую-нибудь погоду. Так что Испор, как на вендский манер именовался сын Инги, в этническом отношении несмотря ни на что вырастал чистейшим готом, к тому же впитавшим в себя ещё с младенческих лет готскую культуру. Так уж сложилась судьба у обоих наследников царя Слава, что младший его сын, воспитываясь в Крыму – в самом тесном окружении тервингов, – тоже был отнюдь не чужд готской культуры.

Впрочем, кроме озвученного выше прозвища, из канонических источников довольно-таки хорошо известны и некоторые другие разночтения – например Аспарух, Исперих, Есперих, Еспор, Есперерих, Аспар-хрук и т.п. И наверное этот список общепризнанных прозвищ следует пополнить такими национальными разночтениями как Каспер, Гаспар и т.п.

Этимология этого имени, строго говоря, сегодня в общем-то неизвестна. Но некоторых историков несколько настораживает столь откровенно готское звучание некоторых из вышеприведённых канонических разночтений, что конечно же совершенно немыслимо со скалигеровских позиций. Не берусь тут что-то утверждать наверняка, но очень даже похоже, что это прозвище каким-то образом этимологически связано с пермской наследной вотчиной Испора. Просто, если его озвучить на готский манер например как «Асперрих», то это можно будет перевести с учётом современной терминологии как «ас Пермского Рейха». Хотя, в принципе допустимо озвучить то же самое и чуть короче – «Аспер» – т.е. «ас Пермский».

Но я по-прежнему предпочитаю использовать на страницах данной хроники именно вендские разночтения, а не какие-либо другие.


Итак, когда родился Испор, в Казани правил англиканский по своим религиозным убеждениям ас по прозвищу Курт, до которого конечно же вскоре разными окольными путями дошли ошеломляющие сведения о том, что супруга царя Слава скрывается где-то в его государстве. Тут надо наверное напомнить, что монголы скрыли факт смерти Слава, и по этой причине все посторонние его тогда считали по-прежнему живым. Кроме того, Курт конечно же был твёрдо убеждён, что Слав сразу же, не мешкая, устремится в погоню за своей сбежавшей супругой буквально по горячим следам, и, стало быть, его следует в самое ближайшее время ожидать прямо в Болгарии собственной персоной.

Но такой «сюрприз», естественно, мало устраивал кого-нибудь в Поволжье, которое чуть ли не одно из всей обширной Великой Сарматии по-прежнему ещё оставалось суверенным от монгольского ига. И как же следовало поступить ему в сложившейся затруднительной ситуации, раз уж незваная донецкая гостья подкинула ему эдакую «свинью»? Но Курт тем не менее нашёл весьма остроумное на мой взгляд решение и приказал во что бы это ни стало разыскать этих злосчастных карвунских беглецов, чтобы хотя бы взять их в качестве заложников, которыми можно было бы впоследствии в случае необходимости как-то шантажировать разъярённого Великого Могола.

И тут по всей стране началось буквально избиение карвунских младенцев. Правда библейская легенда тут несколько сгущает краски, ибо эти заложники требовались Курту непременно живыми. Ведь в противном случае, согласитесь, будет ещё хуже. Тем не менее в Казань то и дело и в изрядном количестве доставлялись различные карвунские младенцы, по какой-то причине оказавшиеся на этот момент в Болгарии, которых очень легко можно было отличить от других например по обрезанной крайней плоти. Однако таким как правило через какое-то не слишком уж продолжительное время удавалось так или иначе доказать свою полную непричастность к монгольскому трону, и их конечно же вслед за этим сразу же отпускали на волю. Просто зачем их надо было кому-то истреблять? Чтобы ещё больше разозлить могущественного царя Слава?

Есть основания считать, что Испора с кормилицей или нянькой в конце концов где-то аж через три года скитаний нашла дочь Курта лично, а не кто-то другой, как бы это ни смотрелось маловероятно. Просто судно с царственным младенцем на борту пряталось где-то в в густых зарослях камыша, когда мимо по Волге проплывал дракар, везущий куда-то дочь самого аса. И нетрудно тут догадаться, что, застуканные на месте, все пассажиры судна вслед за этим сразу же оказались в болгарском плену. Так что Инге самой пришлось вскоре лично явиться к асу Курту во дворец, где этих высокопоставленных пленников и поселили, как и полагалось по их рангу. И там они естественно были обеспечены всем необходимым и никогда ни в чём не нуждались. Там же Испор и воспитывался впоследствии вместе с потомками Курта.

Кстати в этой агликанской среде Испор обзавёлся ещё одним своим довольно-таки широко распространённым и в общем-то совершенно независимым прозвищем, которое на готский манер должно было звучать приблизительно как «Энгвар» или «Ингвар» – т.е. английский болгарин иля варяг. И само собой разумеется, что это имя, благодаря своей распространённости, не могло остаться без каких-либо национальных разночтений; в частности в печенежской фонетике оно переозвучилось уже как Игорь.

Конечно же болгар, ничего не ведавших о смерти Великого Могола, немало удивляло то, что царь Слав почему-то вовсе не спешит к ним в незваные гости, как это ожидалось с самого начала. Прошли уже многие годы, Испор за это время успел изрядно возмужать, но никто его так и не хватился. Странновато конечно же, но пленников всё равно на всякий случай от греха наверное подальше решили держать здесь пожизненно. Согласитесь, так ведь гораздо надёжнее будет, а болгарский ас не разорится от того, что ему вынужденно приходится кормить ещё и монгольских пленников. Кстати, за это время Карл, который постоянно пребывал в свите Инги, похоже что ещё больше сблизился с последней. Так что раньше – ещё при жизни Слава, если кто и сомневался в измене Инги, то теперь уже не оставалось таких наивных, кто это стал бы оспаривать. Впрочем, никто этого, похоже, и не скрывал. А это в свою очередь начало как бы облекать ещё и Карла, образно выражаясь, в святой нимб. Можно даже сказать, что Инга тогда поделилась с ним своей собственной святостью. И вскоре некоторые льстивые языки начали титуловать Карла без всяких обиняков исайей, однако на готской почве это новое его прозвище озвучилось уже как Йозеф. Так что с этих пор Карла правомерно называть ещё и так, и об этом мы должны помнить. Странная ирония судьбы – готское слово «ас», окунувшись в вендскую среду, снова вернулось в готский язык уже как «Йозеф».

Ну и ещё наверное нелишне будет добавить к этому, что впоследствии практически под этим же самым именем – Иосиф – Карлу предстоит войти в евангелие в качестве «фиктивного» мужа девы Марии, который и в самом деле был намного старше своей «формальной» жены. Обратите внимание, что он и в самом деле, как это и утверждается в евангелиях, не был родным или генетическим отцом Иисуса (т.е. Испора). Вместо этого Карлу суждено было занять более скромную роль отчима самого «бога-сына», что понижало его лишь на одну совсем уж ничтожную ступень в тогдашней иерарахии.


Думается, никого особо не удивлю сообщив, что все готы, включая сюда естественно и казанских болгар, были изначально самыми превосходными корабелами и моряками. В частности они уже давно нашли водные выходы из бассейна реки Волги в Балтийское море, называемое вендами как Аварское озеро, а также в незамерзающий зимой Кольский залив, откуда открывался прямой выход в бескрайние воды Северного Ледовитого океана. А отсюда в восточном направлении они успевали доплывать аж до Дальнего Востока, где и основывали свои колонии повсюду, где можно было хоть как-то разжиться от торгового обмена с туземным населением. Впрочем эти бревенчатые крепости использовались готами ещё и для зимовки, поскольку за один судоходный сезон тогда едва ли получалось успеть совершить ещё и обратный рейс на родину. Можете в частности нисколько не сомневаться, что добрались они и до Японских островов, где этноним «сарматы» адаптировался в специфике туземной фонетики как «самураи». Так что, получается, что вся японская высшая знать произошла от волжских остроготов, раз уж эта элита общества вплоть до самого последнего момента называла себя фактически сарматами.

А ведь, чтобы из Северного Ледовитого океана достичь берегов Дальнего Востока, необходимо обогнуть Чукотку, от которой буквально рукой подать до Аляски. И я, хоть режьте меня на мелкие части, ни за что не поверю в сказку, что готы дескать, тысячи раз огибая этот полуостров, были настолько невнимательны, что так до самого последнего момента и не заметили противоположного американского берега. Впрочем, сегодня это уже ни для кого не секрет, что Северная Америка была открыта именно готами. Я только со своей стороны немного уточню, что колонизировано ими было западное, а не восточное, побережье этого континента по меньшей мере вплоть до самой Калифорнии. И нынешний Форт-Росс своим названием до сих пор свидетельствует, что к его основанию каким-то образом причастны донские россы.

Но это всего лишь восточное направление от Великой Сарматии. И естественно, что весь европейский или аварский – это одно и то же – северо-запад тоже не мог оказаться обойдённым их вниманием. Более того, если, может быть, и не подавляющее большинство, то во всяком случае довольно-таки изрядная часть всех аварских бревенчатых городов в этом регионе так или иначе обязана своему основанию тем или иным сарматам, о чём сохранилось превеликое множество различных подтверждений. Ну и болгары конечно же не могли оказаться исключением в этом отношении. В частности мне достоверно известно, что готские колонии некогда существовали в Прибалтике, на территории современной Финляндии и Карелии. Между прочим Балтийское море тогда именовалось Аварским.


И раз уж снова в который уже раз зашла речь об аварах, то следует наверное высказать несколько уточняющих слов для большей ясности. Просто с учётом обширнейших европейских территорий, которые они когда-то занимали, это просто не могла быть единая этническая группировка. Тем не менее что-то другое всё равно неразрывно связывало их самым теснейшим образом, заставляя все эти народы гордо называть себя аварами, а не как-то по-другому. И, можете не сомневаться ни на минуту, что одно лишь общее, причём централизованное, а не какое-то там языческое, вероисповедание может достичь такого тесного единения. Ну, а особенности этого вероисповедания мы рассмотрим чуть позже в более удачный момент для этого. Тем более, что оно относительно хорошо известно современной науке.

Согласно тогдашним аварским верованиям письменность приравнивалась ими к чему-то вроде чёрной магии. И скорее всего именно по этой причине они принципиально не пользовались ею несмотря на то, что многие окружающие их народы уже давно освоили письменность практически в полном совершенстве. И поэтому нынешние сведения о северных аварах довольно-таки скудны, и мы сегодня даже в точности не знаем, на каких языках они тогда говорили?


Весь этот экскурс я устроил тут из-за того, что болгарский ас Курт в эти годы вдруг вознамерился основать свою англиканскую колонию на берегах реки Вислы, где проживали тогда некие туземные авары, которые, похоже, попросту не имели своего собственного самоназвания и потому называли себя мемфисцами. В принципе, почему бы и нет, если мы и так уже знаем, что некоторые вовсе не готские народы тоже иногда называли себя сарматами? И Карл, только услышав о намечающемся походе и получив на это личное благословение от Инги, буквально сам напросился, чтобы тоже лично участвовать в этой довольно-таки продолжительной по времени экспедиции прямо вместе с Куртом, в чём болгарский ас не посчитал нужным ему отказывать.

Кстати говоря, есть некоторые основания считать, что сразу же после отбытия Курта, Испор каким-то образом списался со своим младшим братом Эрманарихом, предлагая последнему воспользоваться этой уязвимостью Болгарии, связанной с весьма продолжительным отсутствием аса, чтобы завоевать тем временем Болгарию и тем самым освободить его из плена. Но это увы так ничего и не дало, ибо Эрманарих так или иначе отверг это довольно-таки легкомысленное предложение. И причина тут, думается, должна быть вполне очевидной – ведь славянские заложники по-прежнему оставались во власти болгарских шантажистов, и их бы непременно казнили в этом случае.

А тем временем болгарская флотилия из Балтийского моря зашла в самое устье Вислы и победоносно поднялась буквально аж до самых её верховий, по всей видимости не встречая нигде на своём пути серьёзного сопротивления. И там – на месте современного Кракова – Курт и вознамерился основать для зимовки и наверное для каких-то других определённых целей свой собственный город, дав при этом ему своё собственное имя – Курт-Болгарский. Между прочим такое уточнение для названия города было тогда уже необходимо во всяком случае для исключения двузначности, ибо в те времена совсем в другом месте по всей видимости уже существовал город Курт-Германский, о котором мы поговорим подробнее чуть позже.

Кстати, термин «англиканство» (по-готски энглиш) прижился в туземной фонетике бывших так называемых мемфисских аваров в виде некоторого достаточно прозрачного разночтения, из-за чего после смены вероисповедания их стали именовать уже аникеями с некоторыми возможными разночтениями. В частности в современной Польше до сих пор очень даже популярно имя Янош, которое ведёт свои этимологические корни от одного из названий древних туземцев Вислы. А вот ближайшие восточные соседи этих бывших так называемых мемфисцев переозвучили и несколько упростили этот, так сказать, «англиканский» этноним несколько иначе – «лях» или «лех»; и в таком звучании это слово не вполне устарело вплоть до наших дней. Ну, а восточных соседях этих ляхов – киевлянах – у нас возникнет повод поговорить несколько позже.

Тем не менее вскоре наступили зимние холода, и попасть с берегов Вислы на Волгу водным путём уже становилось несколько проблематичным. Но связь с Казанью всё равно требовалось каким-то образом поддерживать. И Курт написал тогда какую-то грамоту со своими новыми повелениями и легкомысленно поручил Карлу доставить этот свиток в Казань, куда, минуя воды Балтийского моря, можно было попасть в морозы лишь верхом или же в санях по льду замерзших водоёмов. И Карл отправился-было честно выполнять этот приказ болгарского аса, но по дороге его вдруг осенила дерзкая идея каким-то образом подделать эту грамоту. К сожалению я не знаю в точности, что изначально хотел Курт добиться этим своим почтовым отправлением, но после исправлений Карла оно определённо превратилось вдруг в некую так называемую отзывную грамоту, где самым высочайшим указом славянским пленникам разрешалось беспрепятственно покинуть Болгарию в любой удобный для них момент времени.

§ 2. Исход

И когда Карл со сфабрикованной им отзывной грамотой явился наконец в Казань и рассказал там всем любопытствующим о далёких мемфисцах на Висле, Испор, пребывая в самом восторженном состоянии, от такой невиданной удачи клятвенно воскликнул: «Земля, по которой ходила нога твоя, будет уделом тебе и детям твоим на век, ибо ты в точности последовал богам моим».

Однако покинуть страну в сложившихся условиях можно тогда было в точности таким-же образом, каким Карл доставил грамоту в Казань, а именно верхом или в санях по замёрзшим руслам рек. Конечно же это не так комфортно, как например водным путём на судне. Особенно это касалось Инги и других возможных женщин из её «католического» окружения. Но Инге ведь и так уже доводилось, если вспомните, даже в мужскую одежду переодеваться, если этого вдруг потребуют обстоятельства. Однако я лично всё равно думаю, что женщины тогда отправились в дальний зимний путь в санях. Слишком долго мешкать тогда было естественно нельзя, ибо едва ли когда-нибудь такая возможность представится повторно. И даже страшно было подумать о последствиях, когда Курт узнает о махинации Карла. Поэтому со сборами тянуть не стали и буквально в тот же день в самом спешном порядке стартовал так называемый исход.

Маршрут следования вплоть до устья Дона думается тут вполне очевиден – вниз по Волге, а оттуда в месте её максимального сближения с Доном переход на донское русло, и снова вниз по течению этой реки. Уточню, что места все эти тогда были давно и достаточно хорошо обжиты готами, так что не было никакой необходимости запасаться слишком уж большим запасом провианта и корма для коней – всё самое необходимое можно было приобрести прямо по дороге. Даже уставших коней можно было при необходимости поменять. Так что не так уж и много героизма требовалось от этих беглецов. Ведь неспроста же средневековые готы иногда называли Поволжье как «страна городов» (по-готски Гардарих с некоторыми незначительными разночтениями). Кстати, по опредёлённым историческим причинам романовы впоследствии не успели в течение XVIII века, пока это можно было сделать без лишнего шума, переименовать многие волжские города, как это они сделали например на территории Московии. И в результате в этом регионе так и осталось вплоть до наших дней множество городов, в названиях которых по-прежнему вполне отчётливо звучит их сарматское прошлое: Саратов (практически Сарматов), Самара, Саранск, Царицын, Сормово, Симбирск и др.

Но вернёмся всё-таки к прерванной теме. Просто в самом устье Дона беглецы почему-то поступили несколько на мой взгляд неожиданно – они направились почему-то не западным берегом Азовского моря прямиком к Крыму, где их определённо принял бы Эрманарих, а вместо этого восточным берегом в направлении прямиком к Тьмутаракани, которая тогда просто физически не могла дать им надёжного прибежища. Тем не менее там в Тьмутаракани их всё равно задержали кое-какие не зависящие от них обстоятельства. Просто Керченский пролив тогда ещё не успел покрыться достаточно толстым слоем льда. Сильным ветром и штормовыми волнами хрупкий лёд то и дело ломало, образовались даже высоченные вздыбленные торосы. Но зима в этот год всё равно выпала необычайно суровая, и это вселяло некоторую надежду и оптимизм.

Кстати, я долгое время не мог понять причины выбора столь странного маршрута следования. Ведь казалось бы вдоль западного берега Азовского моря выходишь прямиком к берегам мелководного и заболоченного сегодня озера Сиваш, откуда через разные наносные песчаные косы можно прямо по суше достичь берега Крыма. Но на самом-то деле лет эдак шестьсот-семьсот назад, когда происходили эти события, во всех без исключения водоёмах средний уровень воды был значительно выше в сравнении с современным ординаром. И естественно это касается и Азовского моря тоже. Так что Сиваш тогда со всей определённостью представлял собой не озеро, как сегодня, а довольно-таки широкий и достаточно полноводный морской залив. Причём его ширина, если только посмотрите по карте, в несколько раз превышает ширину Керченского пролива. Поэтому, следуя этим путём, беглецам пришлось бы вдоль северного берега Сиваша следовать на запад аж к самому Перекопу, что значительно удлиняет путь до спасительного побережья Крыма. А ведь такое удлинение пути дало бы дополнительные шансы на успех для ожидаемых варяжских преследователей.

Само собой разумеется, что в Казани вскоре стало известно о хитроумной махинации Карла, и вслед за беглецами естественно была направлена погоня, которая нагнала их уже где-то в окрестностях Тьмутаракани, где они тогда дожидались, можно сказать, у моря погоды. Дальше уже мешкать было нельзя, и они прямо по тонкому льду направились на запад в направлении спасительного берега Крыма. Где-то там там прямо на льду их как раз и начали настигать казанские варяги, которых, похоже, нисколько не останавливал тот факт, что это уже были в общем-то территории Эрманариха, где на защиту бывших заложников была даже выслана целая дружина. Впрочем, к этому моменту варяги и так уже пересекли территории многих суверенных княжеств, и никто так и не дерзнул преградить им дорогу. И увлечённые погоней преследователи, похоже, никак не ожидали, что сравнительно немногочисленные крымские ратники вдруг окажутся вооружёнными пороховыми гранатами, тут же полетевшими в сторону болгар и расколовшими своими взрывами под ними лёд. Так или иначе, но со всей определённостью лёд треснул, и всё тяжело-вооружённое преследование, можно сказать, захлебнулось водой Керченского пролива.

О тогдашнем отношении к остроготам до сего дня наглядно свидетельствует существование слова «враг», которое, как это известно, в архаичном звучании произносилось как «ворог»; просто нетрудно, думается, догадаться, что это всего лишь одно из вендских диалектных разночтений этнонима «варяг». И таких случаев в прошлом человечества, когда этноним вдруг устойчиво превращается в некий эмоциональный эпитет и наоборот, как увидим, всегда было буквально хоть пруд пруди. Да что там далеко за примерами ходить, если в современном русском языке казалось бы совершенно безобидное слово «турок» до сих пор носит отчётливо отрицательный смысловой оттенок, хотя вполне очевидно тут, что такое могло произойти лишь после воцарения Петра I и династии романовых, когда отношения с османской Турцией разладились окончательно.

Таким образом бегство из плена само по себе было завершено ледовым побоищем на Чудском озере, но из всех бывших многочисленных монгольских улусов стопроцентно полагаться теперь можно было на одну лишь Тверь. Но только вот пороховой завод на Иван-горе располагался ведь увы в Греции, напомню уж на всякий случай, а никак не в Крыму. Просто имевшихся у Эрманариха запасов пороха едва ли хватило бы надолго, и вовсе не стопроцентный факт, что в Иванах возьмут да и согласятся обеспечивать наследников Великого Могола своим «греческим огнём». И неизвестно ещё, как отнесётся к Испору далёкая аварская Пермь, завещанная ему его отцом. Ведь по завещанию царя Слава все восточные улусы должны были подчиняться Эрманариху, чего не наблюдалось в действительности из-за того наверное, что отнюдь не все тогдашние феодалы признавали Эрманариха в качестве законнорожденного наследника. Но посмотрим, что они скажут теперь после появления Испора?

И ещё тут наверное следует напоследок добавить для большей полноты картины, что переход через Керченский пролив по льду впоследствии влился в евангельский сюжет как хождение по воде «ако посуху».


Встреча двух богоравных братьев, которые ранее никогда ещё не видели друг друга воочию, была очень тёплой и несомненно искренней с обоих сторон. Да и говорили они ведь практически на одном и том же языке. Надо особо отметить, что Инга, несмотря ни на что в своём прошлом, тоже более чем благосклонно отнеслась к молодому Эрманариху, который был моложе её собственного сына всего лишь на несколько месяцев. Ведь эти два брата были по понятным, думается, причинам чем-то похожи друг на друга. Кстати по моим беглым прикидкам братьям тогда едва ли было больше пятнадцати лет от роду. Но безымянный опекун Эрманариха всё равно отнёсся к Испору несколько настороженно, деликатно напомнив тому, что по завещанию отца ему принадлежит одна лишь Пермь. Тем не менее вполне искренний в своих чувствах Эрманарих предложил Испору не только свою помощь, но и личное присутствие в предстоящем походе на запад.

С учётом того, что Эрманарих и в самом деле незадолго до этого призывал своего брата к себе, всё это, согласитесь, и в самом деле очень даже напоминает известную сцену призвания варягов. Ведь Испора в сложившемся положении и в самом деле можно было условно назвать варягом – это бесспорно так. Но вот варяги Руси – это уже полнейший, буквально ниже всякой критики, личный бред Петра I.

Вот при таких примерно обстоятельствах стартовал самый первый в мире крестовый поход, который можно также правильнее назвать крёстным ходом, хотя по сути это была самая настоящая психическая атака. Всё здесь было обставлено до наивысшей степени помпезности – музыка там, всадники в ярких накидках с изображением креста на спине и т.д. и т.п. Между прочим, есть некоторые сведения, согласно которым Испор выбрал себе в качестве эмблемы почему-то изображение орла. Так вот для полноты картины приплюсуйте сюда ко всей этой показной шумихе ещё и невиданный никем доселе ярко-красный карвунский флаг с изображением белого орла. Кстати вспомните один эпизод из канонической истории, когда в крестовый поход вдруг сорвались малолетние дети, доведённые якобы до состояния полного отчаяния. Это конечно же полнейшая сказка, но тем не менее, как сами теперь наверное видите, какая-то очень отдалённая историческая подоплёка у неё всё равно имеется. Впрочем то же самое касается и подавляющего большинства других канонических сведений.

Северное побережье Чёрного моря в ту лютую зиму, похоже, тоже покрылось льдом. Наверное поэтому этот поход было решено продолжить по льду. Так вот Алушта, Феодосия – это первые на этом этапе места стоянки, известные нам сегодня из определённых источников. Дальше путь проследовал на север к Перекопу, а через него на материковые земли северо-западного Причерноморья по побережью Чёрного моря через замёрзшее русло Днепра и дальше на Балканы. Естественно крёстный ход прошёл и через Рим, где тогда восседал на троне Бритт – наверное в первую очередь для него и был организован весь этот помпезный спектакль. Обратите здесь пожалуйста внимание на то, что Бритт очень даже вероятно являлся старшим братом конечно же по материнской линии по отношению к Эрманариху. Дальнейшие следы продвижения крёстного ходя теряются где-то в окрестностях современной болгарской Варны. Возможно, что на этих географических широтах вода Чёрного моря уже не была покрыта льдом, что давало возможность продолжить путь более комфортабельным морским путём.

Арий - основатель арианства
Арий - легендарный
основатель арианства.

Ещё наверное надо бы тут добавить для большей полноты картины, что во время крёстного хода у Испора впервые проявились некоторые разногласия отчётливо религиозного характера с Эрманарихом. Надо полагать, что это было самым негативным результатом того, что Испор, проживавший в англиканской среде буквально с самых младенческих лет, был к тому же воспитан ещё и своей матерью в духе архаичного англиканства, тогда как аналогичные взгляды Эрманариха наверное сегодня правильнее было бы называть самым архаичным арианством. Кстати, арианство по каноническим сведениям основано неким очень влиятельным Арием, в имени которого легко узнаётся некое разночтение имени Эрманарих. Тем не менее Инга, надо отдать должное её благоразумию и мудрости, всё время стремилась смирить двух братьев, в чём в принципе и преуспевала, но лишь на первых порах, пока они не возмужали полностью. Но на нынешнем этапе они как-то с грехом пополам ещё находили общий язык. Кстати, мне почему-то кажется, что слово «еретик» по своему происхождению должно быть самым теснейшим образом связано со звучанием имени Эрманарих, ибо последний таковым в конце концов и стал в глазах Испора, как мы сможем убедиться в этом впоследствии.

Кстати, зная хотя бы немного основную суть арианства, можно догадаться даже, о чём таком спорили эти царственные братья, и в чём они так и не сумели достичь полного согласия. Просто, как оказалось, молодой Эрманарих считал, что они с братом являются всего лишь неким подобием своего божественного отца, тогда как Испор вместо этого упрямо утверждал, что он полностью идентичен богу. И эту непримиримость к чужому мнению можно наверное считать некой на мой взгляд негативной чертой характера Испора. Во всяком случае эта его нетолерантность, как вскоре увидим, ещё неоднократно проявит себя в более зрелом возрасте. Кстати с учётом религиозных разногласий между Испором и Эрманарихом, которые впоследствии лишь усугублялись, в Евангелии впоследствии этот эпизод, связанный с крёстным ходом двух братьев, отразился в виде сцены продолжительных скитаний Христа по какой-то пустыне, где его упрямо, но тщетно пытался искусить сам дьявол.

§ 3. Расправа с быком

Поначалу я, откровенно говоря, думал, что до Перми бывшие болгарские пленники так и не добрались, поскольку Испор туда, судя по всему, особо не стремился, в общем-то резонно считая эти места совершенно бесперспективным захолустьем. Однако могущественные и умудрённые опытом сторонники Эрманариха скорее всего и организовали весь этот крёстный ход как некий зрелищный спектакль для отвода глаз и ради достижения этой цели, пытаясь таким лукавым способом сыграть на самолюбии и тщеславии Испора. Однако при более углублённом изучении имеющихся источников, описывающих список стоянок Испора, сразу же вдруг проявляется латинское название апеннинских Стабий пострадавших в более позднее время от извержения Везувия. Но в рассматриваемый нами момент времени Стабия ещё определённо существовала и даже процветала, и в этом можно нисколько не сомневаться. И это, собственно говоря, и была по сути самая настоящая земля обетованная, если только перевести слово «обетованная» с древнего вендского языка как «завещанная богом».

Кстати, по-соседству со Стабией – как раз в самых ближайших окрестностях Везувия – располагались ещё города Помпеи и Геркуланум, тоже уничтоженные впоследствии извержением этого же самого вулкана. Так вот в канонических ветхозаветных текстах топонимы «Стабия» и «Геркуланум» переозвучились при уже известных нам обстоятельствах соответственно как «Содом» и «Гоморра», которые между прочим тоже были уничтожены «гневом божьим» за грехи их жителей. Однако это я сообщаю здесь лишь для того, чтобы наглядным образом продемонстрировать довольно-таки высокий уровень библейских искажений иноязычных терминов.

Египетское изображение бога Аписа
Египетское изображение
бога Аписа.

Тем не менее коренное население этих мест тогда представляли собой ассимилируемые с недавних пор латынью этрускские авары. При этом эти местные авары, в отличие например от своих северных единоверцев, уже имели, как мы это хорошо знаем, свою собственную письменность. А из этого мы уже сейчас вправе совершенно уверенно заключить, что табу на письменность отнюдь не носила всеобъемлющий характер в этой религии, и это уже немало само по себе значит. Тем не менее это далеко не всё, как выясняется, поскольку мы из определённых источников вдруг неожиданно для себя узнаём, что эти этрускские авары поклонялись, представьте себе, быку. В частности в этих местах традиционно было принято отливать из золота достаточно крупные статуи какого-то быка, устанавливаемые потом на некий достаточно высокий пьедестал, видный издалека, чтобы было удобнее всенародно молиться этому идолу. В честь этого быка не жалелись средства на возведение самых великолепных храмов, в которых в свою уже очередь служили весьма могущественные жрецы. И само собой разумеется, что именно эти самые жрецы как раз и были полновластными повелителями и хозяевами, как тогда практиковалось повсеместно. Кроме того этот культ имел свой центр поклонения в Египте, где он вероятно некогда и зародился в глубочайшей доисторической древности.

Вендские названия этого бога аваров – Велес и Волос, хотя известна и латинская интерпретация этого имени – Белус. Кроме того сохранилось в различных источниках ещё одно из предположительно семитских разночтений – Ваал. Вероятнее всего это последнее разночтение как раз и является этимологической основой слова «авар». Ну и нельзя конечно же обойти вниманием египетского быкообразного бога Аписа. Правда это имя в египетском звучании совсем не похоже на все предыдущие. Но из этого сам собой напрашивается логический вывод, что современная наука неправильно озвучила египетский иероглиф, обозначающий Аписа. Однако на самом деле очень похоже на то, что в древнем коптском языке этот бог имел по меньшей мере ещё одно имя, о чём свидетельствует хотя бы современное звучание второго прозвища исламского шайтана – Иблис. Иблис и Апис – откровенное созвучие тут, думается, должно быть вполне очевидно для всех. И что-то мне ещё подсказывает, что имя Исмаил или Измаил, от которого, как это вроде бы известно, происходит современный термин «ислам», тоже должно быть этимологически, а также исторически связано по своему звучанию с тем же самым Иблисом и Аписом.

Кстати, может кто-нибудь обратил внимание, что этнонимы «араб» и «авар» как-то слишком уж подозрительно близки по звучанию? Так что, именуя раньше египтян арабами, я, как видите, нисколько не покривил перед истиной. Кстати общеизвестное имя «Вельзевул» в готском языке имеет вполне определённый смысл и может быть переведено приблизительно как Велес-бык. И не удивлюсь, если когда-нибудь вдруг выяснится, что как раз Испор и является автором этого термина. И теперь мы отчётливо видим, откуда некогда пошла традиция изображать дьявола с копытами, хвостом и с рогами; просто зарождавшееся тогда архаичное христианство считало аваров поклонниками самого дьявола, который напрямую отождествлялся с богом Велесом. Между прочим, этот древнейший культ отчасти жив и поныне, правда в сильно модифицированном виде, поскольку кое-где у нас на русском севере до сих пор очень даже большой популярностью пользуется святой Власий – покровитель животных. Но это ещё далеко не всё, ибо кроме современных арабов со своей Аравией, на современной географической карте Европы и западной Азии до сих пор осталось множество других топонимов, ведущих своё происхождение от древнего аварского культа – дагестанские аварцы, грузинская Иверия, абхазская Арабика, британские валлийцы, испанская Иберия. Впрочем, при желании можно найти на карте множество других аналогичных примеров. Более того современное название Европы тоже этимологически до сих пор «помнит» аваров или, если хотите, – варваров.

Кстати, на нынешнем этапе мы уже в состоянии догадаться об истинной этимологии этнонтима «бессараб» – Велес аварский или по крайней мере что-то очень близкое к этому. Думается, что этого будет достаточно хотя бы уж для начала, чтобы получить приблизительное представление о всей масштабности этого древнего, – буквально доисторического, – культа.


И вот при таких забавных условиях Испор оказался впервые в Перми, чтобы заместить там своей персоной верховного аварского жреца, утверждённого на эту должность много лет назад пророком Исайей или же равновероятно царём Славом. Просто местное этрускское население ожидало от Испора, что он сменит своё прежнее вероисповедание и станет тем самым, можно сказать, арабом. Но упрямый Испор тем не менее никак не оправдал чаяния местного народа, и вместо этого строжайше запретил поклоняться «Вельзевулу», для чего повелел переориентировать старые аварские храмы на новую веру, чем естественно вызвал некий робкий ропот недовольства. Но, несмотря на этот незначительный ропот, авары всё равно вроде бы подчинились.

Тем не менее Испор тогда увидел действующий вулкан впервые в своей жизни, и это захватывающее зрелище его несомненно не могло не впечатлить. Не знаю зачем, но он без особых объяснений поднялся на эту гору, где и прожил вроде бы в одиночестве в течение нескольких дней, понадобившихся ему для сочинения десяти заповедей, которыми он наверняка рассчитывал как-то вразумить доставшихся ему по наследству иноверцев. К сожалению каменные скрижали, на которых были нацарапаны эти его заповеди, не сохранились, и я по этой причине не могу уверенно сказать, каким языком воспользовался Испор для этого случая? Ведь родным языком для него был готский, но ведь скрижали эти писались всё-таки для местного населения и поэтому должны быть ему понятны. А для этих целей определённо потребовалась бы этрускская азбука.

Правда во время отсутствия Испора на склоне Везувия (может эта гора тогда называлась Вельзевулом?), его верноподанные, видя наверное юношескую незрелость Испора, можно сказать устроили некий робкий мятеж и даже восстановили один золотой идол Велеса, уничтоженный перед этим Испором. И представьте себе разочарование Испора, спустившегося с горы со своими мудрыми наставлениями. Говорят, в сердцах он даже разбил в осколки эти свои каменные скрижали. Но также утверждается, что впоследствии эти скрижали всё равно были восстановлены. Но только вот на каком языке? Вовсе необязательно, что на этрусском. Просто есть некоторые основания считать, что новые скрижали были написаны уже на вендском языке. Но только вот использовать кириллицу для этих целей Испор почему-то категорически отказался, и вместо неё им лично или кем-то другим была придумана глаголица, которая, кстати говоря, до наших дней используется кое-где на Балканах.

Митра, убивающий быка
Митра, убивающий быка.

Но несмотря на свою тогдашнюю незрелость, Испор всё равно каким-то образом ухитрился полностью искоренить культ Велеса в Перми. Можно даже не сомневаться, что это сопровождалось соответствующими репрессиями, но своего он всё равно добился, отбив у своих подчинённых всякую охоту реставрации культа. По крайней мере одна древняя легенда, именующая Испора теперь уже именем Митра, приписывает ему в качестве некого главного его подвига убийство какого-то быка. Причём Митра в общем-то не собирался так поступать, но неразумный бык, можно сказать, сам напросился. Таким образом юному Испору можно по праву приписать не только искоренение культа Велеса пока лишь в Перми, но и вольное или невольное основание вместо него уже совсем другого, причём совершенно нового по тем временам культа – митраизма, где Испор уже собственной персоной выступает в роли практически верховного божества. Кстати, Митра ведь считается ведийским божеством; так вот не имею никаких возражений, ибо по отцу, как мы знаем, он и в самом деле был вендом. Это я специально сделал эту оговорку, чтобы наперёд прояснить, откуда ведёт своё происхождение вся ведическая культура? И ещё один забавный факт, убедительно демонстрирующий успешность религиозных реформ Испора, проведённых им в Перми: просто бывшие баскские новообращённые авары настолько рьяно ухватились за новую веру, что придумали даже такой зрелищный аттракцион как коррида, наглядно инсценирующий самый главный подвиг Митры – убийство быка. Просто в аварскую бытность это было бы совершенно невозможно, так как бык тогда почитался священным и неприкосновенным поэтому животным. И этот жест басков можно даже заслуженно назвать дерзким, ибо это была самая настоящая пощёчина пока ещё могущественному Египту.

И раз уж только что зашла речь о новом прозвище Испора – Митра, то подошло наверное время огласить и некоторые другие разноязычные разночтения этого пока нового для нас прозвища – Моисей или Мессия, хотя и убеждён, что многие и так уже догадались по предыдущему контексту, о чём тут идёт речь. Если хотите вендскую адаптацию, то это конечно же Мазай. Впрочем не исключено, что эти три последних прозвища на самом деле являются каким-то разночтением титула «монсеньор».

И естественно список различных прозвищ не сможет быть полным, если я вдруг пропущу ещё одно вполне уместное на мой взгляд его прозвище – Болгарин, которое кстати надолго пережило самого Испора, прилипнув ко всем его потомкам не то что в качестве родовой фамилии, а скорее став вместо этого именем нарицательным в качестве некого нового по тем временам титула. И естественно в разных языках это прозвище мутировало по-своему. В частности в вендской среде оно звучало изначально как «болярин», но впоследствии появилось и ещё одно чуть более простое разночтение – «боярин», которое в принципе живо, можно сказать, и сегодня. Впрочем остальные разночтения этого прозвища также хорошо нам известны до наших дней. Например общеевропейский титул «барон» не менее общеизвестен на мой взгляд. Приплюсуем сюда же и эллинское звучание этого титула – «тиран». Ну и конечно же для полноты картины египетский «фараон» тоже конечно же этимологически образован от прозвища Болгарин.

А я ведь пока ещё не говорил о списке многочисленных европейских топонимов, образованных от одного только прозвища. Ну, ладно там, балканская Болгария – это вроде бы совсем уж очевидно. Зато не столь уж и очевидно на мой взгляд одно из названий средневековой Румынии – Валахия, хотя, вдумайтесь, это по сути своей одно из разночтений топонима Болгария. Да что там эта Валахия, если название Балканы так или иначе этимологически тоже происходит из того же самого источника. И всё это – лишь различные подтверждения былой популярности Испора. Правда в настоящий момент надо обязательно чуточку уточнить, что эту популярность Испору ещё только предстоит заслужить.

Но всё равно в Перми Испор не задержался слишком уж надолго. Просто тем временем Инге наконец было предоставлено прибежище прямо в Иванском дворце, который, собственно говоря, принадлежал её покойному мужу. И, забегая вперёд, могу заранее сообщить, что она процарствовала там довольно-таки продолжительный срок, контролируя оттуда производство всего пороха. А это давало неслыханное военное преимущество в свою очередь и самому Испору. Ну, а об исключительной эффективности этого вида оружия Испор с недавних пор знал уже отнюдь не по-наслышке. Тем не менее это единственный и наверное самый скандальный за всю европейскую историю случай, когда женщина, пусть и почитающаяся в народе богоматерью, совмещала должность фактически понтифика, о чём историки и христианские богословы очень даже не любят вспоминать.

И ещё для большей полноты картины следует добавить, что именно в это время, когда Инга фактически возглавила Грецию, у неё должно было появиться её «католическое» прозвище, образованное как раз от этого топонима. Просто название «Греция» уже тогда имело множество разноязычных разночтений: например Галич или Галиция. А тогдашних греков называли также ещё и галлами, кельтами или даже католиками. Так что современный термин «греко-католическая церковь» – это по своей сути практически такая же тавтология, как и масло масляное. Соответственно и новое прозвище Инги появилось сразу во множестве разночтений: например Галица, Клейто, Катрин или Каталина. Однако топоним «Иваны», где с этих пор прочно расположилась Инга, тоже так или иначе пополнил список её прозвищ; например Иоанна – это каноническое имя единственной в истории женщины-понтифика.

Однако нельзя конечно же забывать и второе разночтение, образованное от названия этого эфиопского города – Илион, ибо от него Инга приобрела ещё одно своё прозвище, которое мне известно сразу в двух очень близких по звучанию разночтениях – Елена и Ирина. Просто именно под этими именами Инга упоминалась довольно-таки во многих средневековых документах, и конечно же не лишне будет нам знать ещё и о таком варианте звучания её имени.

§ 4. Франция

Так что по достижении Испором совершеннолетия как-то сами по себе исчезли все препятствия, мешавшие до этого всем честолюбивым замыслам Испора. Кстати, раз уж зашла речь о совершеннолетии, то тут надо внести несколько уточняющих слов. Всё дело тут в том, что в древности человек мужского рода считался совершеннолетним не по достижении какого-то определённого возраста, а лишь после того, как у него появлялась волосяная растительность на лице. Просто тогда в древности ещё не было принято бриться наголо, и историю происхождения этой моды мы установим значительно позже. Более того, появиться прилюдно в полностью обритом состоянии – это вообще считалось тогда самым пределом срама и позора, откладывающим несмываемое пятно на мужскую честь и достоинство. Поэтому все без исключения взрослые мужчины носили тогда волосы на лице. Между прочим, как я заметил, этот признак позволяет во многих случаях выявить подделку. В частности, если вдруг увидите где-то скульптуру или изображение выбритого человека якобы древности, то можете даже не задумываясь особо считать это самой откровенной фальшивкой, которая просто в принципе не могла появиться раньше эпохи инквизиции. Так что считайте, что я тут поделился с Вами некоторым своим опытом по выявлению подделок.

И первое место, куда только-что возмужавший Испор бросил свой взор, оказалось Анатолийским полуостровом. В связи с этим обязан напомнить, что эти земли тогда по-прежнему контролировались египетскими арабами. Так что Слав, можно сказать, тем самым замыслил дерзкий вызов не только могущественной мемфисской империи, но и всему тогдашнему миру. Просто на бескрайних просторах центральной Азии тогда пересекались интересы самых могущественных по тем временам империй. В принципе некий робкий вызов Египту и так уже был брошен сразу же, как только Испор занялся искоренением могущественного культа Велеса в Перми.

Конечно же количество его верноподанных позволяло Испору собрать армию любой численности, но он наверняка осознавал решающее значение профессионализма в этом деле. Ведь пользоваться придётся с относительно новым по тем временам видом оружия, владению которым нужно ещё как-то обучить воинов, или в противном случае это будет не войско, а скорее некое недисциплинированное стадо, больше склонное к самоистреблению, чем к успешным завоеваниям. Так или иначе, но Испор остановил свой выбор на тервингах своего брата Эрманариха, которые столь выгодно проявили себя в качестве самых профессиональных гранатомётчиков прямо на глазах у Испора во время ледового побоища. Нет, конечно же греческие венды, производящие порох и покорившие к тому же столько народов под командованием пророка Исайи и царя Слава, тоже наверняка сгодились бы для этих целей. Но тервинги ведь в отличие от вендов говорили на родном ему готском языке, как и сам Испор, и с ними по этой причине гораздо легче было прийти к скорейшему взаимопониманию, столь необходимому например во время боя. Тем более, что Эрманарих не только не имел никаких возражений на этот счёт, но и предложил ещё и своё личное участие в этой предстоящей завоевательной военной кампании. И само собой разумеется, что идеологически это всё обставлялось в самую первую очередь как некий крестовый поход против неверных ради распространения истиной веры.

Но прежде, чем продолжить, я обязан уточнить, что этноним «тервинг» тогда имел ещё по меньшей мере одно (вероятнее всего латинского происхождения) разночтение – «франк». Это, как оказалось, и есть основная причина, почему многие средневековые авторы якобы путают франков с тервингами и даже с россами? Но на самом деле тут никакой путаницы нет и никогда не было, если только принять, что это одно и то же понятие. Ну и к списку других разночтений я обязан приплюсовать ещё одно (возможно теперь арабское) - турок, тюрк или торк. Так что мы с вами сейчас находимся буквально на пороге великого турецкого завоевания Азии, где турки, как оказалось – это всего навсего крымские готы Эрманариха.

Итак какая-то часть тервингов оказалась на службе у Испора. Впрочем венды называли тервингов не только древлянами, как некогда я озвучил это слово на вендский манер. Во всяком случае мне известно ещё несколько диалектных разночтений, которые бытовали в разные времена в разных местах – это например тиверцы, дверяне, а отсюда вероятнее всего и дворяне. По крайней мере этимология происхождения этого слова теперь должна быть ясной, чтобы долго не задерживаться на этом термине. Просто бояре – это те, которые сопровождали Ингу в болгарском плену, а дворяне – это всего-навсего наёмные тервинги. Таким образом титул «боярин», получается, по своему социальному статусу, обусловленному в самую первую очередь особым доверием к ним со стороны Испора, чуть выше титула «дворянин».

И ещё для демонстрации тогдашнего отношения к тервингам я должен озвучить одно очень даже вероятное на мой взгляд предположение, что современное слово «товарищ» тоже образовано от одного из диалектных вендских названий тервинга (скорее всего «товарич»). Более того, современные слова «друг» и естественно «дружина» по всей вероятности тоже этимологически происходят полностью аналогичным образом – от одного из многих разночтений этнонима «тервинг».


Канонические источники указывают начальную численность армии хана Аспаруха, называя цифру в десять тысяч легко вооружённых и чрезвычайно мобильных конных воинов. Так вот, я этому охотно верю, ибо по тем временам, когда численность войска обычно исчислялась лишь сотнями воинов, это была поистине огромная армия – целая орда. А мы ведь с Вами знаем ещё и то, о чём столь лукаво умалчивают все без исключения канонические источники. А именно о том, что эта бесчисленная орда была к тому же не только вооружена пороховыми гранатами, но и в полном совершенстве владела этим самым убийственным тогда в мире оружием.

Северо-западная часть Турции
Северо-западная часть Турции

Так что ситуация тут, как видите, легко предсказуема, ибо у врагов Испора и Эрманариха не было ни малейших шансов на успех в этом столь неравном противостоянии. Причём неравенство тут заключается отнюдь не в численном перевесе – я полагаю, что Мемфис, поначалу не очень осознавая расстановку сил, сумел тогда противопоставить ещё более крупную по численности арабскую армию, которая в итоге оказалась буквально чуть ли не пушечным мясом. Самый первый десант тервингов на египетских территориях был высажен в окрестностях современного турецкого города Бурса, название которого в европейской интерпретации звучало как Пруса буквально вплоть до самого XX века. Кстати каноническая история в принципе подтверждает, что Бурса была самой первой столицей турецкой империи, но историки почему-то очень не любят об этом говорить, предпочитая замалчивать этот факт. По всей вероятности до момента высадки самого первого десанта франков это место вообще пустовало, раз уж некоторые источники приписывают Испору и Эрманариху основание этого города. Правда иные источники Эрманариха не упоминают в качестве основателя.

Я уже озвучил выше современные названия этого турецкого города. Но какое же название использовал сам Испор? Представьте себе, столица Франции, название которой бесспорно образовано от франков, с самого начала именовалась как Париж или же, если быть чуть более точным в озвучивании этого топонима, то конечно же – Парис, именно с буквой «С» в конце слова. Есть великое множество примеров в истории, когда какое-нибудь одно из названий государства образовывалось от названия его столицы: например Венета – Венедия, Москва – Московия или Рим – Румыния. Так вот с Францией-Турцией всё произошло полностью аналогичным образом: Парис – Персия. Кстати, современная каноническая история лукаво предпочитает почему-то использовать эллинизированное название столицы Персидской империи – Персеполь – вместо якобы оригинального персидского названия – Парса. Я уж не говорю о том, что историки каким-то только им известным способом ошибочно локализовали этот город где-то там в самом центре Азии. Но нас эти чужие заблуждения мало должны волновать. Главное, чтобы все усвоили буквально как дважды два, что Персия, Турция и Франция – эти три топонима изначально обозначали одно и то же государство. Хотя и сложилась такая терминология конечно же далеко не в одночасье, но тем не менее в конце концов так или иначе определённо сложилась.

И ещё для полноты картины я должен наверное озвучить вендские интерпретации для всех вышеприведённых топонимов, которые я в дальнейшем и буду традиционно, можно даже сказать, использовать, как это уже сложилось по ходу изложение материала. Впрочем вендское название Парижа нам и так достаточно хорошо известно – это конечно же Плиска, основание которой каноническая история приписывает полулегендарному с канонических позиций хану Аспаруху. Но только вот на карте современной Болгарии это название не могло появиться раньше XIX века, когда романовской администрации наконец удалось оккупировать Болгарию. А это дало им доступ к старинным болгарским архивам, которые большей частью были уничтожены, а остальная часть подверглась фальсификации и искажению. Ну и само собой разумеется, что какой-то малоизвестный затесавшийся среди гор захолустный болгарский городок с неизвестным мне оригинальным названием был тогда переименован в Плиску. Так что тут в принципе особо нечего сказать кроме разве-что того, что аналогичную политику переименования городов романовы активно проводили у себя на родине на протяжении всего XVIII века и даже позже.

Кстати со временем название Плиска мутировало в разных вендских диалектах по-разному – например Плесков, а потом уже и Псков. Причём последнее название именно в таком его звучании, насколько мне это стало известно, использовалось поляками уже где-то на рубеже XVI и XVII веков, причём не только для обозначения одного лишь города, но и для обозначения всей Персии целиком. И этот факт желательно было бы запомнить, ибо он нам ещё потребуется в нашем дальнейшем расследовании. И ещё, раз уж только-что речь зашла о датировках событий, то я оцениваю рассматриваемы нами сейчас события приблизительно второй половиной XIV века, хотя тут я, признаться, могу немного ошибаться в ту или иную сторону.

Первые монастыри, кстати говоря, поначалу вообще не подразделялись на мужские и женские, и в этом отношении они вообще ничем не отличались от любой другой оборонительной крепости или даже целого города. Строго говоря, практически любая крепость того времени давала приют и защиту тому или иному монашескому ордену. И Плиска естественно не могла стать исключением в этом отношении. Так что Испора можно по праву признать основателем францисканского монашеского ордена. Впрочем название этого религиозного течения мне известно ещё в одном библейском звучании – фарисейство, очевидно от топонима Парис или Персия на Ваш вкус. И, раз уж зашла речь о средневековых монашеских орденах, то конечно же Эрманариху аналогичным образом следовало бы столь же заслуженно приписать основание германского (Эрманарих-Германарих – это одно и то же) ордена, если бы современная христианская традиция не называла это арианской ересью. Но только вот этот орден по понятным, думается, причинам не дожил до наших дней, хотя и протянул он тем не менее в том или ином виде предположительно аж до самой середины 1709 года, когда поражение под Полтавой уже окончательно покончило с ним.


Само собой разумеется, что Мемфис просто не мог оставить безнаказанным столь дерзкое вторжение на свою территорию и естественно предпринял некую вооружённую попытку, чтобы как-то вытеснить незваных пришельцев. Об этом к сожалению очень мало чего известно, но есть тем не менее некоторые основания полагать, что арабы даже немного преуспели в этом деле. Нет, франки конечно же в итоге отразили эту атаку, но всё это тем не менее заставило Испора немного призадуматься о некоторой уязвимости положения для города, которое он выбрал. Однако сам город он решил оставить в том виде, как он есть, но свой собственный царский замок предпочёл от греха подальше воздвигнуть на склонах одной близлежащей горы. Просто поблизости от города возвышается целый горный хребет, самая высокая вершина которого имеет сегодня аж три названия: Малый Олимп, Мизийский Олимп и некий Вифинский (вендский?) Олимп. Каковым бы ни был этот Олимп при Испоре, но он находился определённо не в современной Греции, а на северо-востоке Анатолийского полуострова. А мы с Вами благодаря одному из названий этой горы теперь знаем ещё одно разночтение прозвища Моисей – Мизий. Кстати, а каково истинное происхождение эллинского названия Парнас? Убеждён, что оно происходит от названия города – Парис, близ которого до сих пор располагается эта гора. Скорее всего это ещё одно название Мизийского Олимпа, хотя в принципе в здешних окрестностях есть много разных гор, способных претендовать на такое название.

Кстати говоря, не берусь тут утверждать наверняка из-за недостаточности подтверждений, но топоним Олимп вполне может оказаться этимологически связанным с названием Рим в качестве некоторого иноязычного разночтения. Во всяком случае с учётом места новой дислокации Испора название Рим вполне был приемлемо к его горному замку.

Вид Прусы с горы Олимп. Около 1700 г.
Вид Прусы с горы Олимп. Около 1700 г.

Так или иначе, но тогдашние парижане отнюдь даже не по-наслышке знали, что их грозные боги живут в своей обители на Олимпе как раз по-соседству, откуда эти строгие небожители зорко следят за соблюдением порядка и приличий в городе. И в случае какого-нибудь беззакония, эти олимпийские боги готовы в любой момент времени покарать любого провинившегося молнией, даже не утруждая себя спуском с горы. Между прочим Испор и в самом деле выбрал для своего царского замка поистине весьма живописное место, поскольку ныне этот горный хребет, именуемый современными турками как Улудаг, представляет собой весьма шикарный и респектабельный горнолыжный курорт.

И ещё чуть не забыл сказать, что гора Олимп тогда имела по меньшей мере ещё одно название – Нева. Да, как сами видите, этот топоним изначально обозначал не реку как сегодня, а всего лишь одну гору. И по этой причине к имени Испора иногда добавлялся эпитет Невский. Ну, а Александра Невского уже выдумали впоследствии романовские цензоры в процессе фальсификации подлинных исторических документов. Просто данное эллинизированное имя – Александр – на данном историческом этапе, как Вы должны это осознавать, ещё не могло существовать в принципе. Кстати добавлю к этому, забегая немного вперёд, что этот же самый эпитет – Невский – добавлялся впоследствии и к имени сына Испора, выросшего естественно в царском высокогорном замке.

Кстати, топоним «Нева» также известен ещё и в разночтениях. В частности на французский манер он впоследствии был озвучен как Наварра (фр. Navarre). Между прочим каноническая история сохранила и «старое» название этого топонима – Памплона (лат. Pompaelo, Pompelon, Pompeiopolis, Pampilona), в котором в общем-то довольно-таки легко узнаваемо некое национальное разночтение эллинского топонима «Парнас». Так что следует запомнить на будущее, что все эти топонимы также были применимы и в качестве названия соответственного горного замка.

§ 5. Покорение Кавказа

Остатки разбитого египетского войска конечно же добрались до Мемфиса, куда и принесли страшную весть об убийственном оружии франков. Ведь теперь арабы уже отнюдь не понаслышке знали об этом. И видимо по этой причине Испору удалось без существенных помех оккупировать сначала весь Ближний Восток вплоть до египетской границы, откуда он двинулся на восток, распространяя на бескрайних знойных просторах Азии своё новое вероучение. Однако, как мы знаем, это вероучение тогда ещё не было полностью оформленным, и по этой забавной причине на местах оседал за некоторыми исключениями в основном митраизм.

Изображение Арама Храброго на современной армянской монете
Изображение
Арама Храброго
на современной
армянской монете

А Эрманарих тем временем отправился на покорение Закавказья. Само собой разумеется, на горных склонах пороховые гранаты не столь эффективны, сколько на равнине. И в частности известен даже один такой случай, когда тервинги вдруг угодили в засаду в узком горном ущелье, где их легко могли забросать камнями или расстрелять из луков. И кто его знает, чем бы это всё закончилось, если бы не удалось каким-то образом убедить кавказских аваров перейти на сторону Эрманариха. Надо бы отметить тут, что Эрманарих впоследствии, оказавшись наконец в безопасном месте, всё равно приказал казнить поголовно всех этих предателей, разумно на мой взгляд полагая, что в будущем такие смогут совершить аналогичное предательство повторно.

Кавказский хребет конечно же не давал возможности Эрманариху развернуться столь же масштабно, как это получилось например у его брата Испора. Но это на мой взгляд не только не принижает достоинства Эрманариха, а скорее даже наоборот. Когда романовские цензоры на рубеже XVIII и XIX веков наконец дотянули свои руки и до Закавказья, то они, похоже, уничтожили там все без исключения древние исторические архивы. Тем не менее сведения о том, что основателем древнего армянского царства был некий полулегендарный царь по имени Арам, всё равно просочились и получили широкую огласку. И излишне тут наверное уточнять, что название Армении как раз и образовано от этого имени; всего лишь сопоставьте по столь откровенной сходности звучания известное нам прозвище «Эрман» с этнонимом «армян». Так что получается, что эта закавказская республика до сих пор гордо носит имя Эрманариха.

И я бы нисколько не удивился бы, если бы вдруг каким-то образом выяснилось, что такие топонимы как Ереван и Арарат тоже этимологически происходят от имени Эрманариха. Современные армяне между прочим очень даже трепетно относятся к своим древним легендам и даже передают их из уст в уста и из рода в род своим потомкам. И я в частности уже достаточно давно лично слышал от одного встретившегося мне армянина такие сведения, что истинные дескать армяне, пришедшие в древности на Кавказ, были преимущественно светловолосыми в отличие от подавляющего большинства современных кавказцев. И именно поэтому светловолосые и даже рыжеволосые армяне пользуются сегодня у себя на родине особым почётом.

Между прочим самоназвание современных осетин – ирон – тоже по некоторым моим соображениям должно этимологически происходить от имени Эрман. А это, как увидим позже, в свою очередь значит, что название современного Ирана тоже происходит от того же самого имени.

Но и это далеко не всё, ибо этнонимы современных карачаевцев, черкесов и даже чеченцев, с учётом конечно же того, что изначально Чечня, как это известно, именовалась Ичкерией, этимологически происходят от топонима «Керчь». Только вот Черкесией буквально ещё во второй половине XVIII (!) века назывались территории всего нынешнего северного Кавказа, начиная буквально от нижнего течения Дона и дальше на восток чуть ли не до самого западного побережья Каспия. Об этом между прочим упрямо свидетельствуют некоторые сохранившиеся зарубежные географические карты данного региона, тем самым убедительно опровергая сплошь вымышленную каноническую романовскую картину.

Но нельзя конечно же забывать и о более раннем прозвище Эрмана – Мал, – которое кое-где в Закавказье переозвучилось как Малик, став при этом именем нарицательным для обозначения некоторого очень даже знатного титула. Впрочем в фонетике тервингов этот закавказкий титул стал звучать как «марк». Ну, а с годами этот титул перекочевал ещё и в западную Европу, где он в принципе жив и до сего дня – это конечно же титул «маркиз».

Так что хочется всё-таки надеяться, что мне так или иначе удалось хотя бы уж в самых общих чертах обрисовать колоссальные масштабы завоеваний Эрманариха, сумевшего тогда присоединить к крымской Германии практически весь кавказский регион.

Так вот, раз уж только что снова был упомянут топоним Керчь, то нелишне было бы огласить, пользуясь случаем, все известные мне сегодня разночтения. Херсон (а отсюда и более поздняя эллинизированная форма Херсонес) – это совершенно определённо готское звучание. А вот вендское – Корсунь – и так вроде бы общеизвестно, хотя были ещё и другие более поздние диалектные разночтения – например Черкассы, а позже ещё и Харьков. Ну и приплюсуем в этот список разночтений ещё и некоторые наиболее известные канонические формы, которые сразу же приходят на память – это конечно же Карфаген (а отсюда и современная Картахена) и Корфу. Хотя по-правде нет полной уверенности, что эти канонические (а потому скорее всего фальсифицированные) названия когда-нибудь и где-нибудь звучали именно в такой форме. Так или иначе, но реальный прототип канонического Карфагена, как наверное видим, буквально с доисторических времён располагался не где-то там в знойной Африке, куда его на бумаге ошибочно поместила современная историческая школа, а всего лишь во Фракии. Просто фракийцы – это несомненно ещё один из многочисленных вариантов названия тервингов.

И ещё, буквально пару слов об Африке, раз уж только что о ней зашла речь. Просто у меня есть некоторые неоспоримые подтверждения тому, что этот так называемый чёрный материк на вендский манер изначально именовался как Черниговские земли. Немного забавно, но с учётом этой уже архаичной по нынешним временам терминологии, Египет и Нил тогда располагались на Черниговщине.

Впрочем на этом тема Черкесии и связи её с Керчью не совсем ещё закончена. Просто совсем недавно в одной из летописей я встретил ещё одно разночтение на одном из вендских языков – Голиат, со всей определённостью применительно к Кавказу. Не находите ли, что какое-то слишком уж откровенно «кельтское» название? Ну тогда сопоставьте пожалуйста самостоятельно по звучанию такие топонимы например как Керчь и Галич, хотя на самом деле тут можно воспользоваться для такого сравнения любой парой из уже известных нам разночтений. Вы конечно же вправе поступать, как хотите, но я никогда не поверю, что это всего лишь слепая случайность. Так что это всё можно считать ещё одним подтверждением того, что древние венды с царём Ярилой во главе имеют самое непосредственное отношение к основанию этого крымского города.


Вот при таких приблизительно обстоятельствах предположительно где-то в окрестностях горы Арарат и встретились две армии крестоносцев, распространяющих новое по тем временам вероучение среди аваров. И там Испор с Эрманарихом снова немного повздорили; ничего принципиально нового – опять не сошлись во взглядах, и к этому наверное пора бы уже и привыкнуть. В результате Эрманарих снова направился на Кавказ, А Испор тем временем продолжил своё триумфальное шествие дальше на восток, не встречая по пути никакого существенного сопротивления.

Тем не менее на побережье Каспия, а также в Средней Азии, уже располагалась зона интересов астраханских остроготов. Так вот, эти кайзеровцы в отношении своего вероисповедания в общем-то не были аварами, но они тем не менее поддерживали самые тесные и дружеские отношения с Египтом. В частности, как это известно например из некоторых канонических источников, прямо в Астрахани постоянно проживало множество довольно-таки влиятельных и очень даже уважаемых в народе египтян, образовавших там даже свою собственную диаспору. Там же располагался и храм, посвящённый египетскому Вельзевулу, и какая то часть австрийцев если и не переняла эту аварскую веру полностью, то по меньшей мере время от времени может быть из уважения к чужой вере навещала этот храм. И, чтобы лучше оценить степень популярности астраханских египтян, надо добавить к этому, что их язык – иврит – тогда использовался австрийцами в качестве языка науки и культуры практически точно также, как это произошло с латынью в Европе в более поздние времена.

Забегая вперёд сообщу, чтобы потом повторно не возвращаться к этой теме, что бывшие египтяне, столь прочно обосновавшиеся в Австрии, жили там достаточно долго – буквально в течение многих поколений. И они настолько уютно чувствовали себя в устье Волги, что со временем тоже стали называть себя сарматами. Правда в их древнеарабском языке этот этноним адаптировался как семиты, но, согласитесь, всё равно звучит более-менее сходно. И это всё, естественно, не могло никак не повлиять со временем и на их язык. Постепенно раз за разом они конечно же заимствовали у южных варягов те или иные готские слова. И в результате современный язык Израиля – идиш – представляет собой в отличие например от древнего иврита по сути своей, а также и по произношению, лишь слегка «подпорченный» некоторыми семитизмами немецкий язык.

Кстати говоря, болгарский апокрифический летописец однажды назвал хазар измаилитянами, что, признаться, несколько удивило меня поначалу. Однако, если всё-таки признать правдивость этого апокрифичного источника, то мы также вынуждены будем признать как следствие, что аварский религиозный культ поклонения быку представляет собой самую что ни на есть архаичную форму ислама, когда корана конечно же ещё не было и в помине. И вовсе ничего не значит, что нынешний ислам практически не имеет ни одной общей черты пересечения с этим древнейшим аварским культом. Тем не менее теперь в общем-то понятна, думается, причина, из-за чего чуть ли не всех австрийских правителей средневековья зачастую обвиняли в некой странной, казалось бы, приверженности к исламу.

Так что, как видите, у Испора тогда имелся некоторый формальный повод для вторжения в Восточный Рейх. Но тогда бы наверняка прекратился период практически беспрепятственного распространения новой веры, ибо восточные готы намеревались дать серьёзнейший отпор. Поэтому вместо этого сомнительного по своей целесообразности шага Испор решил нанести решительный удар буквально в самое сердце аварского культа – по самому египетскому Мемфису, ошибочно полагая тогда, что этим он буквально убьёт «быка» наповал. И в результате флот франков послушно направился по направлению к дельте Нила.

Однако перед этим я должен немного оговориться о том, что франков ещё иногда называли грейтунгами, которые по некоторым сведениям каким-то не вполне понятным образом противостояли тервингам. Так вот это название, этимологически образованное от слова «крест», относилось не только к крестоносцам Испора, но и к нему самому – Крестос или Христос на Ваше усмотрение. И в этом отношении, с использованием более современной терминологии, нам даётся полное право называть грейтунгов христианами.

Кстати говоря, по каноническим данным основателем Франции считается конунг Карл Великий, в фальсифицированном имени которого, согласитесь, всё равно узнаётся модифицированное имя Христос. Более того – один малоизвестный исторический факт, о котором историки канонической школы, понятно, очень даже не любят вспоминать: как оказывается, последние французские короли буквально уже XVIII века, которые естественно в то время уже относительно давно правили на территории западной Европы, вели свою родословную, представьте себе, от самого Иисуса Христа! Причём они располагали даже документальными подтверждениями этому, которые естественно не сохранились до наших дней. А как же Карл Великий?! Так вот о нём они, как оказывается, вообще ничего не знали!

И ещё я не озвучил одно общеизвестное эллинское разночтение имени «Испор» – Аполлон (элл. Απολλων). Просто это прозвище появилось чуть позже, – когда эллины уже узнали о его существовании. Однако в первые годы обожествления Испора с позиций эллинов он поначалу представлял собой некое божество, олицетворявшее собой нечто вроде солнечного света и тепла, за что он и получил ещё одно альтернативное эллинское прозвище «Феб» (элл. Φοιβος – т.е. «лучезарный», «сияющий»).

§ 6. Христиане в Египте

На рубеже XVIII и XIX веков французская армия, возглавляемая Наполеоном, оккупировала Египет. Конечно же французы немало сил потратили тогда, чтобы замести тут следы прошлого. Если архивы можно попросту сжечь, то совсем не так дела обстоят с архитектурными памятниками прошлого. В частности сохранились свидетельства некоторых современников Наполеона, что с древних каменных стен тогда с помощью банального молотка и зубила сбивались древние иероглифические надписи. А кульминацией скандала стал расстрел сфинкса артиллерийскими орудиями. Пальба шла до тех самых пор, пока со лба сфинкса в результате множественных разрывов пушечных ядер не было окончательно сбито изваяние христианского креста. Сфинкс, кстати сказать, до сих пор стоит в том же самом покалеченном виде, изрядно изуродованный ядрами французских пушек. Но и это ещё не всё, поскольку изначально египетские пирамиды были покрыты толстым слоем штукатурки, на которую были нанесены в качестве фресок различные изображения и надписи. Так вот эту штукатурку тоже не поленились тогда сбить, и остатки её остались лишь в самой верхней части пирамиды так называемого Хеопса, где, надо полагать, никаких крамольных записей по всей вероятности не было изначально.

Нашествие гиксосов
Нашествие гиксосов

Тем не менее из совсем других источников сохранились некоторые сведения о народе каких-то никому не известных гиксосов, который, появившись из Азии, надолго покорил большую часть Египта, попутно познакомив тогдашних египтян с колесницами на тонких колёсах. Однако мы с Вами в звучании названия гиксосов отчётливо видим набег, можно сказать, первых христиан. И ещё имеется некий прозрачный намёк на то, что при этих гиксосах произошла смена основного египетского культа. Согласитесь, совсем немного сведений с учётом того, что нам сегодня достоверно неизвестны даже имена царей этой новой правящей династии гиксосов. Как же такое могло произойти? И вина тут, как оказалось, не совсем стопроцентно лежит на Наполеоне. Просто только что мы коснулись одного весьма тонкого вопроса, где история самым теснейшим образом переплетается с мифологией.

Тем не менее намного лучше в канонической истории Египта нашествие гиксосов продублировано ещё и персидским завоеванием Египта. Согласитесь, ведь это и в самом деле было нашествие персов, где Испор выступает уже под именем Камбис (Христос?), а имя египетского тогдашнего правителя – Амасис. Источники сообщают также, что скандал в данном случае разгорелся будто бы из-за того, что Амасис дескать под разными благовидными предлогами отказывался выдавать свою дочь по имени Нитетис (Нефертити?) замуж за посватавшегося Камбиса. Но, как увидим совсем уже скоро, здесь историки не попросту поняли, что египетские источники в данном случае на самом деле рассказывают о сватовстве Испора к одной из дочерей римского Бритта.

Можно даже нисколько не сомневаться, что Мемфис тогда в полном отчаянии бросил все свои вооружённые силы в своей тщетной попытке противостояния, но силы, согласитесь, в то время и в самом деле были далеко не равными, и Мемфис несомненно был захвачен христианами, а старые аварские храмы сразу же конечно же переориентированы на новый культ. Но только вот на какой культ прижился на египетской почве?

Поэтому сразу же должен сразу же сообщить, что митраизм в чистом своём виде на этой песчаной почве почему-то так и не прижился, а вместо него зародился несколько иной культ, который роднится с митраизмом пожалуй лишь тем, что в роли основного божества снова выступает Испор, но теперь уже под именем Осириса. Правда это имя в таком его звучании было зачем-то эллинизировано уже значительно позже, тогда как по-коптски оно изначально звучало как Усир – это, надо полагать, как раз и есть египетская адаптация имени Испор. Правда надо тут оговориться, что возникнув, этот культ со временем постепенно мутировал и дополнялся новыми деталями из биографии Испора. Например после женитьбы Испора появился образ богини Исиды, ну, а после его смерти легенда об Осирисе дополнилась уже новыми персонажами и подробностями, связанными например с богом Сетом, убившим Осириса и расчленившим его тело. Но здесь мне конечно же пришлось забежать немного вперёд в хронологии изложения событий, чтобы каждый раз снова не возвращаться в Египет.

Однако не под одним этим именем Испор прославился в Египте. Прозвище Болгарин тоже было хорошо известно арабами, которые адаптировали его под особенности своей фонетики как «фараон», превратив его в имя нарицательное. Таким образом можно согласиться с легендой об Осирисе, где справедливо утверждается, что именно Осирис, а не кто-то другой, был самым первым фараоном Египта. Чистейшая правда. Просто все предыдущие египетские правители носили совсем другой титул.

Есть ещё некоторые основания считать, что Эрманарих тоже порывался тогда попасть в покорённый уже Египет, но Испор ему категорически отказал в этом. Однако и сам Испор в Египте не стал задерживаться слишком уж надолго. Просто он куда-то очень спешил, что даже не стал завоёвывать эту страну полностью, ограничившись лишь нижним течением Нила.

Тем не менее я всё равно обязан добавить к этому для полноты картины, что восточная граница Египта по понятным причинам была обнесена Испором высочайшим земляным оборонительным валом. Есть также подозрения некоторых историков, что аналогичные оборонительные сооружения были воздвигнуты и с западной стороны. Впрочем такая тактика возведения земляных валов нам и так уже хорошо известна хотя бы из биографии царя Слава. Как увидим впоследствии, Испор по всей видимости очень даже часто прибегал к подобным сооружениям, ибо они по понятным причинам значительно дешевле и быстрее по времени своего сооружения в сравнении например с капитальными каменными оборонительными сооружениями, а по своей эффективности при использовании пороховых гранат не слишком уж и сильно уступают последним.

§ 7. Славянские просветители

На данный момент времени Плиска представляла собой лишь некоторую крепость, защищавшую вооружённых монахов францисканского ордена, состоявшего тогда естественно из воинов мужского пола. Но Испор ведь замыслил сделать Плиску самой настоящей культурной в том числе столицей, для чего требовалось каким-то образом привлечь во Францию всю элиту того времени. Для начала Испор повелел воздвигнуть храм нового образца в виде театра, где прихожане бы представляли собой по сути некую публику, перед которой на специально изготовленной сцене читались бы не только проповеди, но по праздникам ещё дополнительно к этому разыгрывались бы различные сцены на различные духовные темы. И вовсе не обязательно тут, что именно Испор оказался тут изобретателем, ибо подобные храмы к тому времени уже могли иметься в других местах – например в Египте. Правда там публика стояла на коленях, смиренно сложив руки под подбородком и внимая проповедям жреца вместо того, чтобы восседать в удобных креслах. Так или иначе, но для таких спектаклей конечно же требовались специальные сценарии. Но кое-что на примете у Испора было уже тогда. Например для начала годились для этого и его заповеди, сочинённые им совсем недавно на склонах Везувия. Но только их требовалось в данной ситуации перевести на вендский язык, который после царя Слава по-прежнему оставался языком межнационального общения в империи. Впрочем требовались и другие тексты нравоучительного характера.

И в этом деле на помощь Испору вызвался Карл, который, проживая в общем-то в Иванском дворце с Ингой, так или иначе принимал также некоторое весьма активное участие и в делах Испора. В частности именно Карл взялся за обучение Испора вендскому языку – как письменному, так и устному. Однако тут сразу же возникла самая первая загвоздка, поскольку Испор по каким-то пока непонятным мне причинам отказался использовать традиционную вендскую кириллическую азбуку. Возможно это как-то связано с тем, что изначально венды использовали отдельные буквы своей азбуки для каких-то колдовских древних обрядов, осквернив и опорочив тем самым кириллицу в глазах Испора. Но это в принципе совсем не беда, ибо вместо так называемой кириллицы можно использовать любой другой набор знаков. Думается, многие уже догадались о том, что я сейчас прочу Карла с Испором в качестве славянских просветителей и вероятных авторов глаголицы, которая, кстати говоря, до сих пор используется кое-где на Балканах. Кстати, если кому-то вдруг стало обидно за нашу кириллицу, то как бы в оправдание Испора могу добавить к этому, что готский рунический алфавит – футарк, знакомый Испору с детских лет, проведённых им на Волге, он тоже счёл совершенно неприемлемым для записи священных писаний, причём определённо по той же самой причине осквернённости. И поэтому родился на склоне Олимпа ещё один клинописный шумерский алфавит, созданный специально для франков. Кстати буквально несколько слов о славянских просветителях; просто предлагаю для большей убедительности сопоставить по звучанию две пары известных нам имён: Кирилл-Карл и Мефодий-Митра. Так что мы, как это видно, получили ещё пару совершенно прозрачных разночтений для уже известных нам прозвищ.

В данном месте потребуется наверное немного отвлечься от основной темы, чтобы немного лучше понять ту эпоху, когда письменность буквально только что зародилась, и грамотой владели лишь единицы из самых что ни на есть знатных. Так что письменность была тогда как бы неким тайным знанием, в которое были посвящены лишь избранные. Разумеется никакой художественной литературы тогда не могло быть в принципе по причине отсутствия должного количества как писателей, так и читателей. Но дело сейчас даже не в этом, а скорее в поэзии. Нет, какие-то зарифмованные стихи в том или ином виде конечно же сочинялись некоторыми людьми и в доисторическую эпоху, когда письменности ещё не существовало. Но такие труднозапоминаемые тексты, каковыми являются практически все стихи, понятно, довольно-таки быстро забывались, причём даже самими авторами, не будучи записанными на чём-то на память. Тем не менее давайте себе мысленно попробуем представить какого-нибудь уже достаточно зрелого по возрасту человека, впервые в жизни услышавшего какое-то стихотворение. Как он его должен воспринять? Как некое божественное послание или откровение? Ну а сам поэт в этом случае автоматически приравнивается к богу.

Псалтирь
Псалтирь

Теперь буквально несколько слов о «Псалтири» для тех, кто не знает, что эта книга в православном издании написана на каком-то очень архаичном славянском языке, причём с очень странным и, я бы сказал, очень даже нетипичным способом расстановки последовательности слов, составляющих предложения. Ну, а содержание этой книги – это буквально полторы сотни сравнительно коротких рассказиков (так называемых псалмов) в основном на духовные темы. И остаётся ещё добавить, так как далеко не все это знают, что название этой книги – «Псалтирь» – на самом деле вполне осмысленно и обозначает очень древний струнный музыкальный инструмент вроде гуслей, который сегодня уже давно стал малоизвестным. При этом из самого текста псалмов явным образом выявляются лишь два автора: некий Асаф и Моисей.

Ну, с идентификацией Моисея у нас вроде бы уже не осталось никаких проблем. Тогда Асаф – это достаточное прозрачное и очевидное на мой взгляд разночтение готского титула «йозеф», который по равному праву может относиться как к самому Испору, та и к святому Карлу. Впрочем, если выразиться чуть строже, то данный титул вообще применим к любому святому, но в нашем ведь случае выбор не столь уж и велик. Думается, никого особо не удивлю, если вдруг напомню, что Испор не владел вендским языком в таком совершенстве, чтобы сочинять на нём стихи. И по этой очевидной причине он и рифмовал их как мог, а именно на родном готском языке. А эти стихи, в свою очередь положенные на хорошую музыку, затаив дыхание под аккомпанемент псалтыри завороженно слушали в качестве песнопения прихожане его храма. Не удивлюсь даже, если вдруг выяснится, что Испор иногда собственной персоной, предварительно нацепив на спину пристяжные ангельские (или точнее архаичные англиканские) крылышки, лично пел свои свежеиспечённые псалмы своим завороженным слушателям, будучи первосвященником в своём собственном храме. Кстати говоря, митраизм заимствовал как раз у тогдашнего архаичного англиканства эти наивные и трогательные на мой взгляд ангельские крылышки.

Так что в только зарождающемся тогда христианстве уже тогда зародилась такая традиция писать все без исключения священные писания в стихотворной, а не в прозаической, форме. Причём это касается всех без исключения книг как ветхого, так и нового завета – изначально они представляли собой самые настоящие поэмы в отличие от их современных фальсифицированных изданий. Причём рифмовались эти поэтические произведения прошлого на самых разных языках, включая сюда, кстати говоря, и различные диалекты вендского. Напомню на всякий случай, что древние храмы той эпохи представляли собой самые настоящие театры, что позволяло разыгрывать прямо на алтарях храмов целые музыкальные красочные и зрелищные представления на различные библейские темы, мало чем уступавшие современной опере. Опера, собственно говоря, как раз и произошла именно от этого религиозного зрелища, раз уж это слово получило своё название от основного прозвища своего основателя – Испора. Впрочем, то же самое касается и слов «муза» и «музыка», которые этимологически должны происходить от одного из разночтений прозвища Моисей.

Однако вынужден тут немного оговориться, чтобы ни у кого сейчас не создалось эдакой ложной идиллистической иллюзии. Просто я уже не раз заострял на этом внимание, что менталитет людей раннего средневековья был несколько иной в сравнении например с современностью. Как бы это выразиться? Ну не были они столь целомудренны, что ли? А это означает, что если к примеру на алтаре вдруг разыгрывалась сцена зачатия Испора, то всё тут происходило в высшей степени натуралистично прямо при скоплении публики, включая сюда, кстати говоря, и детей. Скажете, что это самая настоящая порнография? И будете наверное правы, но конечно же с позиций современной этики. Однако жители средневековья всё равно воспринимали всё это не то что более терпимо, а совершенно обыденно и естественно, не видя в этом никакой предосудительности. Более того, некоторые тогда ходили в храм может быть даже не столько ради веры, сколько ради развлечения. Кстати эдакая раскрепощённость нравов была характерна не только для средневековой Франции, но и отчасти, если только вспомните, для евангельского фарисейства.

Между прочим каноническая традиция приписывает авторство ветхозаветной книги «Исход» самому Моисею. Так вот в этом контексте я охотно верю в это. Правда я тут всё равно для большей точности вынужден немного оговориться, что эта книга по сути своей в самую первую очередь – художественное произведение, раз уж там обнаруживаются некоторые элементы художественного вымысла, так или иначе искажающие реально происходившие события. В частности Испор на бумаге очень даже сильно состарил себя во время всех этих событий. Кроме того он зачем-то самым немыслимым образом удлинил продолжительность исхода, причём это далеко не полный список всех неточностей. Ещё забавным мне кажется тот факт, что на берега Вислы Испор на бумаге послал не дядьку Карла, а лично самого себя, где у него от дочери туземного жреца якобы родился сын по имени Карл. Впрочем аналогичная ситуация и во всех без исключения других библейских книгах, из-за чего их нельзя безоговорочно использовать в качестве учебников реальной истории.

Тем не менее, на данном биографическом этапе Аполлон, как видим, в общем-то достаточно заслуженно, приобретает ещё и дополнительные черты божественного покровителя науки и искусства. Так что мифология далеко не всегда, как это видно в данном случае, искажает реальные события прошлого.


Между прочим Эрманарих тоже «заразился» от соего старшего брата просветительской деятельностью, правда уже в готской среде. Тут возможно надо напомнить, что готы после отказа от слогового алфавита использовали рунический алфавит футарк для письменности. Однако так уж сложилось, что буквы футарка использовались ещё в обрядах солнцепоклонников не по прямому назначению, а в качестве неких загадочных символов для гадания, прорицания и т.п. Однако новое христианство почему-то отвергло эти «шаманские» обряды солнцепоклонников, из-за чего футарк в целом в глазах некоторых жрецов как бы опорочил себя, потеряв священную «чистоту» и «невинность». Впрочем, как наверное видим, тут нет ничего принципиально нового, поскольку с так называемой кириллицей произошло тогда приблизительно то же самое.

И вот тут на историческую сцену выплывает личность под прозвищем Вульфила (от готского слова «волк»). Честно говоря, я не знаю точно, относится ли оно к самому Эрманариху? Однако некоторые туманные биографические эпизоды заставляют считать, что это был кто-то из ближайшего окружения Эрманариха, которому было поручено разработать новый готский алфавит для замены ставшего уже традиционным футарка. Ну и излишне, думается говорить, что Вульфила не только успешно справился со своей задачей, но и перевёл еще на готский язык большинство тогдашних священных писаний с использованием нового алфавита, который по-готски назывался как Гутиск (т.е. готский).

 Буква  Транслитерация Название МФА
a ahsa / aza [a], [a:]
b bairkan / bercna [b]
g giba / geuua [g]
d dags / daaz [d], [ð]
e aihus / eyz [e], [e:]
q qairphra (qairthra) / qertra [kw]
z ezec [z]
h hagl / haal [h]
þ, th phiuph (thiuth) / thyth [θ]
i eis / iiz [i], [i:]
k kusma / chozma [k]
l lagus / laaz [l]
m manna [m]
n nauphs [n]
j jer / gaar [j]
u urus / uraz [u]
p pairphra (pairthra) / pertra [p]
  koppa  
r raida / reda [r]
s sauil / sugil [s]
t teiws / tyz [t]
w winja / uuinne [w], [y]
f faihu / fe [f]
x iggws / enguz [kh]
hu, hw huair / uuaer  
o ophal (othal) / utal [o], [o:]
  sampi  

Как видно из вышеприведенной таблицы, гутиск состоял из 27 букв, тогда как футарк, если вспомните, - из 24. Правда две буквы гутиска – коппа и сампи – можно смело исключить из подсчёта, поскольку они не имели фонетического звучания и вместо этого обозначали лишь числа 90 и 900 соответственно. Все другие буквы параллельно тоже имели числовое соответствие, но эти две – исключения. Но даже с учётом этой поправки остаётся 25 фонетических букв гутиска вместо 24 футарка.

Однако в этом я не вижу никаких странностей и тем более несоответствий, поскольку каждый язык со временем меняется, и готский язык в этом отношении – отнюдь не исключение. Одни звуки со временем неизбежно вырождаются, другие наоборот появляются. Одно можно сказать с полной определённостью – гутиск отражал особенности новшеств в готской фонетике, тогда как футарк к тому времени уже определённо немного устарел. И, казалось бы, всё будущее именно за гутиском.

Тем не менее, если присмотреться чуть внимательнее, то изображения букв и особенно порядок их следования в азбуке взяты Вульфилой в основном из тогдашней монгольской так называемой кириллицы, которую Испор на пару с Карлом забраковали практически на тех же основаниях, при которых был забракован футарк Эрманарихом. И само собой разумеется, что такая азбука никак не могла быть признана монгольской стороной, сделав скорее всего Эрманариха ещё большим еретиком в их глазах.

И, чтобы не возвращаться к этой теме вновь, сообщу, забегая немного вперёд в строгой хронологии событий, что так уж впоследствии случилось, что гутиск не намного пережил Эрманариха и/или Вульфилу, после чего подвергся практически полному забвению в отличие от так называемой глаголицы. Однако его древний предшественник – рунический футарк, – несмотря ни на что, просуществовал после этого ещё несколько сотен лет, пока евангельский католицизм окончательно не навязал всем без исключения свою латиницу.

§ 8. Похищение сабинянок

Теперь снова придётся вернуться к Бритту, узурпировавшему папский римский трон. Просто Инге, которая тоже фактически занимала в Иванах трон понтифика, конечно же время от времени приходилось пересекаться с Бриттом. Но она всё время стремилась поддерживать добрососедские отношения, и в общем-то мне пока неизвестно ни одного конфликтного случая. Скорее даже наоборот, поскольку она посватала сразу обоих сыновей царя Слава за двух дочерей Бритта, который в общем-то не дерзнул прямым отказом и огласил своё формальное согласие. Тем не менее такое развитие событий его определённо чем-то не устраивало, и он в итоге начал всячески тянуть это дело под самыми различными благовидными предлогами.

Судя по всему, его дочери напротив были лишь счастливы от возможности такого брака, и подзатянувшаяся волокита их отца начала всех со временем изрядно раздражать. Между прочим Бритт в своей молодости успел жениться ещё в Крыму, и его супруга была этнической сарматкой. И от своих родителей дочери Бритта конечно же превосходно владели готским языком наряду естественно с местной латынью.


Развалины одного античного спортивного сооружения на северо-западе Турции.
Развалины одного античного спортивного
сооружения на северо-западе Турции.

Надо сказать, что культурная программа Испора с музыкальными театральными представлениями так и не оправдала всех ожиданий, связанных с ней – просто тогдашние люди, а особенно молодые дамы, вовсе не рвались в далёкое и при том дорогостоящее морское путешествие ради столь сомнительного удовольствия лицезреть спектакль. И наверное поэтому Испор решил поступить на примере Бритта, который незадолго до этого воздвиг в Риме здание цирка для проведения в нём спортивных состязаний. Похоже, что римский цирк завоевал популярность, раз уж Испор распорядился воздвигнуть в окрестностях Плиски целый комплекс аналогичных сооружений. Между прочим, чуть ли не все такие так называемые античные постройки сохранились в огромном количестве прямо на территории современной западной Турции вплоть до наших дней в виде сравнительно неплохо сохранившихся развалин.

Между прочим в отрыве от реальной истории такой вид спорта как толкание ядра кажется сегодня совершенно бессмысленным в отношении его применимости на практике в сравнении например с метанием копья и т.п. Тем не менее, мы теперь отчётливо видим, что вполне реальная историческая подоплёка у этого вида спорта имеется, и это был некогда даже чуть ли не самый необходимый элемент рыцарских турниров.

И идея с организацией первых в мире олимпийских игр прямо у склонов горы Олимп оказалась уже более плодотворной – по всему миру нашлось великое множество благородных рыцарей, желающих всемирно прославиться и выиграть к тому же золотой кубок. А такое ожидаемое скопление знатных женихов не могло оставить равнодушными и благородных девиц на выданьи. Испор в данной ситуации конечно же сумел должным образом заблаговременно проафишировать это своё новое начинание, и к указанному моменту времени Плиска буквально ломилась от бесчисленного скопления знатных гостей, включая сюда и брата Эрманариха. Между прочим обе дочери Бритта тоже сумели каким-то образом отпроситься у своего отца на эти олимпийские игры.

Вот при таких приблизительно обстоятельствах и состоялось знакомство двух царственных братьев с дочерьми римского понтифика. Но Испор и тут не смог поступить по регламенту. Просто согласно недавнему уговору Инги с Бриттом, ему должна была достаться старшая дочь. Но что тут поделать со своим сердцем, если ему больше приглянулась младшая Лукреция? И, не желая больше дожидаться соизволения от Бритта, братья практически насильно утащили своих невест в свою нагорную олимпийскую обитель. Таким образом спешно последовавшее венчание состоялось практически без родительского благословления, причём с обеих сторон. Наверное это величайший скандал для той эпохи, сопоставимый при отсутствии должного благословления понтифика по сути с простым изнасилованием. Обратите внимание, не только достоинство Бритта было задето таким дерзким поступком, но и Инги тоже.

Полагаю, что у многих вышеописанная сцена уже и так ассоциировалась с известной сценой похищения сабинянок. Но только вот, как видите, фальсифицированная легенда о Ромуле и Реме на самом деле описывает основание Плиски, а не Рима, который был основан ещё в доисторические времена при неизвестных нам обстоятельствах. Именно поэтому я недавно был вынужден исключить Ромула из списка римских царей. И, зная эту легенду, нетрудно будет догадаться о дальнейшем развитии событий.

Да, скандал вскоре разгорелся и в самом деле нешуточный, и Бритт буквально кипел от возмущения и злобы. Своими угрозами, проклятиями и оскорблениями он вывел из себя не только Испора, но и Лукрецию, которая, уже давно смирившись со своим новым положением, чувствовала себя вполне счастливой и довольной жизнью. Кстати, она вскоре забеременела, что конечно же не могло не подлить масла в огонь. И Испор, чтобы как-то поставить Бритта на место, решился провести демонстрацию силы. Для этого был организован один военный рейд, в ходе которого были разорены и разграблены три малозначительных румынских прибрежных городка. И всё бы хорошо, но этот в общем-то бессмысленный рейд потребовал существенных затрат греческого пороха, производство которого по-прежнему контролировала Инга. И вот тут Инга, чем-то даже сочувствующая Бритту, пошла на принцип, и отказалась от дальнейшей военной поддержки обоих мятежных братьев, что и развязало наконец руки римскому понтифику.

Бритт только этого момента и ждал, заблаговременно собрав румынскую армию по своей численности многократно превосходящую все мыслимые и немыслимые людские ресурсы Испора. Так что в сложившейся ситуации было просто нечем защищать Плиску, ибо оставшихся запасов пороха уже едва ли хватало на оборону горного царского замка. Вот при таких примерно обстоятельствах римская армия высадилась на восточном побережьи Босфора и практически беспрепятственно захватила и разорила Плиску, вслед за чем началась затяжная осада олимпийской обители Испора. А обе дочери Бритта к этому моменту времени уже успели родить ему внуков. Кстати сам Испор стал называть Бритта тестем, вольно или невольно дав даже ему такое новое прозвище, ставшее впоследствии очень популярным. Именно под этим прозвищем вот в таком его почему-то его вендском звучании (с разными разве-что разночтениями) Бритт проходит сразу во многих хрониках той поры. В частности в легенде о Ромуле и Реме это прозвище озвучилось как Таций.

Похоже, что дочери Тестя тогда сами проявили инициативу и вступили в переговоры со своим отцом. Ингу наверняка тоже стала со временем беспокоить вышедшая из-под контроля ситуация, опасная для жизни её сына, и она предприняла какое-то дипломатическое давление на Бритта. Тем не менее Бритт всё равно сумел заставить своих дочерей произнести какие-то очень унизительные для них речи, восхвалявшие их отца и наоборот принижавшие их личные достоинства. И на этом папаша в принципе оттаял, чего, кстати говоря, не скажешь о его дочурках, которые его за это унижение окончательно и бесповоротно, хоть и в тайне от всех, но всё равно так или иначе возненавидели отца. Однако начиная с этого момента, после признания зятей их тестем и заключения мирного договора, дальнейшие переговоры уже велись мужчинами.

§ 9. Речь Плиско-Литая

Тестю тогда пришла вдруг в голову довольно-таки дерзкая идея объединения всех трёх империй, где им троим отводилась бы роль равноправных соправителей. Но поставьте себя на место Эрманариха в этой ситуации, где Румыния вместе с Римом и так должна была принадлежать ему по отцовскому завещанию. А вместо этого на римском троне засел некий, пусть может быть и старший брат по материнской линии, но по сути – самозванец и узурпатор, который и так уже буквально залез в карман Эрманариху. Так что с младшим своим зятем (и возможно одновременно братом) Тесть так и не нашёл общего языка. Поэтому затаивший обиду Эрманарих отплыл к себе на родину в Керчь. Между прочим этот поступок с умыканием невесты Эрманарихом получил совсем иную и даже диаметрально противоположную оценку, и этот обряд на Кавказе в принципе жив и по сей день.

Тем не менее аналогичное предложение от Тестя последовало теперь уже в адрес одного Испора. Ну, а самому Испору по завещанию его отца, как мы должны это понимать, терять особо было нечего. А вот столь заманчивая идея прибрать к рукам Румынию, принадлежавшую в общем-то по закону Эрманариху, Испору, несмотря ни на что, очень даже понравилась.

Земли новой империи в своих границах, как видим, в общем-то во многом повторяют Великую Римскую Империю например времён пророка Исайи за вычетом разве-что Германии. Но эта потеря с лихвой компенсируется Францией и значительной частью Египта. Правда при пророке Исайе и царе Славе языком межнационального общения в империи считался вендский, что по тем или иным причинам не устроило новых соправителей. И вместо этого, как бы подчеркивая своё равноправие, они выбрали для этих целей аж два языка: готский язык франков и латынь румынов. В результате возникло название этой новой империи, которое в вендской интерпретации могло быть озвучено как «Речь Плиско-Литая» (т.е. персо-латинская). И не думайте, никакой принципиальной ошибки или описки в написании тут у меня нет и в помине – просто я только-что исправил один из многочисленных результатов фальсификации, вернув этому топониму его истинное по своей сути историческое звучание. И ещё, в очередной раз подчёркивая равноправие, Испору пришлось «нарастить» своему геральдическому орлу вторую голову, откуда и произошло изображение двухглавого орла.

Правда с готским языком франков Испор очень сильно просчитался. Просто он не учёл того, что за всё это время Плиску уже успели основательно заселить румыны Тестя, которых в сложившейся ситуации никто естественно не собирался уже изгонять с насиженных мест обратно на родину. Причём количество расселившихся тут этнических носителей латыни многократно превосходило количество франков Испора. Так что можно сказать, что готский язык уже тогда буквально захлебнулся в нахлынувшей на него из Румынии латыни, почти не оставив никаких следов в современном французском языке. И по этой причине новый по тем временам термин «Речь Плиско-Литая» буквально сразу же начал терять свой изначальный смысл. Между прочим Испору тоже тогда пришлось заняться изучением латыни под патронажем своей жены Лукреции. Как видите, недолго Франции довелось говорить на готском языке. Да и государственным языком всей римской империи в целом тогда фактически стала одна лишь латынь, победившая готский язык при уже известных нам обстоятельствах в честной конкурентной борьбе. Тем не менее на данном историческом этапе всё равно ещё оставались две совершенно равноправные столицы империи: Рим и Плиска.


И само собой разумеется, что все эти государственные новообразования никак не могли улучшить отношений Эрманариха с обоими своими братьями. Однако в сложившейся ситуации он уже определённо не мог рассчитывать на пороховую поддержку от Инги. Откровенно говоря, я не уверен даже, что она стала бы поддерживать и Испора в борьбе со своим младшим братом, оставайся всё на своих местах. Просто раньше выход варягам в Чёрное море преграждал Эрманарих. А сейчас, когда былые слегка натянутые отношения начали приобретать откровенные оттенки враждебности, в Чёрном море то и дело стали появляться пиратствующие варяги, разорявшие Карвунские земли. Причём они даже без особых опасений, причём практически безнаказанно, поднимались на своих дракарах вверх по Дунаю на несколько десятков километров. А по этой реке ведь проходила граница Румынии и Греции, которая тогда занимала значительную часть Балканского полуострова южнее Дуная. Так что дерзкий вызов, получается, был брошен Эрманарихом самой Инге, хотя заниматься обороной всё равно пришлось Испору на пару с Карлом. Правда Эрманариха тут наверное можно легко понять – ведь по завещанию его отца Слава, Греция тоже должна принадлежать ему. Так что Инга с его позиций была такой же самозванкой, как и его римский тесть.

Древние развалины в Силистре. Болгария.
Древние развалины в Силистре. Болгария.

Следуя старинной монгольской тактике, вдоль западного берега Чёрного моря на север вплоть до самого устья Дуная по приказу Испора стали возводиться оборонительные пограничные земляные валы. Вслед за этим аналогичные сооружения начали насыпаться вдоль южного берега Дуная. Между прочим эти сооружения до сих пор сохранились кое-где в современной северо-восточной Болгарии и называются они там сегодня Аспаруховыми валами. В своей первоначальной форме вал состоял из земляной насыпи шириной 20 метров и высотой 4 метра, а также рвом шириной 12 метров и глубиной 2 метра. И наконец, как бы в завершение этого широкомасштабного комплекса оборонительных сооружений вдоль южного берега Дуная, Испору приписывается основание города Друстар (ныне болгарская Силистра) приблизительно в сорока километрах от устья реки. Правда это архаичное название города известно сегодня во многих в общем-то похожих разночтениях, но я его озвучил именно так, как оно звучит в «Болгарской апокрифической летописи».

Однако понятно, думается, что все эти крупномасштабные оборонительные меры всё равно не могли стопроцентно гарантировать, что варяги не пробьются до острова Иваны. Ведь заранее неизвестно, как поведут себя в такой ситуации туземные эфиопы? Ведь я уже надавно отмечал их близость и древние симпатиии к сарматам. Так что, если вдруг варяги узнают от эфиопов местоположение монастыря на Иван-горе, то это уже будет определённо полнейший крах. Поэтому Испору вслед за всем этим пришлось в самом что ни на есть срочнейшем порядке заняться депортацией коренного населения с острова. Откровенно говоря, сведений о конечном месте этого переселения у меня к сожалению пока нет. Поэтому сегодня об этом остаётся лишь догадываться. Но вероятнее всего, что эфиопы были депортированы в Африку вверх по Нилу чуть южнее Египта, где, собственно говоря, и до сих пор располагается государство Эфиопия. Так или иначе, но Испору дополнительно ко всем другим его заслугам приписывается ещё и окончательная расчистка Карвунских земель от туземных эфиопов. Однако скажу, забегая вперёд, что эти меры предосторожности оказались впоследствии излишними, ибо варяги в конце концов так и не сумели пробиться в эти края.

Кир II Великий
Портрет Кира II Великого.
Современная реконструкция на основе
изображения на рельефе в Пасаргадах,
по мнению ряда историков носящего
портретные черты Кира.

Всё дело в том, что Карл тем временем тоже не сидел в Иванах сложа руки. Вместо этого он самым активнейшим образом занимался укреплением французского побережья. Земляные валы на территории современной Турции мне пока неизвестны. Но из этого вероятно следует, что Карл в отличие от Испора придерживался несколько иной оборонной тактики.

В те годы кресло магистра госпитальеров в Визе занимал уже судья визиготов Атанарих, который в сложившейся ситуации почему-то предпочёл стать союзником кайзера Восточного Рейха – очередного Габсбурга. И, честно следуя этому союзническому договору, он возглавил дружину тевтонских рыцарей, направившуюся на штурм Плиски. Правда в пути войско визиготов из-за чего-то вдруг взбунтовалось, в результате чего Атанарих был арестован и передан Карлу. В результате французская армия практически беспрепятственно вошла за стены Визы, разграбив первым делом госпиталь, а сокровища были затем перевезены в Иваны. Однако с судьёй Атанарихом Карл всё равно поступил достаточно милостиво, и по некоторым сведениям даже вернул ему трон магистра госпитальеров, как бы в это трудно ни было поверить. Однако напомню, что Атанарих ведь владел тайной технологией производства стали, столь нужной Карлу, из-за чего этому магистру очень многое прощалось.

Тем не менее пришлось подсадить к Атанариху своего наместника, который конечно же немного ущемлял магистра в правах. А гарнизон и флот Визы тогда тоже был усилен французскими воинами, включая сюда и гранатомётчиков. И этот город в конце концов оказался непреодолимым барьером, воспрепятствовавшим проникновению варягов в бассейн Средиземного моря. И нельзя конечно же забывать о стальном оружии и стальных доспехах, которые по-прежнему ковались визиготами. Ну, а в известных истории канонических источниках имя и титул Карла озвучились как персидский император Кир II Великий, якобы сменивший уже известного нам Камбиса (т.е. фактически Христа). Однако на самом деле, как мы это уже знаем, никакой смены императора не было и в помине, а Карл вместо этого всего лишь исполнял обязанности полноправного наместника. Как видим, император Кир II Великий и французский король Карл Великий – это на самом деле два дубликата одного и то же лица. Но только вот европейская история несправедливо и притом ошибочно приписывает Карлу Великому основание Франции. И причина этой нелепой ошибки, думается, уже должна быть вполне очевидна – просто иезуитские фальсификаторы впоследствии попытались по возможности уничтожить все без исключения древние документы и свидетельства, содержащие биографические детали Испора, Слава, Исайи и, как увидим, и многих других исторических прообразов, которые проливают хоть какой свет истины на тайны происхождения христианства.

Современная каноническая история каким-то неведомым нам способом отличает Кира I от Кира II, хотя в древности ещё не было традиции нумеровать правителей, и их имена писались без порядковых или каких либо других уточнений. Тем более, что каноническая биография Кира I, можно сказать, вообще отсутствует из-за самой острой недостаточности свидетельств. И вместо всего этого сохранилось лишь несколько легенд.

Тем не менее одна из таких сохранившихся легенд, записанная естественно на древне-иранском (т.е. на аланском) языке, очень даже любопытна для нашего случая. Просто там среди прочего повествуется о том, что в младенческом возрасте Кира (естественно первого из двух) вскормила некая приёмная мать по имени Спака. И в связи с этим я обязан напомнить, что слово «спака» на аланском языке обозначало собаку. Так что даже не вполне ясно, какой изначальный смысл вкладывал в эти слова древний автор этой легенды? Но миф о капитолийской волчице тем не менее, как отчётливо видим здесь, имеет самую тесную связь с этой легендой.

И нас тут вовсе не должно смущать ошибочное сопоставление Карла с Испором в качестве братьев, равно как и Кирилл соотносится по отношению к Мефодию. Братьями они и в самом деле были, но лишь в образном смысле этого слова – по своему вероисповеданию. Просто у сарматов было принято, как я уже давно это говорил, называть всех своих единоверцев братьями, что впоследствии, как это отсюда видно, и породило неверное истолкование смысла этого слова в других языках, где такая традициия ещё не успела прижиться.


Само собой разумеется, что Тесть в Риме тоже со своей стороны по возможности не жалел средств на укрепление обороноспособности своей страны. Венедия тоже с самого начала занимала верные союзнические позиции. Ну, а куда им было деваться? Сами посудите, ведь не на сторону же варягов им было переходить! Испор с Карлом были настолько уверены в полной лояльности Венедии, что даже не посчитали нужным засылать туда своих сатрапов, оставив в неизменности полноправие местных князей. Сатрап конечно же был в Египте, но он пребывал там ещё с тех самых пор, как Испор покинул эту страну. А про Пермь в данной ситуации, думается, нечего даже говорить.

Несмотря на то, что главным противником Речи Плиско-Литой в данном случае выступает Восточный Рейх, тем не менее именно Эрманарих стал истинным инициатором этого вооружённого противостояния. Крымская Германия в общем-то в явном виде не вступала в этот конфликт, но кого этим обманешь? Впрочем Эрманарих и не лукавил. Вместо этого он просто старался поберечь имеющиеся у него запасы пороха, которые можно было бы впоследствии использовать хотя бы при обороне Керчи. А то, что это неизбежность в данной ситуации, не сомневался уже никто. Так что дальнейший ход развития событий уже более-менее предсказуем.

§ 10. Вознесение на небо

Поэтому сразу же должен сообщить, что Тесть в этой ситуации категорически отказался от любого участия в оккупации Крыма и самым настоятельным образом взывал к милосердию к Испору с Карлом, чтобы они поступили аналогичным образом. Но что он мог сделать, если оба правителя равноправны? Так или иначе, но Румыния не вошла в эту коалицию. Первый десант был высажен предположительно в районе Ливадии, откуда предполагалось поэтапно двигаться дальше вдоль по побережью моря на северо-восток вплоть до Керчи, захватывая все прибрежные города Эрманариха. По крайней мере такая тактика гарантировала, что с тыла уже не будет атак тервингов. Кстати, сам Эрманарих в это время скорее всего находился в Керчи, укрепляя там городские стены и готовясь к предстоящей обороне.

Город Ливадия был уже оцеплен и начались подготовительные работы к предстоящему штурму. Однако совершенно неожиданно для всех в море вдруг появился небольшой румынский флот, вызвавший у всех некоторое недоумение. Но вскоре всё прояснилось – оказалось, это Тесть прибыл собственной персоной с миротворческой миссией. И, чтобы как-то примирить враждующие стороны, он лично вышел прямо в зону между противоборствующими рядами, пытаясь призвать обе стороны к благоразумию и милосердию.

И тут произошло нечто, не вполне понятное, ибо разные источники совсем по-разному освещают это. Одни свидетельствуют, что это дескать защитники города – тервинги – до смерти забили римского понтифика. Зачем только, спрашивается? А с другой стороны выходит, что это Испор лично толкнул своего тестя на каменные ступени, уходящие вниз, в результате чего тот был насмерть покалечен. Более того, после этого супруга Испора – Лукреция – якобы переехала колесом своей колесницы тело мёртвого отца. Но в это я тоже не слишком уж верю, так как очень сомневаюсь, чтобы Испор вдруг взял свою жену в военный поход. Так или иначе, но Тесть каким-то образом погиб в первой же наверное боевой заварушке, причём никто толком не успел понять, при каких обстоятельствах это произошло? Поэтому ариане впоследствии стали обвинять в этом убийстве безоружного человека христиан, а те естественно поступали наоборот, пытаясь перекинуть всю вину на своих оппонентов.

Вот приблизительно при таких обстоятельствах Испор стал единоличным правителем Речи Плиско-Литой. Теперь, после смерти Тестя, двуглавый орёл на флаге уже потерял свой изначальный смысл, и Испор вернул себе старое изображение на флаге. Правда в отдельных провинциях всё равно прижилось изображение двуглавого геральдического орла, причём вплоть до наших дней.

Однако смерть Тестя буквально ужаснула всех жрецов в Риме. Ведь по всем законам опустевший папский трон следовало передать Испору – сыну Слава, которого некоторые римские патриции ещё хорошо помнили и боялись наверное пострашнее смерти. Поэтому, когда ужасающая новость наконец долетела до Рима, был спешно созван сенат, на котором жрецы постановили вообще устранить монархию и сделать папский трон с этих пор выборным местом. Ну и, как известно, свято место пусто не бывает, однако история почему-то не сохранила имя первого римского консула, воссевшего на освободившийся папский трон. Тем не менее с позиций как Испора, та и Эрманариха это был самый настоящий бунт. Но в нынешней ситуации не до того было.

Напомню, что по завещанию царя Слава Эрманариху причитались Карвунские земли, которые только что, можно даже сказать, незаконно достались Испору от Тестя. Так вот, в насмешку что ли, Испор повелел тогда переименовать их, вспомнив для нового названия одно из своих прозвищ – Болгарин. В принципе название Болгария и до сих пор отчётливо слышится в звучании Балканского полуострова, а про современную балканскую Болгарию тут вроде бы даже нечего говорить. Только вот Болгария тех времён объединяла все Карвунские земли целиком, включая в себя также ещё и Грецию, Румынию, а также Венедию. Впрочем в латинской фонетике этот топоним стал звучать как Валахия. Напомню, что в эти годы волжская Болгария ещё по-прежнему существовала; так что Испор дублированием топонимов создал волей или неволей невыразимую путаницу уже в те далёкие времена. А впоследствии – после великого переселения народов, когда варяги наконец были депортированы в аварскую Европу – это ещё больше усугубилось появлением таких названий, как Бельгия и скорее всего Бавария.


И теперь армия Испора двинулась дальше по направлению к Керчи, покоряя по дороге все без исключения попадавшиеся на пути города тервингов, которые из-за отсутствия пороха просто не могли оказать должного сопротивления. И только на подступах к Керчи застопорилось это победное шествие, и предстоящая осада обещала принять слишком уж затяжной характер. Просто Испор с Карлом видимо никак не ожидали, что Эрманарих каким-то образом сумеет сэкономить столько пороха, что этого с лихвой бы хватило, чтобы поднять на воздух всю многочисленную армию Речи Плиско-Литой. Ну и добавим к этому ещё и столь своевременную военную поддержку варягов, а также, напомню, весь Кавказ тоже стоял горой за тервингов. Так что в данной ситуации Испору было над чем всерьёз призадуматься.

Однако во время одной из вылазок из осаждённого города, где принимал личное участие сам Эрманарих, произошло несчастье. Просто от взрыва одной пороховой гранаты конь под Эрманарихом, испугавшись звука и пламени, шарахнулся было в сторону и, потеряв равновесие, свалился прямо вместе с седоком в близлежащий земляной ров. Может быть тем бы дело и закончилось, но точно также поступили и остальные кони под воинами, сопровождавшими Эрманариха. Таким образом Эрманарих буквально был раздавлен и как бы заживо погребён под многочисленными телами коней и тяжёлых латников на них. Понятно, думается, что едва ли это Испор лично бросил эту роковую пороховую гранату, но тем не менее персонально его впоследствии стали обвинять в смерти своего брата, и, как наверное видим, некоторая доля истины тут определённо имеется.

Но со смертью брата законный путь к наследству царя Слава ещё был по-прежнему закрыт Испору, так как у Эрманариха тогда уже был по меньшей мере один сын, который к тому моменту ещё не мог достигнуть совершеннолетия. И Испор конечно же попытался воспользоваться ситуацией, чтобы устранить последнюю оставшуюся преграду. В частности была предпринята отчаянная атака города, но тервинги всё равно сумели устоять. И Испор, понеся существенные потери в своей армии, наверное решил отложить этот штурм до более лучших времён, когда в Керчи уже точно исчерпаются все запасы пороха. Вот при таких обстоятельствах Испору пришлось отступить, и с изрядно поредевшими остатками армии он почему-то двинулся не в свою Плиску, а вместо этого в недавно отстроенный им на Дунае город Друстар.

И надо отметить, что Испор с Карлом очень даже вовремя успели буквально бежать из Крыма, ибо вслед за ними чуть ли не в погоню отправилась целая флотилия дракаров, спешно снаряжённых в Астрахани специально для этих целей. Кстати Карл с Испором, похоже, тогда разделили свои силы, и Карл направился в греческие Иваны скорее всего для пополнения изрядно поредевших запасов пороха и людских ресурсов, тогда как Испор нашёл укрытие за земляными валами и неприступными стенами Друстара. И эта флотилия из Восточного Рейха последовала естественно за Испором и тоже поднялась вверх по Дунаю, причалив к берегу в самой непосредственной близости от города. Строго говоря, гарнизон города тогда располагал некоторыми запасами пороха, и поэтому ситуация в общем-то не представляла для Испора серьёзной опасности.

Но варяги не стали атаковать сходу и вместо этого предложили Испору встретиться для переговоров. И Испор, решив наверное, что речь на переговорах пойдёт о каком-нибудь самом банальном откупе, легкомысленно согласился встретиться где-то в окрестностях на нейтральной территории. И как только он со своими многочисленными гвардейцами, вооружёнными к тому же пороховыми гранатами, все вместе вошли в комнату для переговоров, как тут же в эту самую комнату влетела целая связка пороховых гранат с подожжённым фитилём, а закрытая дверь этой комнаты одновременно с этим была надёжно заблокирована, чтобы никто не успел выбежать, пока не догорит фитиль. С учётом того, что в данной ситуации должны были сдетонировать ещё гранаты как гвардейцев, так и самого Испора, можно представить себе всю мощь последовавшего взрыва. Полагаю, что варяги, запершие дверь, тоже должны были так или иначе пострадать в этой невиданной доселе миру мясорубке. Ну, а самого Испора вместе с его ближайшим окружением естественно порвало этим взрывом буквально на самые мелкие части.

Между прочим взрыв повышенной мощности обычно образует по внешнему сходству так называемый гриб, состоящий из раскалённой плазмы, отчего нагретая «шляпка» гриба всплывает вверх в воздухе, а его «ножка» тем самым удлиняется. Строго говоря, это касается вообще любого взрыва, но чем мощнее туда был заложен заряд, тем заметнее становится гриб. Так вот, это было поистине невиданное зрелище по тем далёким временам, в чём кто-то из многочисленных очевидцев узрел в своём богатом воображении не что иное, как солнцеподобную душу Испора, возносящуюся к небесам.


Мощевик с лобной частью главы св.апостола Андрея Первозванного (Афон, Андреевский скит)
Мощевик с лобной частью главы
апостола Андрея Первозванного
(Афон, Андреевский скит).

Между прочим по моим приблизительным подсчётам Испору в этот момент времени как раз и должно было едва перевалить за тридцать лет – так называемый «возраст Христа». Но и это в принципе не всё, ибо мы только-что рассмотрели с Вами исторический прообраз евангельской сцены вознесения Христа на небо, где реальным толчком к этому мифическому вознесению на самом деле послужила связка гранат. Представьте себе, адепты Испора даже в этом заговоре нашли себе выгоды, и уважаемые в обществе люди принародно свидетельствовали потом и клялись при этом всеми святыми, что лично своими собственными глазами видели дескать, как Испор вознёсся на небо.

Но этим дело не закончилось, ибо по всей округе в окрестностях Друстара взрывом тогда были разбросаны в огромном количестве расчленённые фрагменты человеческих тел – как Испора, так и его свиты. Эти останки конечно же собрали и стали хранить в храмах, выдавая их в качестве мощей самого Иисуса Христа, хотя подавляющее большинство этих расчленённых мощей, понятно, принадлежало гвардейцам. Но как их можно было отличить от мощей Испора? Вот при таких обстоятельствах в христианстве и зародилась традиция хранить фрагменты человеческих тел в качестве святых мощей. Но только, если в данной ситуации всё вроде бы предельно ясно, то откуда впоследствии пополнялись эти анатомические коллекции мощами различных святых? Ведь для этого, задумайтесь только, и в самом деле требовалось расчленить чей-то труп.

В частности в Афоне в Пантелеймоновом монастыре хранится стопа апостола Андрея Первозванного, и там же в Андреевском ските выставлен на обозрение мощевик с лобной частью этого же самого апостола. И никто до сих пор не задумался, как же это надо было расчленить мёртвое тело, чтобы вычленить из него да что там ступню? А вот лобную часть черепа! Аж как-то не по себе становится, когда пытаешься себе вообразить всё это! Тем не менее в данном случае я способен оправдать древних «анатомов». Просто фальсифицированный канонический образ этого мнимого апостола, на самом деле, как оказалось, был некогда сформирован в основном на базе реальной биографии Испора. Или, говоря другими словами, Андрей Первозванный – это в действительности всего лишь некий мифический и конечно же вымышленный дубликат или фантом, если хотите, Испора. Как видите, тут даже имя святого столь цинично извращено и подменено более поздней эллинской фальшивкой. Впрочем, практически то же самое касается чуть ли не всех без исключения остальных христианских святых. Однако в данном случае конечно же никто не занимался как трепанацией черепа, так и ампутацией ступни – всё это было сделано одним лишь взрывом. И очень даже вероятно, что в Афоне ныне выставлены на всеобщее обозрение некоторые фрагменты тела самого Испора.

Ну, а египетская легенда об Осирисе с этих пор пополнилась образом злого бога Сета – якобы брата Осириса, который коварно заманил Осириса в смертельную ловушку, где он расчленил тело Осириса на части и разбросал их буквально чуть ли не по всей земле. Но Осирис всё равно не умер, а вместо этого в конце концов оказался живым на небесах, откуда он просто и поныне не желает возвращаться на грешную землю.

И можно нисколько не сомневаться, что Испор, ещё будучи живым и к тому же лично пребывая в Египте, просто не смог бы удержаться, чтобы тут же не заказать для себя строительство персональной пирамиды. Но только вот по уже известным нам причинам этой пирамиде суждено было остаться навсегда пустой. Я не берусь тут ничего безосновательно утверждать наверняка, но из всех имён фараонов, ради которых были воздвигнуты в Египте пирамиды, наиболее близким по звучанию к имени Христос является Хеопс. Правда Хеопс – это эллинизированная форма, тогда как по-коптски, как считается, это имя звучит уже как Хуфу, что ещё ближе по звучанию к имени Христос. Впрочем современная наука не располагает достоверными сведениями о фонетике древнеегипетского языка. И благодаря этому факту даже имя Хуфу может оказаться в действительности неверно озвученным. Впрочем то же самое касается и всех других имён, почерпнутых из иероглифических египетских источников.


Должен признаться напоследок, что из-за недостаточности сведений я к сожалению до сих пор так и не уловил чёткий хронологический момент, когда тело царя Слава было наконец перезахоронено Ингой из Иван в египетской в пирамиде, построенной специально для него. Увы не могу также уверенно назвать и эту пирамиду. Достоверно мне пока известно лишь то, что в конце концов это было наконец сделано, причём вовсе не обязательно ещё при жизни Испора. И с тех пор так называемый «гроб господень» пребывал именно там, а не на Ближнем Востоке, где его никогда не было и в помине.


Следующая биография

Оглавление